Алматы 28.09.2023 9435

Мурашки по коже. Почему зритель не боится казахстанских «ужастиков»

Пожалуй, все жанры в нашем кинематографе за последние 15 лет нашли своего зрителя. Комедийный жанр предлагает продукцию в крайнем избытке, есть любители криминального стиля – по большей части они переместились на веб-проекты. Есть свой зритель и у артхаусных драм и даже слезливых мелодрам. Но вот какой жанр можно назвать невезучим в Казахстане – это хоррор, или в простонародье «ужастик».


Надо сказать, что за последнее время продукции в этом жанре тоже поприбавилось. Так, среди последних премьер – фильм «Взаперти» по роману казахстанского писателя Александра Мендыбаева «Квартиранты». И среди всех остальных проектов в жанре ужастика он дает пусть хрупкую надежду на то, что у этого жанра в Казахстане все-таки есть будущее.

Это фильм о двух случайных знакомых – Кеме и Максе, которые случайно встретившись на одном из застолий оказываются запертыми в квартире навсегда. Они ищут выход, но его нет, окна и двери ведут в новые лабиринты комнат, а вокруг – лишь замкнутое пространство. Герои видят жутких призраков детей, лишь со временем понимая, что эти сущности - такие же жертвы обстоятельств, как и они. Разгадывая тайны прошлого, Макс и Кема пытаются помочь пленникам, чтобы спастись самим. Фильм снят в нарочито космополитической стилистике – даже актеры, исполняющие главную роль – в основном представители славянских и европейских национальностей. Это у одной части зрителей вызвало недоумение, а другие напротив – похвалили режиссера за смелость. К слову, режиссером проекта выступил популярный казахстанский клипмейкер и создатель антикоррупционного мини-сериала «ГОК» Олжас Баялбаев. Да и о самом сюжете мнения зрителей диаметрально противоположные. Что тоже, однако, стоит считать успехом. Ведь стоит вспомнить, как принимали фильмы в этом жанре раньше.

Как ни странно, это покажется сегодня, но старт в этом жанре для казахстанского кинематографа оказался неплохим. Это был фильм «Заблудившийся» Акана Сатаева. Он во многом держался на харизме и таланте исполнителя главной роли Андрея Мерзликина. Не подкачали и Тунгышбай аль-Тарази и Айганым Садыкова – им в полной мере удалось воплотить образы потусторонних демонических сущностей. Но эта удача стала скорее исключением. Тем более, что и сам фильм не был хоррором в чистом виде. Скорее это была грань хоррора и психологического триллера. Тем не менее, это тоже задача не из легких и Акан Сатаев с ней справился. К жанру триллера он впоследствии еще попытается вернутся с фильмом «Она», но этот опыт будет явно неудачным.

Своеобразный бум жанра хоррор поднимется в Казахстане примерно в середине 2010-х, когда были сняты несколько проектов, которые и по сей день помнятся зрителями. Хотя успешными их не назовешь. История, названная именем уже подзабытого ныне мессенджера снята режиссером Еркином Ракишевым. Режиссер-документалист националистического толка неожиданно решил попробовать себя в совершенно ином для себя жанре, сняв фильм «М-Агент». В этом ужастике он рассказал о призраке, живущем в одноименном с фильмом мессенджере. На поверку призрак принадлежал убитой женщине, которая с помощью мессенджера заманивала в смертельные сети виновников аварии, в которой она погибла. Для ужастика картина была очень уж бытовой и на грамм саспенса приходилось полкило «страстей-мордастей», характерных скорее для мелодраматических сериалов на казахстанском ТВ. В результате получился классический трэш.

В центре фильма «Фуга: дорога в никуда» главная героиня страдает редким диссоциативным психическим расстройством, характеризующимся внезапным, но целенаправленным переездом в незнакомое место. Оказавшись на новом месте, она забывает о себе практически все. Героиня прячется, как ей поначалу кажется, одна в лесу. Атмосферно этот фильм все же продвинулся вперед, но зрители посчитали эту картину каким-то беспорядочным потоком кадров, который неплохой замысел превратил в полную околесицу. Хотя в нем снялись уже популярные тогда Асель Садвакасова и Рано Умарова.

В 2018 году вышла целая череда ужастиков разной степени качества. Так, например, фильм «Каракоз» – попытка создать картину на основе и народного фольклора, и городских страшилок. «Страшные истории для рассказа на ночь у костра», решили обыграть такие персонажи, как Жалмауз Кемпир, призрак с Капчагайской трассы и Алма-арасанская дева. В этом фильме предпринята максимальная попытка уйти от «дешевизны» и «самопала», которым нередко грешили режиссеры, взявшиеся за этот жанр. На главные роли были приглашены популярные актеры Бибигуль Суюншалина, Райхан Айткожанова, Дарья Александрова, Роман Жуков и даже в качестве завлекающей зрителя селебрити – певец Али Окапов. Результат весьма скромный. Зритель попытку не оценил и фильм провалился в прокате.

Фильм «Во мраке» – это попытка явить зрителю историю о «проклятом месте», находящемся в наших горах. И этот проект больше запомнился зрителю не столько непосредственно «страшилками», сколько сюжетными нелепостями. Например, когда героев, еще даже не прибывших к «проклятому месту», некие демонические силы начинают преследовать уже в городе.

Аналогично и с фильмом «Караман», когда хоррор снова решено было построить на этнической теме. По сюжету, Арман вместе со своей группой «черных археологов» узнаёт о золотой статуе «Караман», которая была утеряна в горах несколько веков тому назад. К их команде присоединяется Ахмет, местный егерь, который становится для них проводником. Преодолевая сложнейший путь с множеством различных препятствий, которые им уготовила природа, они даже не подозревают, что сложности только начинаются.

Обе попытки не принесли успеха создателям. Зритель лишь поморщился.

А вот попытку сыграть на поле домашнего «ужастика» предприняли режиссеры Нурлан Батыров и Нияз Абдигапар. Это напротив, сугубо городская история. И ее завязка более чем типичная. Фильм об обычной семье, которая недавно переехала в большой загородный дом. Карина, ее супруг Ренат и младшая сестренка Карины — Алиса. Семейная идиллия нарушается в тот момент, когда девушка начинает осознавать, что в доме живет кто-то еще… Фильм отличился довольно качественным саспенсом – нагнетанием страха на зрителя, но разрешился крайне неубедительным финалом. Крайне неудачная развязка свела все начинания на нет. Отсутствие хорошего сценария помножила на ноль даже относительно неплохие режиссерские ходы.

Получится ли развить этот жанр? Кинокритики считают, что пока режиссеры руководствуются исключительно западными референсами, шансы на то минимальны.

– У нас не умеют работать с этим жанром, поскольку он довольно крепко связан с социально-экономическими подоплеками и нюансами, а у нас про это многие просто не знают, – считает кинокритик Карим Кадырбаев. Страна и мир сейчас переживает не самый простой период, поэтому публика предпочитает смотреть комедии. В общем, срабатывает довольно банальное объяснение наших соотечественников: «Моя жизнь похлеще любого ужастика. Зачем мне его еще в кино смотреть?».

Кинокритик, член Конфедерации Союзов кинематографистов стран СНГ и Балтии Андрей Черненко видит и другие причины.

– В Казахстане есть мистические места, но к этой тематике надо правильно подойти. Изучить тему, а самое главное быть оригинальным. Невозможно все повторять за Западом и надеяться, что ты напугаешь публику. Пока они пугают сами себя. При том, что я не являюсь любителем этого жанра, надо признать, что на западе этот жанр целостный, имеющий свои законы. Мы же пока кроме желания снять «как у них» ничего предъявить на этом поприще не можем. О чем можно говорить, если у нас до сих пор нет нормальных сценариев и сценаристов. У нас, наверное, процента три из всех вышедших в недавнее время фильмов имеют хороший сценарий. Потом, большинство режиссеров совершенно не умеет работать с актерами. И именно в «страшном жанре» это видно чаще всего. В комедиях отсутствие работы с актерами можно списать на стеб, гротеск, кривляния. В «ужастиках» на это не спишешь. А чтобы напугать нужна игра высшего класса.

Поэтому «страшному жанру» в Казахстане ничего другого не остается, как идти методом проб и ошибок.

Фото: Константин Козлов


Константин Козлов