Алматы 30.01.2024 10789

Главы НКВД Казахстана: авантюристы и идейные садисты или рыцари плаща и кинжала

90 лет назад было учреждено печально известное НКВД СССР. Конечно, сам орган политического сыска в советской стране был создан почти сразу после Октябрьской революции - 20 декабря 1917 года и носил названия ВЧК-ОГПУ. Но именно 90 лет назад карательное ведомство получило именно это название. Сегодня мы расскажем о первых наркомах внутренних дел Казахстана, среди которых попадались воистину легендарные личности.


Собственно, республиканские наркоматы внутренних дел образовались сразу после окончания Гражданской войны. И их функции также менялись - когда-то они были чисто милицейские, а со временем и они стали заниматься политическим сыском. А политический сыск, как и политический террор будут неразрывно связаны с Казахстаном. О лагерях АЛЖИР, Карлаг, Степлаг знают многие. Равно как и о репрессиях против интеллигенции, голодоморе и депортациях народов. А о людях, которые стояли за всем этим и руководили непосредственно карательным ведомством известно гораздо меньше, а иногда и неизвестно вовсе.

Кто же был первым наркомом НКВД Казахстана?

Интереснейшая личность – современники его охарактеризовали как «неуживчивого карьериста». Речь идет о Мухамедхафи Мырзагалиеве. О его партийной карьере ходили легенды. В 1917 году он стал членом западного отделения партии «Алаш». Однако вскоре он примкнул к партии «Акжол». Официальная версия - непримиримые разногласия с руководством ЗО партии «Алаш» - братьями Досмухамедовыми.

Ряд историков и вовсе полагает, что в «Алаш» Мырзагалиев был заслан большевиками. А пользу этой версии говорит то, что в 1919 году алашординское правительство заключил его в тюрьму. Правда, ему удалось бежать и вступить в ряды красной армии, а впоследствии и в ряды партии большевиков.

Карьера Мырзагалиева с этого момента пошла круто в гору. Осенью 1920 года он стал первым наркомом внутренних дел новообразованной Киргизской АССР. На этой должности он проработал ровно год - на период его «наркомства» придется окончание Гражданской войны, голод и многочисленные крестьянские восстание против продразверстки. Далее он пошел вверх по партийной линии, и в разных должностях запомнился тем, что подсиживал своих товарищей по руководству крайкомом. В том числе его силами лишилась должности первая женщина-руководитель Казахстана Мария Костеловская. Как констатируют историки, Мурзагалиев отличался весьма склочным характером и умудрялся ссорится не только с «националистами», но и правоверными большевиками. Впрочем, он ему не помог. Большого террора ему не удалось пережить.

Близко к центру Алматы есть небольшая улочка, которая носит имя Абдрахмана Айтиева. Думаю, даже живущие на этой улице люди знают, что это за человек и уж тем более они не знают, что он был вторым наркомом внутренних дел Казахской АССР. Биография этого человека может стать основой приключенческого романа - участие в восстании 1916 года, служба в Красной армии в годы «гражданки» с легендарным Василием Ивановичем Чапаевым. Существует версия, что именно на руках Абдрахмана Айтиева погиб знаменитый командир дивизии Чапаев во время попытки переплыть Урал.

А в должности наркома Айтиеву пришлось продолжать дело Мырзагалиева - а именно подавлять крестьянские восстания, ликвидировать последствия продразверстки в виде голода. Правда ликвидировал он эти последствия своеобразно по-большевистски – а именно изъятием имущества церквей и мечетей.

Впрочем, принадлежит ему и ряд прогрессивных новшеств. Например, в брачном праве. В их числе законы, запрещающие многоженство, аменгерство, плату калыма. Кроме того, Абдрахману Айтиеву приписывают инициацию переноса еженедельного отдыха с воскресенья на пятницу.

Более того, за 70 лет до Нурсултана Назарбаева он лоббировал перенос столицы в Астану. Правда, с приходом Филиппа Голощекина в Казкрайком, его власть сошла на нет. С каждым годом он опускался все ниже по карьерной лестнице и, в конце концов, ушел на покой учителем фабричной школы. Когда в 1936 году за ним пришли, обнаружили глубоко больного человека. И конфисковав часть имущества, оставили умирать. И это едва ли не единственный случай, когда глава НКВД умер своей смертью.

Вообще с людьми, даже возглавлявшими ведомство происходили порой абсурдные вещи. Как это произошло с преемником Айтиева на посту главы НКВД Казахстана. Мукашем Орымбаевым. Он занимал эту должность всего год и ничем особенным на посту не запомнился. Но именно с ним случилась особая гримаса судьбы - когда с началом коллективизации, раскулачили его собственного отца. Можете представить - раскулачили отца наркома внутренних дел. Звучит как анекдот. Возможно, это и было бы анекдотом, если бы все это не закончилось большой трагедией. Кстати, на момент раскулачивания отца Орымбаев был наркомом финансов казахской АССР.

Не знаю это ли явилось причиной расстрела, или как сказано в официальной версии - чрезмерная жестокость при проведении коллективизации в 1938 году его расстреляли.

Схожие судьбы сложились и у его преемников – Закарии Мукеева, Сулеймана Ескараева, Касыма Авезова. Они тоже истово служили советской власти, но очередная кровавая чистка в рядах органов не оставляли им шанса. Мукеев погиб в лагере в Карелии в 1942 году, а Сулейман Ескараев как буржуазный националист и контрреволюционер в 1938 году.

Касыма Авезова не спасла даже жестокость при подавлении восстаний коллективизации. К слову, Авезов первый не казах в должности главы НКВД. Более того, в течение нескольких десятилетий карательные органы будут возглавлять неуроженцы Казахстана.

Лев Борисович Залин (а точнее Зельман Маркович Левин) стал главой республиканского НКВД, когда НКВД повысило статус до всесоюзного наркомата. Когда он только заступил на должность репрессии на некоторое время затихали.

Более того, Залин, пожалуй, первый нарком, который работал уже в гораздо более комфортных условиях. К тому моменту НКВД обзавелось целым городком. Построено здание НКВД, чекисты получили квартиры в новых домах, более того, в их распоряжении был стадион Динамо, школа для детей и даже дом культуры. Ныне здесь уйгурский театр музкомедии, здание сильно перестроено в нулевые годы. Кстати, именно в этом здании, прямо под носом у чекистов прошла премьера крамольного спектакля «Страх» Александра Афиногенова.

Главный герой в этой пьесе произносит обличительные реплики, о стране парализованной страхом. Это в то время!

Увы, слова были недалеки от истины. Вскоре страх действительно парализовал всю страну. Началась эпоха ночных арестов и черных воронков, когда люди вздрагивали от любого шороха по ночам. В Казахстане эта эпоха как раз связана с именем Залина и его преемника - Станислава Францевича Реденса.

При них большой террор достиг наивысшего размаха. В бытность их руководства НКВД расстрелы были поставлены на поток. Были уничтожены виднейшие представители казахской интеллигенции, видные партийные деятели, алашевцы, старые большевики, военные, квалифицированные специалисты. Не только Казахстан, но и все республики входящие в состав СССР остались в буквальном смысле без рук, без ног и, что самое страшное, без головы. И это - на минуточку накануне Второй Мировой войны.

А руководил этим процессом в Казахстане свояк самого Сталина. Речь о Станиславе Реденсе. Этот персонаж достоин отдельного рассказа. Мало того что он был свояком Сталина, ходили слухи что он является племянником самого Феликса Эдмундовича Дзержинского. Проверить это вряд ли кто-то решался, поэтому перед Реденсом открывались любые двери. Любопытно, что именно при Реденсе встретило смерть сразу несколько предшественников на этом посту. Правда по части интриг он сильно уступал своему непосредственному начальнику Лаврентию Павловичу Берии, который в конечном итоге его и устранил.

Но как устранил. Воспользовался его слабостью - об этом в воспоминаниях писал Никита Сергеевич Хрущев. Реденса заманили в кабак, напоили, потом вывели и бросили на улице в сточную канаву. Мимо ехала милиция и увидела, что Реденс валяется в таком виде, доложила по инстанции. И дело поехало! Поставили вопрос перед Сталиным, ну а дальше дело техники.

На суде ему вменяли избиение партийно-советских кадров, массовые необоснованные аресты советских граждан, многие из которых были расстреляны. То есть в буквальном смысле слова - уволили из гестапо за жестокость. В 1940 году его расстреляли.

Преемники Реденса на посту наркомов НКВД Казахстана не были столь колоритными фигурами. Они просто делали свою работу, обусловленную политической ситуацией того времени. Семен Бурдаков, Николай Богданов и Алексей Бабкин (он занимал этот пост дважды) работали уже в период Второй Мировой войны. На этот период приходятся и массовая эвакуация в Казахстан и депортация народов. Да и само НКВД опять реорганизуется. Оно разделяется - на непосредственно НКВД, за которым остаются милицейские функции и ГУЛАГ, а политический сыск переходит другому наркомату НКГБ - наркомату государственной безопасности.

После окончания войны в 1946 году наркоматы переименуются в министерства.

Но прежде чем это произойдет, на посту главы НКГБ Казахстана окажется весьма одиозный персонаж - Сергей Иванович Огольцов. На минуточку, доверенное лицо Лаврентия Павловича Берии. Огольцов в частности занимался расселением депортированных народов в Казахстане. Напомним, в 1943–44 годах несправедливо обвиненные в коллаборационизме народы вывезли в казахские степи и выгрузили, по сути, в чистом поле. Чеченцы, ингуши, карачаевцы, балкарцы, турки-месхетинцы, поляки и народы Прибалтики (к слову, последних начали переселять до Великой Отечественной войны).

Но самые главные деяния Огольцова будут после его работы в Казахстане. Например, он будет лично руководить убийством известного актера и режиссера, худрука ГОСЕТа Соломона Михоэлса. Будет лично разрабатывать печально известное дело врачей и лично пытать опального министра госбезопасности Виктора Абакумова. За считанные дни здорового мужика превратят в обездвиженного инвалида. Любопытно, но при таком послужном списке ему удастся избежать наказания. Его лишь ненадолго арестуют по подозрению в убийстве Михоэлса, а потом освободят. Во время прохождения проверки партийного контроля Огольцов во многом сознается, в том числе и в пытках и скажет, что все это ему велели делать товарищ Берия и товарищ Сталин. Звания генерала его лишат, но уголовной ответственности он избежит. А умрет он своей смертью в 1976 году. Кстати, это пример довольно счастливой судьбы руководителя советского карательного органа. Девять из 13 наркомов были репрессированы, 6 из них реабилитировали в годы оттепели: Ескараева, Орымбаева, Мырзагалиева, Мукеева и Авезова. А вот с Реденсом и Залиным случилась незадача. Сначала ходатайство на реабилитацию Реденса подала вдова, Анна Сергеевна Алилуева, но ей отказали. Затем на реабилитации все же настоял Никита Сергеевич Хрущев, а в годы перестройки, когда стали известны подробности его «подвигов» реабилитацию признали незаконной. Похожая история произошла и с реабилитацией Льва Залина - правда, случилось это гораздо позже. Реабилитировали его в 2012, но не прошло и года, как это решение отменили.

В 1946 году, как мы уже сказали, наркоматы стали министерствами и началась новая глава в истории советских спецслужб. Но это уже новая глава в истории. О которой требуется отдельный рассказ…

Фото из открытых источников


Константин Козлов