Алматы 31.01.2024 10208

Возврати мне, возврати!

В начале этой недели в Алматы состоялся «круглый стол», организованный Общественным фондом «Елге Қайтару». Тема мероприятия предсказуема – «Возврат активов: поиск практических решений, юридические аспекты, международное сотрудничество и мировой опыт». Дело нужное и важное, тем более, некоторые уполномоченные органы делают вид, что ничего не происходит. Но мы хотели бы обратить внимание немного на другие вещи, а именно – на реакцию общества.


Судя по речам большинства спикеров и интерпретации мероприятия нашими коллегами, по мировому опыту ничего особо нового сказано не было. Равно как и по международному сотрудничеству. К слову, хотели бы отметить, что, действительно, выглядит немного странно, что со стороны Комиссии по возврату государству незаконно приобретенных активов не привлекают того же Акежана Кажегельдина или Серика Медетбекова. Мы понимаем, что эти люди тоже могут преследовать свои цели, но какой-то вклад в общее дело они внести могли бы. Хотя бы на «теневом уровне». Впрочем, мы не знаем и не можем знать, что у них там в тени.

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ:

Я б в чиновники пошел…

Суд да дело

Парламентские, слушайте!

Но мы хотели бы сказать о другом. Итак, на «круглом столе» преобладали довольно предсказуемые тезисы о необходимости прозрачности механизмов возврата активов, скрытности работы профильного Комитета при Генеральной прокуратуре и, конечно же, вовлеченности общества в этот процесс. Однако, объективно говоря, в последние месяцы мы наблюдаем резкий спад интереса казахстанцев к теме возврата капиталов.

Мы уже как-то поднимали эту тему (еще на этапе принятия соответствующего законопроекта), а сейчас хотели бы повторить основную мысль. Народ Казахстана, как бы это пафосно и громко не звучало, де-юре и де-факто является главным потерпевшим в былых коррупционных действиях, которые на Западе принято называть клептократией. То есть, когда у страны и ее народа через коррупционные и иные незаконные схемы воруют деньги, то люди ограничиваются в ряде прав и свобод. Причем, не только политических. Скажем, если разворовали систему образования и медицину, то мы лишаемся в полной мере права в этих направлениях. Это касается и качества дорог, и зарплат бюджетников, и очередей в детские сады, и общежитий для студентов, и так далее.

Другими словами, без должным образом оформленного заявления потерпевших (обворованного народа Казахстана), не будет соответствующей реакции – в первую очередь, в зарубежных юрисдикциях. Особой прыти от наших госорганов по разным причинам (в том числе, вполне объективным) ждать не приходится, поэтому, скажем, тот же дом Шерлока Холмса, оказавшийся во владении «сами знаете кого», при случае может отойти акимату Лондона. Если мы не предъявим свои претензии.

Это, вроде бы, понятно, хотя особого рвения гражданского общества не наблюдается. Зато есть призывы к «эксплуатации эксплуататоров» (как говорил герой советского сериала «Рожденные революцией»). То есть, по сути, это лозунг «грабь награбленное», который в более приемлемой формуле звучит как «Забрать и поделить». Но, как вы понимаете (если понимаете), социальные и социалистические лозунги редко когда могут быть должным образом оформлены юридическим образом. Впрочем, про правовую часть вопроса мы поговорим как-нибудь в другой раз, а сегодня хотелось бы обратить внимание именно на так называемый общественный резонанс.

Он, если говорить о возврате капиталов, строится на трех основных принципах. Во-первых, как говорилось выше, наблюдается отсутствие должного резонанса. Создается впечатление, что казахстанцы полностью отстранились от этих дел, как будто это их не касается. Это не столько печальный, сколько тревожный момент, который может говорить о непонимании большинства прямой зависимости пресловутого возврата капиталов и социального благополучия граждан. Здесь напомним, что немалая часть коррупционных денег пошла на строительство школ, что является наглядным показателем практики этого самого возврата.

С другой стороны, наблюдаются настроения, которые в большей мере строятся на хайпе и громких именах. Безусловно, немалая часть из выведенных активов может числится за олигархами и клептократами так называемого «старого Казахстана». Но дело в том, что плебсу нужны громкие фамилии, которые еще до недавнего времени считались «неприкасаемыми» и тесно связанными с семьей первого президента. Так-то оно так, но, товарищи, а как быть со всеми другими? Получается, людям просто нужен хайп (от имени госорганов или некоторых СМИ, неважно), а не сам процесс и его суть? Это второе.

В-третьих, наблюдается то, что было в эпоху «красного террора». На упомянутом «круглом столе» независимый финансовый консультант Расул Рысмамбетов назвал это «войной всех против всех». То есть, здесь уже речь идет не о политике, которой руководствуются некоторые большие чиновники, в том числе, чтобы отчитаться перед президентом о проделанной работе в свете исполнения его поручений. Здесь уже попахивает социальным раздором, когда люд руководствуется не политическими и не правовыми аспектами, а тем, что он видит под понятием «социальная справедливость».

В этом плане мы согласны с тезисом бывшего депутата мажилиса парламента Канатом Нуровым, который на прошедшем мероприятии призвал «вернуться к нулевой точке». То есть, нам всем нужно выдохнуть, отбросить эмоции и отталкивать только от правовой стороны вопроса, а политический и экономический приложатся в любом случае. Он также отметил, что пресловутое гражданское общество тоже может быть тоталитарным в этом вопросе. Мы же добавим – не только тоталитарным, но и агрессивным. Примеры, наверное, каждый сам для себя приведет.

Еще раз подчеркнем, что главенствующую роль в процессе реализации правоприменительной практики закона о возврате государству незаконно приобретенных активов лежит на государственных же органах. Более того, раз уж они взяли на себя такую ответственность и де-факто монополизировать эти механизмы, то ответственность только возрастает. Но, сограждане, это ни в коей мере не говорит о том, что мы должны оставаться простыми наблюдателями за процессом, временами выкрикивая неодобрение или критику. Будем банальными, но критикуя, нужно что-то предлагать. А вот конкретных предложения на упомянутом «круглом столе» особо замечено не было, поэтому мероприятие было больше похоже на митинг с открытым микрофоном. К великому сожалению.

Вместе с тем, заметим, что это лучше, чем ничего. Ведь с момента принятия закона о возврате капиталов мы практически ничего не видели и не слышали со стороны гражданского общества. А если и было, то говорили все те же спикеры и те же СМИ. Но где же другие? Или они думают, что Комитет по возврату активов при Генпрокуратуре, аналогичная Комиссия при правительстве, Фонд «Елге Қайтару» и с полдюжины СМИ все сделают за них? Ребята, да это просто невозможно все с той же юридической стороны. Хотя бы потому, что казахстанцы не выписали всем им доверенность на представление их интересов в тех же зарубежных юрисдикциях. Поэтому возникает простой, но риторический вопрос – может быть, хватит быть просто бессимптомными наблюдателями за происходящим? И это, кстати, относится не только к процессу возврата активов, но и ко всему другому – выборам, свободе слова, общественному контролю и так далее.

Фото из открытых источников


Мурат Халилов