Интервью

Д. Кыдырбекулы: «Главная задача стран Центральной Азии – это прежде всего полная экономическая самодостаточность, чтобы не зависеть от других более сильных государств»

Талгат Мамырайымов

27.02.2023

Война в Украине, конфликт России с Западом, неровные отношения Китая с США вызывают озабоченность у всего мира. Центральная Азия не является исключением – нас так же сильно беспокоит, как все наши страны смогут справиться с современными экстраординарными геополитическими вызовами. В поисках ответа на эти вопросы мы обратились к известному казахскому аналитику, доктору политических наук, профессору Международного университета информационных технологий Дулатбеку Кыдырбекулы.

- На Ваш взгляд, Россия продолжает быть гегемоном в Центральной Азии, или её влияние уже значительно снижается?

- Как известно, после 1991 года бывшие республики СССР, кроме стран Балтии, установили дипломатические отношения с Российской Федерацией. Во времена СССР так сложилось, что основное производство базировалось на территории России. Это ставило в зависимость от Москвы все остальные республики. И после распада СССР эти связи продолжали сохраняться, хотя вышли уже на другой, межгосударственный уровень. Но сущность сохранилась.

Взять, к примеру, Казахстан, откуда в Россию поставлялось сырье. Ведь в нашей республике была в основном добывающая промышленость. В России сырье обрабатывалось, и производились конечные продукты, которые поставлялись в Казахстан уже по ценам выше. И этот механизм сохранился и после распада СССР. И вот, таким образом, независимый Казахстан оказался в экономической зависимости от России. Также и с другими республиками.

Членство в ЕАЭС еще более сделало зависимыми Казахстан и Кыргызстан от России. Также и Таджикистан. Из стран Центральной Азии Узбекистан меньше всего зависим от России. Вторжение российской армии на территорию Украины 24 февраля 2022 года усложнило геополитическую ситуацию в мире. Появилось множество противоречивых явлений и процессов.

С одной стороны, большинство стран мира объявило экономические санкции против России. Торговые отношения приостановлены, границы закрыты. Российские товары не принимаются. Свыше тысячи иностранных компании покинули и продолжают покидать российскую территорию. Российские банки отключены от мировой финансовой системы. Экономика России медленно ослабевает, что логически и объективно ведет к снижению российского доминирования на постсоветском пространстве.

С другой стороны, в такой ситуации Россия пытается выжить. Причем выжить, используя рычаги экономического и политического давления на страны Центральной Азии. Формально Россия рассматривает их как нейтральные транзитные страны для импорта товаров из дальнего зарубежья. Де-факто, Россия пытается использовать эти страны для обхода санкций. В этих условиях Россия, безусловно, сохраняет свой диктат над Центральной Азией. Голосования в стенах ООН относительно принятия политических резолюций против России показывают, что страны Центральной Азии воздерживаются. И это ясно отражает зависимость центральноазиатского региона от России.

- Дулатбек Балгабекович, говорят, что центральноазиатский регион сейчас является поставщиком различных ресурсов в виде своеобразной «дани» для России. Вы согласны с этим мнением?

- Выше я отчасти ответил на этот вопрос. Россия, как в болоте, завязла в войне против Украины. И Европа полностью остановила импорт российского газа через северный трубопровод. Россия начала терпеть убытки. И для того, чтобы решить свою газовую проблему, в декабре 2022 года Москва предложила создать «газовый союз» трех стран – России, Казахстана и Узбекистана. У двух последних это предложение не вызвало никаких эмоций или восторга. Интерес к этому не был проявлен, поскольку здесь угадывается очередная попытка Москвы удержать свое влияние в регионе Центральной Азии, как в своей бывшей вотчине. Однако в январе 2023 года Узбекистан и Казахстан все же пришли к соглашению с Россией о газовом союзе. Эти две страны согласились лишь на своих условиях, исходя из национальных интересов и безопасности. Россия со своей стороны обязалась использовать территории этих стран в качестве транзита газа в Южную Азию.

Возвращаясь к вопросу о «дани» для России, страны Центральной Азии изначально вели торговлю, поставляя россиянам продукты сельского хозяйства и сырье. Также тысячи мигрантов продолжают работать в России, несмотря на сокращение рабочих мест вследствие банкротства, вызванные экономическими санкциями. Под «данью» также можно подразумевать и экспорт в Россию стратегического сырья и электронной продукции контрабандным путем в обход санкций. В свою очередь страны Центральной Азии в этом случае рискуют попасть под вторичные санкции мирового сообщества, что весьма невыгодно им.

- Как думаете, Китай сможет стать единоличным гегемоном Центральной Азии, вытеснив Россию из всех её прежних позиций доминирования в нашем регионе?

- Постепенное ослабление России в результате войны против Украины и введенных против нее санкций дает возможность Китаю увеличить свои позиции в регионе Центральной Азии. Проект возрождения Великого Шелкового Пути под названием «Один пояс, один путь» несет Китаю практические выгоды, поскольку товары на Ближний Восток и Европу становится быстрее доставить сухопутным путем - сквозь евразийский континент, чем в обход морями. И страны Центральной Азии становятся хребтом в этой новой геоэкономической ситуации. Ведь исторически, с древности до 17 века, Центральная Азия играла ключевую роль в существовании и развитии Великого Шелкового Пути.

В целом, в мировой политике геополитические интересы в 21 веке уступают позиции геоэкономическим. И Китай стремится играть в этом первую роль. Известно, что за политикой всегда скрываются экономические интересы и выгоды. Пекин открыто хочет называть всё своими именами – экономику экономикой, а политику политикой. Москва больше занимается политикой, и не хочет озвучивать свои экономические интересы. Что касается Вашингтона, то Белый Дом занимает позицию пятьдесят на пятьдесят.

Исходя из этого, позиции Китая в Центральной Азии усиливаются в плане экономических интересов, на поддержание которых направлены определенные политические шаги – мир, стабильность и безопасность. После неудачной попытки военным путем подчинить себе Вьетнам в феврале-марте 1979 года, Китай завоевывает свои позиции в мире посредством торговли и инвестиций. Поэтому в экономическом плане Китай значительно потеснит Россию в регионе Центральной Азии, но при этом полным гегемоном не станет. С этим не согласятся ни Россия, ни страны Запада, ни исламский мир.

- Дулатбек Балгабекович, можно ли ожидать усиления влияния Запада на наш регион, роста популярности во всех центральноазиатских странах западных политических ценностей?

- В продолжение ответа на предыдущий вопрос, скажу, что США и европейские страны регион Центральной Азии рассматривают как геостратегическое соприкосновение с Россией и Китаем. Как бы Москва и Пекин ни старались не допустить Вашингтон и его союзников в Центральную Азию, интегрированность региона в мировую экономику делает его открытым всему миру. В этом регионе балансируются интересы всех держав.

Западные страны во главе с США первыми признали независимость стран Центральной Азии после распада СССР. Являясь ведущими державами в мировой политике, а главное, обладая передовыми технологиями и финансовыми средствами, эти страны вложили огромные инвестиции во многие постсоветские страны. В то же время Запад, развивая отношения со странами центральноазиатского региона, на протяжении 30 лет независимого развития требовал проведения политических реформ, демократизации и соблюдения прав человека. Центральноазиатские государства изначально сами проявили приоритетный интерес к западному миру, приложив усилия на развитие отношений с США и европейскими странами, нежели с азиатскими.

В принятии западных политических ценностей страны региона различаются по степени свободы общества. Наиболее демократическим считается Кыргызстан, а наименее – Туркменистан. Казахстан более продвинут в социально-экономическом развитии, а поэтому западные политические ценности здесь больше приживаются, чем в других странах региона. Тем не менее, центральноазиатские страны без исключения объединяет неприемлемость чрезмерных свобод действий, которые противоречат менталитету и несовместимые с образом жизни народов региона. Это путь в современность, но с учетом своих национальных особенностей и исторических специфик.

28 февраля 2023 года Казахстан с официальным визитом посетит госсекретарь США Энтони Блинкен. Это первый визит госсекретаря администрации Байдена в регион Центральной Азии. Помимо обсуждения двусторонних казахстанско-американских отношений, в Астане планируется также встреча с министрами иностранных дел стран Центральной Азии в рамках 5+1 касательно регионального сотрудничества. После намечается визит Блинкена в Ташкент и Нью-Дели. Эта насыщенная поездка, думаю, укрепит отношения США с Центральной Азией в целом.

В октябре прошлого 2022 года в Астане была встреча лидеров стран региона с председателем Европейского совета Шарлем Мишелем также в рамках 5+1. Евросоюз этим выразил свою поддержку странам региона в сегодняшней непростой геополитической ситуации в мире. Визит Блинкена также подтверждает прежний интерес США к Центральной Азии.

- По Вашему мнению, после поражения России в Украине какую конфигурацию может принять геополитическая ситуация в Центральной Азии и прилегающих районах?

- Россия даже после поражения не желает терять свои позиции в Центральной Азии. Ведь у России было множество механизмов давления. Это русский язык, русскоязычное население, пророссийское лобби и т.п., не говоря уже об экономической зависимости. Поскольку вследствие санкций российская экономика медленно ослабевает, то, соответственно, рычаги давления также будут ослабевать. И этот вакуум заполняется другими геополитическими игроками. Если раньше, с 1990-х годов, здесь были наиболее активны США и европейские страны, то с 2010 годов Россия также увеличила свою активность. Китай тоже не дремал. Активизировались такие новые геополитические субъекты как Турция и Индия.

В силу внутренних факторов страны Центральной Азии почувствуют большую свободу действий, нежели как это было до этого. Уменьшение позиций прежних геополитических игроков и появление новых акторов на международной арене связано с тем, что формируется многополярный мир. Страны центральноазиатского региона, объединив свои усилия, постараются войти в этот многополярный мир без «опеки» со стороны какой-либо державы.

Предыстория многополярного мира такова. В августе 2008 года произошла российско-грузинская война. Тогда западные страны сумели остановить Россию, несмотря на то, что российские войска надолго заняли Южную Осетию и Абхазию. Но после этого наступил политический вакуум в мире. США уже не в состоянии были удержать созданный ими однополярный мир. Китай еще не готов был стать новым гегемоном.

Глобализация, которая больше была вестернизацией, столкнулась с вызовом – сопротивлением со стороны стран третьего мира. И после 2008 года резко активизировалась великая двадцатка (G-20), созданная в конце 1990-х годов как ответ на финансовый кризис в Азии. Страны великой семерки (G-7) пошли навстречу другим успешным экономикам стран третьего мира.

Глобализация усиливалась благодаря быстрому развитию информационных технологий. И не только развитые страны, но и развивающиеся страны активно внедряют цифровые технологии во все сферы жизни. Каждое государство в своих интересах использует цифровизацию. При этом центрально-азиатские государства находятся в постоянном фокусе мировых событий и процессов. Таким образом, Центральная Азия как зона соединения интересов разных геополитических сил, зеркально отражает многополярный мир.

- Дулатбек Балгабекович, каким образом страны нашего региона могут справиться с непростыми вызовами описанного Вами будущего?

- Страны Центральной Азии ведут многовекторную внешнюю политику, направленную на балансированные отношения со всеми странами мира. На протяжении 30 лет независимости каждое из этих государств врозь вело политику, поскольку они были заняты преимущественно каждый своим внутренним обустройством и национальным строительством. Но в то же время за эти три десятилетия стоял и стоит вопрос об интеграции стран Центральной Азии в единый регион с экономическими и политическими параметрами. И это время пришло.

Итак, тридцать лет разбрасывали камни, находясь в поисках внутренней истины и определенности. И теперь время собирать эти камни, строя новый общий дом. В историческом прошлом это был Туркестан. В 21 веке – это Центральная Азия. За эти тридцать лет постсоветского развития были неоднократные попытки создания интеграционных союзов, которые не увенчались успехом.

Осознание общности интересов стран Центральной Азии пришло в 2022 году. В частности, общие стратегии стран региона были подтверждены в середине октября 2022 года в Астане в ходе встреч глав государств региона с лидерами крупных держав – России, Китая, Турции, Ирана в рамках саммита СВМДА, а до этого в Самарканде в рамках ШОС.

В Астане в это же время также прошли встречи в рамках 5+1 (страны Центральной Азии и Россия). Россия здесь рассматривалась как один из внешних партнеров, наряду с ЕС, США и КНР. И осознание общности интересов дает возможность вести совместную политику, направленную на региональную интеграцию без России или Китая.

Тогда же, в октябре 2022 года, президент Таджикистана Имомали Рахмон прямо российскому президенту Владимиру Путину сказал, до каких пор Россия будет свысока смотреть на Центральную Азию. Это говорит о том, что пришло осознание требовать от сильных и влиятельных стран равного отношения к себе. Бывший президент Казахстана Нурсултан Назарбаев еще в 1994 году, говоря про евразийство, подчеркивал равность отношений между государствами. И нынешняя геополитическая ситуация дает шанс полностью защитить как свои национальные, так и общие региональные интересы.

Отношения с Китаем, также исходя из интересов стран, дают выигрыш от проекта нового Шелкового пути. Страны Центральной Азии в будущем, полагаю, начнут региональную интеграцию с решения общей проблемы для всех – рациональное распределение водных ресурсов. Ведь Евросоюз начинался как Европейское объединение угля и стали. АСЕАН (Ассоциация государств Юго-Восточной Азии) поначалу был созван как сплочение стран региона, основанное на недоверии к ведущим странам мира, и сейчас эта организация признана в мире вполне успешной. Таким образом, главная задача стран региона Центральной Азии – это прежде всего полная экономическая самодостаточность, чтобы не зависеть от других более сильных государств.

Дулатбек Балгабекович, рахмет за интересное интервью!

Фото из открытых источников


Талгат Мамырайымов

Публикации автора

Новый мировой порядок или чрезмерные амбиции?

Индия — новая «фабрика мира»?

Третья мировая война на пороге?

Астана — Сеул: ресурсы в обмен на технологии

Мирзиёев закручивает гайки: эхо Каракалпакстана

От культа личности к культу смерти — общество современной РФ

Топ-тема

Другие темы

ОБЩЕСТВО | 12.07.2024

Ценности за гранью: чего добиваются представители ЛГБТ-сообщества

АНАЛИТИКА | 12.07.2024

В этот день. Юлий Цезарь и другие именинники

СПОРТ | 11.07.2024

Парадоксы гимнастики в РК: чем хуже условия, тем лучше результат

ПОЛИТИКА | 11.07.2024

Не сезон: чем занимаются политические партии Казахстана?

АНАЛИТИКА | 11.07.2024

Осторожно, дезинформация!

КУЛЬТУРА | 10.07.2024

Время взрослеть: артистов призвали к ответственности