Алматы 12.02.2024 12849

Разрастание экономического кризиса в Китае

Неделю назад произошел кратковременный резкий рост котировок акций китайских компаний – лучший за несколько лет. Причиной такого всплеска стало то, что Бейджин выделил около 2 трлн юаней (278 млрд долларов) на покупку акций китайских компаний. Власти Китая также дополнительно вложили 300 млрд юаней в данный процесс. Вдобавок Бейджин резко ограничил вывод крупных капиталов своих граждан из страны. И самое главное - суверенный фонд Китая China Investment Corp заявил, что будет поддерживать китайский фондовый рынок посредством инвестиций в него. Напомним, что авуары китайского суверенного фонда составляют 1,24 трлн долларов.


Что подвигло суверенный фонд КНР на такие беспрецедентные меры? В начале текущего года китайский фондовый рынок показал рекордные темпы падения. Напомним, акции ведущих китайских компаний за 3 года, начиная с 2021 года, потеряли в цене около 7 трлн долларов, что является очень и очень тревожным звоночком. Не случайно глава КНР Си Цзиньпин запланировал встречу с государственными регуляторами китайского финансового рынка, чтобы заслушать отчет о ситуации в этой сфере. То, что сам товарищ Си озаботился ситуацией в финансовом секторе Китая, говорит о многом. В сентябре прошлого года я вслед за рядом экспертов писал, что в экономике Китая назревает жесткий экономический кризис, и, похоже, это предположение начинает «реализовываться». Главным фактором сегодняшних проблем на китайском фондовом рынке является падение рынка недвижимости, с которым тесно связан весь финансовый сектор Китая.

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ:

Начало глубокого спада китайской экономики?

В конце января суд Гонконга принял решение о ликвидации из-за банкротства крупной компании недвижимости China Evergrande Group. После этого инвесторы стали массово выходить из китайских активов. А на подходе еще вероятный такой же крах другого китайского крупного застройщика с проблемными долгами – Country Garden. Как известно, на сферу недвижимости приходится около 20% китайской экономики. Поэтому кризис в этой сфере плюс падение спроса населения, приведшего к устойчивой дефляции, скорее всего, «доконают» экономику Китая. Тренд на падение спроса начался в антиковидную эпоху, и он сохранился. Примечательно, что в конце минувшего года Си Цзиньпин отметил, что пока не произошло полного восстановления экономики Китая после завершения антиковидных ограничений. Тем более, что плохих долгов у Китая накопилось на 52 трлн долларов (общий долг с учетом обязательств государства, компаний и домашних хозяйств), что превышает ВВП страны почти в три раза.

В этой связи показательно, что за прошедший год произошел рекордный отток капиталов из Китая. Тем временем, когда фондовый рынок продолжал падать, китайские власти продолжали не признавать громадный масштаб проблемы, и закрывали комментарии под своими материалами в СМИ на эту тему. Дошло до того, что в начале этого месяца под статьей посольства США в КНР «о защите жирафов» появились десятки тысяч жалоб китайцев на проблемы с китайской экономикой, начиная с недавнего обвала фондового рынка Китая. Причем больше всего лайков китайские читатели поставили комментарию «Если критика запрещена, то похвала бессмысленна».

Иначе говоря, таким путем китайцы стали обходить ограничения на публичную критику политики властей. С другой стороны, эти комментарии могут показывать состояние общественного мнения в Китае о деятельности властей. Короче, с такими настроениями китайские власти «далеко не уедут». Так, официальное издание китайской компартии People's Daily в начале текущего месяца писало о повальном оптимизме среди китайцев, повышении «счастья и безопасности у людей» благодаря усилиям власти по увеличению «благосостояния народа». Эта статья вызвала бурю насмешек в китайских соцсетях. Одним словом, китайские власти продолжают жить в «Зазеркалье», предаваясь мечтаниям в стиле Обломова. Понятное дело, что так невозможно нормализовать ситуацию в экономике. Тем не менее, власти Китая публично не признают наличие проблем в экономике страны, а «критиканов» преследуют.

Более того, КПК решила «усилить экономическую пропаганду и более тщательно контролировать общественное мнение». Пример с репрессиями китайских властей против основателя Alibaba Group Джека Ма, когда тот публично раскритиковал устройство финансовой системы Китая, весьма показателен в данном случае. А в феврале прошлого года попал под пресс китайских силовых структур руководитель крупной финансовой компании China Renaissance Бао Фань, видимо, за «неблагонадежность». В общем, в 2023 году китайская силовая машина «замела» глав 11 крупных компаний. Своему народу Бейджин объясняет причины некоторых явных социально-экономических проблем тем, что, дескать, в этом виноваты банкиры. Обычная практика казарменных режимов – искать «крайнего» вместо беспристрастного освещения и решения проблемы.

Однако тоталитарные меры в духе «не пущать, разорю» будут только усугублять проблему. К примеру, дефляция ведь во многом обусловлена недоверием и настороженностью большинства китайцев к деятельности своих властей. В результате они стали копить деньги на «черный день», сократив свои траты. В конце предыдущего месяца Нобелевский лауреат, экономист Пол Кругман сделал вывод, что в Китае начинается эпоха «застоя и разочарования». Он считает, что суть проблемы в том, что китайская авторитарная власть «душит» частную инициативу, что, в конце концов, приведет к стагнации китайской экономики. Как известно, рыночная экономика не может полноценно развиваться без политических свобод, начиная со свободы слова и свободы выбора социально-политических ценностей и убеждений. Этот вывод полностью действует особенно в отношении науки. А сегодня наука – основа современной экономики.

Некоторые эксперты наивно полагают, что Китаю удастся избежать жесткого кризиса в экономике – в первую очередь за счет директивных мер по регулированию финансовой сферы. Да, Всемирный банк сообщает, что за последние 2 года инвестиции в китайскую промышленность увеличились на 16%. Вместе с тем аналитики Всемирного банка прогнозируют, что в этом и будущем году прирост ВВП Китая составит лишь 4,5% и 4,3%, соответственно. Рост китайского ВВП за 2023 год составил всего лишь 4,6%, что не есть хорошо, ибо для обеспечения дальнейшего развития китайской экономики нужен ежегодный прирост не меньше 6%. Тем не менее Народный банк Китая упрямо не снижает ставки среднесрочного кредитования, что, конечно, является антистимулом для деловой активности.

Да, Народный банк Китая объявил о снижении нормы по созданию резервов банков на 0,5% с 5 февраля, что повысит уровень ликвидности в банковской сфере. Впрочем, в ближайшие годы китайская экономика вряд ли «оживет», и сможет перейти к ежегодному росту ВВП как минимум в 6-7%, если только, вдруг, товарищ Си не начнет масштабную либерализацию в стране. Заместитель директора по исследованиям Китая в гонконгской компании Gavekal Dragonomics Кристофер Беддор заметил: «Снижение фондового рынка за последний год, очевидно, является приговором китайской экономике. Китайские фондовые рынки имеют тенденцию расти, когда номинальный экономический рост ускоряется, и как китайские, так и иностранные инвесторы пришли к выводу, что сейчас это вряд ли произойдет».

Допустим, власти Китая смогут заставить отечественных инвесторов вкладываться в свой фондовый рынок. Но как они могут это сделать с иностранными инвесторами? Учитывая, что китайская экономика является экспортоориентированной, то есть сильно зависимой от внешнего мирового рынка. На котором для Китая начинает складываться неблагоприятная ситуация – в том числе из-за различных ограничений со стороны Запада. В середине прошлой недели стало известно, что ключевой для экономических взаиморасчетов России с Китаем китайский банк Chouzhou Commercial Bank прекратил расчеты с российскими партнерами. По всей видимости, это решение продиктовано нежеланием китайского банка попасть под вторичные санкции Запада за сотрудничество с российским бизнесом.

Вообще по этой причине сейчас практически все китайские и турецкие банки отказываются от сотрудничества с российскими партнерами. В то время как именно через банк Chouzhou проводятся все основные операции импортеров из России. Теперь, получается, импорт из Китая в Россию находится под угрозой замораживания, по крайней мере, на некоторое время. По меньшей мере, в настоящее время на российском финансовом рынке обострился дефицит юаней – главной расчетной валюты международной торговли России. Таким образом, китайский экономический кризис в свою очередь несомненно сократит спрос китайцев на сырье из России и Центральной Азии с вытекающими последствиями для их экономик, особенно для российской, которая сегодня стала «сырьевым придатком» Китая.

Между тем в The Epoch Times известный китайский диссидент Юань Хунбин в начале января заявил, что «партийные принцы» (дети самых могущественных и влиятельных чиновников Компартии Китая, которые считаются основателями коммунистического Китая) решили свергнуть Си Цзиньпина из-за его провальной политики, приведшей к масштабным экономическим проблемам. «Принцы» намерены преобразовать КПК в Социал-демократическую партию Китая, внедрив в стране демократическую социалистическую парламентскую политическую систему, и начать сближение с США, Японией, Евросоюзом, Великобританией, Австралией и другими странами…

Фото из открытых источников


Талгат Мамырайымов