Алматы

01.03.2021

Сможет ли реформироваться партия власти?


Сегодня, в первый день весны, самой большой партии в стране исполняется 22 года. В преддверии этого события зампред Nur Otan Бауыржан Байбек со своей странички в Facebook (https://www.facebook.com/baibekbk/posts/275043307316441) рассказал немного о планах партии на планы народа на «межэлекторальный период». Учитывая видимое обновление парламентской фракции, можно предположить, что что-то действительно изменится. Но получится ли на этот раз? А если получится, то совпадут ли планы партии власти с планами народа?

 

Что сказал Байбек?

Рассмотрим вкратце основные тезисы. В первых строках Бауыржан Байбек порадовался, что накануне дня рождения в Nur Otan вступили более тысячи человек. Неплохо, вроде бы, хотя точно не известно, что могло двигать нашими соотечественниками, учитывая всеобщую аполитичность, разочарование в выборах, не говоря уже об отношении электората к самим властям и их партийному образованию. Но проверять, конечно, никто не будет.

Потом идут ссылки на лидера партии Нурсултана Назарбаева. В частности, о его поручении «в предстоящий межэлекторальный период полностью перестроить работу Nur Otan, обеспечить системный контроль за реализацией наших предвыборных обещаний». Про «межэлекторальный» он зря сказал, так как создается ощущение, что для партии важным становится не народ, как таковой, а избирательные функции. Это как-то по Фрейду получилось. Но это тоже не так важно, хотя, как говорится, «осадок остался».

Большего внимания заслуживают угрозы «продолжить работу над улучшением качественного состава партийцев согласно требованиям Устава» и «расширения института сторонников партии». Оказывается, Нурсултан Абишевич, если верить сыну его одноклассника (а не верить не можем), поручил усилить работу партийной фракции, для чего «будет внедрен общественный рейтинг наших (точнее, их. – Авт.) депутатов», а также «будет системно переформатирована деятельность общественных советов партии с привлечением в их работу почти 2 тысяч резервистов из партийных списков, экспертов и НПО».

Кроме этого, будет что-то внедрено для мониторинга реализации «дорожных карт» в рамках предвыборных программ по каждому региону, городу и району, 234 общественные приемные по всей стране должны перейти в проактивный формат взаимодействия, в том числе в соцсетях. Кстати, республиканскую общественную приемную теперь будет возглавлять Алия Садырбаева, чей переход под флаги Nur Otan, мягко говоря, удивил определенную часть электората.

 

Партия реальных…

Было чем Бауыржану Байбеку и похвастаться. По его словам, «за последний год поступило более 393 тысяч обращений, что в 2 раза больше по сравнению с 2019 годом. За 5 лет в партию обратилось 1,2 млн человек, в том числе более 423 тысяч – в онлайн-формате. Из них 92% решены положительно, оказана бесплатная консультативная, правовая и иная помощь». Впечатляющие цифры, но что за ними стоит, тоже большой вопрос. Впрочем, надо отдать должное, что в общественных приемных нередко решаются вопросы, которые во всех или почти всех государственных инстанциях, так сказать, не находят понимания.

Но о чем говорят эти цифры в реальности? О том, что в стране накопился огромный пласт проблем, и то, что обнажилось через обращения в Nur Otan – это лишь верхушка айсберга. С другой стороны, нужно вспомнить, что большинство этих проблем созданы именно «благодаря» действующей власти, которую эта партия и представляет практически на всех уровнях. Да и по статистике значительная часть пойманных за руку и отведенных в тюрьму коррупционеров тоже являются членами правящей партии.

То есть получается, Nur Otan разгребает проблемы, созданные им самим. И с этой точки зрения слова господина Байбека: «Мы обеспечим системный контроль за реализацией на всех уровнях наших предвыборных обещаний. Преодолев испытания, победим вместе!» выглядят уже, как некий троллинг, но только не очень понятно – общества или самих себя. Впрочем, все это, как говорится, на поверхности и уже не раз отмечалось в самом обществе. Но стоит заглянуть немного глубже в тему, не загружаясь стереотипами (как негативными, так и позитивными).

 

Фикции фракции

Чтобы понять, что вообще происходит, нужно отталкиваться от основных функций партии власти на современном этапе. Подчеркнем – именно партии власти, а не правящей партии. Это, казалось бы, идентичные понятия, но первое является показателем априори сложившейся обстановки, а второе – это то, к чему все идет. После бурных конституционных реформ 2016-2019 годов (перераспределение полномочий) и последовавших за ними «изменений и дополнений», внедренных при президенте Токаеве, в стране возросла роль парламента. В нем, в свою очередь, ведущую роль будет играть правящая фракция, имеющая практически монополию на назначение (согласование) членов правительства, включая его главу.

Кстати, закон о парламентской оппозиции, которым так гордится нынешний президент и который представляется перед западными наблюдателями, как великое достижение демократии, на самом деле является лишь подтверждением монополии Nur Otan, подчеркиванием его значимости и определение места той самой «оппозиции» – мол, получите то, что вам причитается в виде пары возможностей определить тематику парламентского часа, одного-двух кресел в комитетах и еще чего-то там и больше не спрашивайте.

Итак, пресловутое «перераспределение полномочий» должно было не только создать видимость реформирования вертикали власти в стране, но лишить кланы возможности узурпировать эту самую власть в полной мере. Да, все это не является особо большой преградой для нового автократического правителя в Казахстане, но какие-то взаимные гарантии все же соблюдаться будут – одной группировке дать определенные политические полномочия, другой – другие, а АП пусть контролирует акиматы.

Но основной целью всего этого, естественно, является обеспечение транзитного периода, который сейчас вступает в новую фазу. Фактическое и юридическое снижение роли второго президента (по сравнению с первым) по закону сохранения политической энергии добавляет властных полномочий премьер-министру и выбравшему его парламенту (читай, фракции большинства). Параллельно возрастают полномочия акимов и маслихатов при них, которым ЦИК тоже приписал большую часть мандатов. Если коротко, то в Казахстане может быть внедрена китайская модель управления, при которой в парламенте собрано с десяток партий, но главенствующая и определяющая роль все же остается за КПК.

 

Как будет

А теперь перейдем к реальности. Наверное, не стоит лишний раз напоминать, что планы партии далеко не всегда совпадают с планами народонаселения. С другой стороны, планы и видения общества в отношении Nur Otan часто входят в противоречия с результатами голосования по версии Центризбиркома РК. Поэтому можно было и закончить на этом, но следует отметить несколько интересных факторов.

Действительно, обновленная фракция Nur Otan в нижней «палатке» парламента могла бы вызвать некоторые надежды на перемены. Более того, кое-какие инициативы от новых депутатов можно ожидать в ближайшем будущем и даже, если очень постараться, они могут быть реализованы в жизнь. Например, показательным посредником в этом выступит Нацсовет, в котором благодаря последним выборам возросла пропорция «нуротановцев» к беспартийным и почти неконтролируемым членам.

Однако нужно учитывать, что все новаторство будет основываться на трех позициях. Во-первых, для создания той самой иллюзии реформ, как для внутреннего пользования, так и для западных наблюдателей, особенно на фоне грядущих адресных санкций. Во-вторых, для снижения градуса социальной напряженности – в этом плане акцент будет сделан именно на социально-экономические реформы, чтобы как-то предотвратить «голодные бунты». И в-третьих, что более скрытно – для успешного прохождения нынешней и грядущей фаз транзитного периода и внедрение в жизнь конечной главы операции «Преемник».

Если первые два пункта будут реализованы не очень хорошо по причине бездарности исполнителей, повсеместной коррупции и отсутствия реального желания что-то изменить, то на претворение третьего будут брошены все силы. Силуэт этого пункта может быть обозначен уже наступившей весной и тогда можно будет уже говорить более предметно.


Мирас Нурмуханбетов

Редакция


Елтай Давленов

Нур-Султан


Полат Джамалов

Президент московского фонда «Казахская диаспора»


Серік Ерғали

Нур-Султан


Марат Исабаев

Алматинская область