Астана 06.10.2022 2886

Спрос на ядерную энергетику и повышение безопасности

Дефицит энергии, вызванный войной в Украине, наряду с движением в сторону безуглеродной энергетики, повысили в прошлом году глобальный аппетит к новым атомным станциям, причем правительства от Великобритании до Польши и Казахстана укрепляли и даже расширяли свои ядерные амбиции. Несмотря на решение России захватить крупнейшую в Европе атомную электростанцию в марте, энтузиазм, похоже, только растет.


Атомная энергетика «собирается вернуться», заявил в июне исполнительный директор Международного энергетического агентства Фатих Бироль, а президент Франции Эммануэль Макрон провозгласил новый «французский ядерный ренессанс», приказав построить 6 -14 новых реакторов. Премьер-министр Японии Фумио Кисида присоединился к ним, назвав атомную энергетику «незаменимой» и настаивая на перезапуске и даже «инновационных [новых] реакторов» в 2030-х годах.

В ежегодном прогнозе Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ), опубликованном на прошлой неделе, высокий прогноз ядерной мощности на 2050 год был повышен с 792 ГВт в 2021 году до 873 ГВт, что потребует строительства 588 ГВт новых ядерных мощностей. Однако в худшем варианте прогноза к середине века будет всего 404 ГВт, что лишь немного больше, чем установленная в настоящее время чистая ядерная мощность в 390 ГВт от 437 энергетических реакторов. В любом случае, доля атомной энергетики в общем объеме прогнозируемых электрогенерирующих мощностей почти не изменилась: лишь на половину процентного пункта увеличилась в хорошем варианте до 2050 года и на 2,4 процентного пункта уменьшилась в плохом варианте.

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ:

Возобновляемые источники энергии – панацея?

Крах путинских амбиций

Третьей мировой войны не будет

Ключевые политические сигналы

Более существенными были три ключевых политических сигнала: Откат Южной Кореи от сворачивания ядерной программы после избрания про-ядерного президента Южной Кореи Юн Сук Ёля, который обещает продолжить строительство новых АЭС в стране и за рубежом; начало строительства новых российских реакторов в Турции и Египте, последний из которых сейчас продвигается вперед в строительстве своей первой АЭС; и, что особенно важно, новый импульс для программы строительства новых АЭС в Китае, где в этом году уже начато строительство четырех энергоблоков и ускорен процесс утверждения новых проектов. Это позитивные сигналы для отрасли, но даже в Китае с его самой оптимистичной программой нового строительства атомная энергетика останется вспомогательным игроком в энергобалансе и вряд ли когда-нибудь составит хотя бы 10% от установленной базы производства электроэнергии.

К концу года в Китае может быть построено больше ядерных мощностей, чем когда-либо строила Германия; по объему установленных ядерных мощностей он сейчас находится на одном уровне с Францией, и его опережают только США, где мощность упала. Благодаря недавно ускоренной программе нового строительства к 2030 году Китай может превысить общий объем ядерных мощностей США. По состоянию на конец сентября Госсовет утвердил 10 новых строек, что является самым большим показателем за один год с 2008 года. Это говорит о том, что китайские специалисты по планированию энергетики снова чувствуют себя комфортно, строя ядерную энергетику в качестве ключевого компонента энергетического баланса, после нескольких лет колебаний после Фукусимы.

Дамоклов меч

Однако над этой динамикой висит один неотвратимо угрожающий дамоклов меч: перспектива того, что ошибочная ракета в Украине, где боевые действия охватили непосредственную близость к Запорожской атомной станции и приблизились к Южно-Украинской атомной станции, может вызвать радиологический выброс по типу Фукусимы или Чернобыля.

«Если у нас произойдет трагедия ядерной аварии» на Запорожской АЭС, сказал генеральный директор МАГАТЭ Рафаэль Гросси на недавнем форуме Global Clean Energy Action Forum в Питтсбурге, то многие возможности и планы по строительству новых ядерных мощностей «возможно, полностью провалятся».

Один из источников в отрасли пожаловался на эту терминологию — радиоактивный выброс из Запорожья в результате ракетного удара нельзя назвать «аварией» — но признал главное: такой инцидент почти в одночасье вернет мировую атомную промышленность к последствиям аварий 2011 и 1986 годов, когда планы нового строительства были отложены, а закрытие реакторов ускорилось.

Разделенная отрасль

На данный момент энергия на фронте нового строительства не ослабевает. Но она также неравномерна. В Северной Америке, Японии и некоторых европейских странах почти весь импульс нового строительства принадлежит непроверенным разработчикам малых модульных реакторов (ММР) и усовершенствованных реакторов, подавляющее большинство из которых не имеет реальных шансов ввести в эксплуатацию первый в своем роде блок до 2030-х годов. (В США в ближайшие год-два могут наконец ввести в эксплуатацию сдвоенные реакторы AP1000 на АЭС «Вогтль», но дальнейшее строительство крупных традиционных реакторов в США и даже в Канаде маловероятно).

Напротив, Китай и Россия находятся на переднем крае строительства ММР и современных реакторов, но одновременно продвигаются вперед в области традиционной ядерной энергетики. В Китае строительство новых реакторов на внутреннем рынке утверждается с готовностью, а Россия, похоже, намерена укрепить свою сторону в нео-холодной войне, продвигая экспортные проекты в таких странах, как Египет, Венгрия и Турция.

В Европе Чешская Республика, Франция, Польша и Великобритания находятся в авангарде усилий по строительству обычных новостроек, их правительства преследуют кризис энергетической безопасности и вынуждены искать решения. Тем не менее, ни одно из них не нашло серебряной пули для решения фундаментальной проблемы, которая десятилетиями мучила многомиллиардные ядерные мегапроекты: как за них заплатить.

Прага и Лондон сделали больше всего, чтобы узаконить и детализировать механизм финансирования своих амбиций по строительству новых атомных станций. В Великобритании модель ядерной регулируемой базы активов (RAB) позволит инвесторам получать доходы, полученные от налогоплательщиков во время строительства, но детали, включая важнейший пакет государственной поддержки, который принимает на себя основные риски строительства, остаются неясными, даже несмотря на то, что ядерная RAB в настоящее время закон. В Чешской Республике правительство надеется поддержать предлагаемое строительство новой АЭС «Dukovany II» с помощью дешевого государственного долга и соглашения о покупке электроэнергии, но пока еще слишком рано говорить о том, подпишет ли это Брюссель и согласится ли государственная компания «Cez» на адекватные коммерческие условия.

Польские и французские схемы финансирования строительства новых АЭС остаются в зачаточном состоянии, но, в частности, во Франции любое дальнейшее строительство новых АЭС потребует масштабной государственной поддержки. Масштабы французских амбиций поражают воображение - флот из 16 новых АЭС EPR2 по мощности будет эквивалентен всему оставшемуся действующему флоту Японии - и для их реализации, предположительно, потребуется помощь французского оператора Électricité de France (EDF). На прошлой неделе EDF отметила, что только в 2022 году убытки от перебоев в работе АЭС составят 29 миллиардов евро (29 миллиардов долларов).

Французские проектировщики рассматривали возможность повторения ядерного RAB, но, учитывая масштаб их амбиций и ограничения, с которыми они сталкиваются, в итоге они могут решить просто направить государственные деньги или долг на проекты нового строительства. Даже Великобритания в итоге может быть вынуждена инвестировать в АЭС Англии «Sizewell C» больше, чем предполагаемые 20% акций, чтобы довести этот проект до строительства, даже при наличии ядерного RAB. Но с учетом растущих процентных ставок требуемые суммы будут только увеличиваться, ложась все более тяжелым бременем на казну этих стран.

Требование прямой государственной поддержки не ново, учитывая, что наиболее успешные программы строительства новых атомных электростанций за последние два десятилетия - будь то российский экспорт или строительство новых АЭС в Китае или Объединенных Арабских Эмиратах - осуществлялись при финансовой поддержке государства практически сверху донизу. Однако на Западе такая поддержка будет оставаться более тяжелым грузом, даже с учетом инфляционного давления. Вопреки всем доказательствам, сохраняется предубеждение о том, что новые ядерные проекты могут каким-то образом стать экономически конкурентоспособными и привлечь частный капитал. Но из триллионов долларов, которые, вероятно, будут потрачены на энергетический переход в течение следующих десятилетий, большая часть поступит от правительств, решительно настроенных наращивать безуглеродные мощности для выполнения своих обязательств по достижению нулевого энергопотребления. И то, будут ли новые энергоблоки строиться и эксплуатироваться с запланированной скоростью, будет частично зависеть от того, в какой степени разработчики ядерной энергетики смогут привлечь и разместить эти средства.

Фил Чаффи - шеф лондонского бюро Energy Intelligence и заместитель редактора журнала NuclearIntelligenceWeekly, где версия этой статьи впервые появилась в рамках ежегодного отчета о новостройках АЭС.

Источник: Appetite for New Nuclear Gets Energy Security Boost | Energy Intelligence

Перевод Дианы Канбаковой

Фото из открытых источников


Редакция