Алматы

07.09.2021

Как заработать на демократии?

Никто не спорит о необходимости внедрения и продвижения в стране и в обществе принципов демократии. Это, как говорится, априори. Однако сама тема замылилась настолько, что превратилась в чистую теорию и предмет для хайпа. Теорией (мечтами) стали даже элементарные выгоды от нее, демократии, начиная с честных выборов и заканчивая свободой слова. Но мы не о подобной «теоретической» выгоде, а о том, как некоторые основные права человека могут принести прибыль. Подумаем, как можно монетизировать «общепринятые ценности»?


Наш недавний ознакомительный экскурс во времена казахских ханств с рассказом о том, какими правами в действительности обладали кочевники, вызвал определенный интерес среди читателей. Однако одно дело – теория, а другое – практика, причем это касается не только истории, но и нашей с вами действительности. В самом деле, когда говорят о демократических ценностях у нас в стране, то это выглядит как нечто далекое и не сбыточное. Понятно, что на сказках тоже можно заработать, но можно сбыть прикладную демократию, так сказать, оценить ее в реальной прибыли.

Зарабатывают на сказках о демократии у нас в основном государственные мужи и в каком-то смысле даже их жены. Если вы не знали, то на это у нас выделяются немалые средства, а в последние годы – еще больше. Безусловно, это хорошее начинание (выделение средств, а не их «распил»), но мы сегодня не о том, как можно оприходовать бюджетные деньги, выделенные на демократизацию, или зарубежные гранты (у них хоть надзор поприличнее), а о более меркантильных вещах. Приведем несколько примеров.

Начнем со свободы слова. Тут все просто и очевидно, особенно, если это касается средств массовой информации. Читатель никогда не будет платить свои кровные за ложь в газетах и в Сети – в «лучшем случае» он промолчит за навязанную ему добровольно-принудительную подписку на государственные и акиматовские издания. А вот за правдивую информацию, честные материалы и качественные журналистские расследования не жалко и заплатить – тут все дело в цене. Впрочем, надо заметить, что все мы, как налогоплательщики, так или иначе платим за некачественные статьи, низкопробные оды правительству и другие государственные «лепешки» и уже фактически смирились с этим. Более того, мы еще тратим инвалютные тенге за пиар нашего государства и его руководителей в зарубежных СМИ.

Теперь взгляните на независимые или хотя бы почти независимые редакции, не «осчастливленные» госзаказом, и на то, насколько популярны их материалы. Они конкурируют только с собой, а официальные издания остаются далеко позади и где-то сбоку. К слову, государственные заказы – это зло, подавляющее свободы слова не хуже спецслужб и спецминистерств, и система, вводящая самоцензуру 80 уровня, которая покруче цензуры тех же спецслужб. А вот честные (и относительно честные) СМИ включают рыночные механизмы, борясь за читателя и их лайки, тем самым продвигая их, читателей, право на получение информации и свое – на ее распространение. Причем, чем правдивее информация, тем легче ее продать.

Конечно, здесь можно говорить о том, что в нашей стране правду говорить трудно, да и читать не всегда себя заставишь, заодно и понятие «продать» в этом контексте будет звучать далеко неоднозначно. Но факт остается фактом – монетизация свободы слова может быть вполне реальной и стать неплохим бонусом к образу честного и смелого журналиста. С небольшой натяжкой это можно сказать и про блогеров – они лучше всех знают, как можно заработать на жизнь, написав злободневный пост или сняв аналогичный ролик. Вот только бы налоги они платили так же честно, как требуют это от своих «героев».

Про выборы мы договорились не заикаться, хотя и здесь можно вполне честно и неплохо заработать. Правда, не в электоральном смысле, когда могут накалымить только пиарщики или расклеивальщики листовок. Вообще, свобода выбора – это один из девизов розничной торговли и сферы услуг. В большинстве случаев клиент пойдет туда, где есть из чего выбирать, и его никогда не заставишь купить то, что он не захочет, и вряд ли он будет молчать, если заплатит за один товар (услугу), а ему всучат другой, убеждая, что он именно этого хотел.

Кстати, малый, очень малый и почти любой другой бизнес тесно соприкасается практически со всеми правилами демократии – хотя бы потому, что при тоталитаризме и автократии честных денег не сделаешь. Даже то, что так или иначе касается прав ЛГБТ-сообщества. Хотя немного рискованно в наших реалиях зарабатывать на секс-меньшинствах, но, судя по всему, в перспективе это обещает быть прибыльным бизнесом – начиная от закрытых клубов и заканчивая открытыми секс-шопами. Не внакладе останутся и разного рода креативщики, даже если они сами к меньшинствам не имеют отношения.

Гендерное равенство в определенном смысле также является двигателем торговли. Посмотрите на бутики в торговых центрах и контейнера на барахолках – подавляющее большинство товаров там для женщин. С ними кое-как могут конкурировать только детские товары (и услуги), ведь родители вряд ли будут жалеть что-то купить ребенку. Если деньги есть, конечно. Понятно, что в этом плане далеко не все зацикливается на товарах, но мы сегодня же решили поговорить чисто о материальной стороне вопроса. Впрочем, если ты бизнесмен, то нанимать женщин на работу очень даже выгодно, пусть даже они периодически уходят в декрет. Это можно делать только потому, что коллектив приукрашивается, начинает лучше пахнуть и меньше сквернословить. Но при этом перебарщивать тоже не стоит – о правах мужчин забывать не будем. Коротко говоря, равноправие – это хорошо.

Свобода стачек и профсоюзов, а также 8-часовой рабочий день по большому счету тоже основываются на меркантильных интересах – получать хорошую (достойную) зарплату, добиваться ее. Так что, здесь все понятно, хотя по международной классификации это относится к политическим правам, но получается, их можно легко переквалифицировать в экономические. Вообще, большинство из социально-экономических прав граждан также можно монетизировать на раз-два. На праве на здоровье «навариваются» все, кому не лень уже давно. Точно так же, как на праве на образование. Впрочем, о качестве того и другого в нашей стране говорить не приходится (или приходится, но в другом контексте), поэтому частные вузы и медцентры, много думающие о своем профессионализме и клиентах, просто обречены на материальный успех.

Не все так однозначно с отдельными политическими правами. Например, право на равенство перед законом может стать предметом заработка только для разного рода коррупционеров в правоохранительной и судебной системах. На праве на митингах прямо тоже не сильно заработаешь – наоборот, это может существенно повлиять на отрицательное сальдо твоего кошелька (в виде штрафов). Это если говорить о прямой и быстрой монетизации, а в плане среднесрочных и долгосрочных перспектив, конечно, равенство перед законом и свобода мирных собраний очень даже выгодны в материальном плане. Надо просто исходить из того, за что (против чего) митингуешь и почему стал объектом интереса закона.

Вообще, существует аксиома: свои гражданские права может отстаивать только гражданин. Когда мы говорим «гражданин», то подразумеваем «налогоплательщик», а когда говорим «налогоплательщик», подразумеваем «гражданин». Тут материальная связь прямая и четкая. Ты можешь что-то предъявлять чиновникам (государству), если платишь им (через налоги) за их работу, а они, в свою очередь, тоже должны это осознавать. Вот когда эту простую формулу поймут и введут в повседневную жизнь обе стороны, то тогда все станет меняться в лучшую сторону очень даже быстро.

И последнее. Про свободу совести. Она, как известно, не является предметом монетизации – ведь тот, у кого есть совесть, никогда не станет ею торговать. Однако именно она может стать неким гарантом честности всех сделок вокруг материальной части прав человека и гражданина.


Мирас Нурмуханбетов