Аналитика

Лже-батыры казахстанской политики

Виктор Майлин

20.06.2024

В современном мире информационная гигиена имеет важное значения. Вместе со стремительным развитием социальных медиа появилось множество «говорящих голов», транслирующих зачастую недостоверную информацию. Если одни занимаются этим из-за чувства невостребованности, другие преследуют вполне меркантильные интересы. В обоих случаях не помешает критический взгляд на их мотивы и прошлое.

Казахстанский транзит власти, юридически оформленный в 2019 году, запустил множество интересных процессов в стране.

Очевидно, что конструкция транзита изначально выглядела не так, как это происходит сейчас. Январские события 2022 года внесли свои коррективы в этот процесс, и мы наблюдаем адаптацию власти, элит и общества к новым условиям.

Если госаппарат худо-бедно прошел стадии неизбежного – отрицание, гнев, торг, депрессия, принятие, то общественность дезориентирована окончательно во многом «благодаря» сетевым провокаторам.

Кто только ни паразитировал на ожиданиях народа за это время — цепляющиеся за власть чиновники, пропахшие нафталином пенсионеры старого Казахстана, партии-призраки и другие политические аутсайдеры.

Одним из первых запах новых перспектив для себя почуял из заграницы бывший премьер-министр Казахстана Акежан Кажегельдин. Ловко встроившись в риторику новой власти, он начал транслировать схожие месседжи.

Кажегельдин всегда следовал конъюнктуре — учитель школы, сотрудник КГБ, председатель райисполкома, директор комбината, замглавы обкома, депутат Верховного Совета и т. д. После развала СССР он так же легко встроился в рыночные отношения, открыв ряд коммерческих предприятий, которые сулили немало денег.

Правда привычка путать государственный карман с собственным не раз приводила Кажегельдина к скандалам. Еще в период учебы в Высшей школе КГБ СССР он состоял на финансовом обеспечении производственно-строительного кооператива «Созидатель», за что, собственно, и был отчислен.

Известен также случай получения дорогостоящей квартиры от руководителя холдинга «Крамдс» Виктора Тё за поддержку его в противостоянии с акимом Алматы Заманбеком Нуркадиловым. Не все помнят, как несколькими годами позже Акежан Магжанович легко «слил» прибыльные горнорудные активы «Крамдс» в угоду другому олигарху.

Из Верховного Совета в 1993 году Кажегельдин попадает в правительство, где помимо прочего занимается вопросами приватизации. Как характеризовал его тогдашний премьер-министр Сергей Терещенко: «Слишком прыткий, я бы сказал. Когда человек с ходу начинает поучать — это одно, а сделать всегда сложнее. Что касается приватизации… Одним из примеров успешной приватизации была продажа табачной фабрики «Филип Моррис» за 200 млн долларов. Мы за счет них закрыли дырки в бюджете, зарплату заплатили. А он все обещал, но так ничего и не принес, хоть и летал много».

Естественно, Кажегельдин не забывал о себе. Несмотря на заверения своего пресс-секретаря Амиржана Косанова о том, что премьер не имеет квартиры и живет на служебной даче, в 1995 году Кажегельдин получает четырехкомнатную квартиру, и незамедлительно приватизирует ее.

В 1994 году новый состав Верховного совета выразил вотум недоверия социально-экономической политике правительства. Тогда на защиту правительства встал президент Назарбаев, попросив 15-месячный срок на реализацию антикризисной программы под авторством Кажегельдина.

После трех месяцев реализации программы стали очевидны ее недостатки. Отсутствие реальных результатов привело к отставке правительства Терещенко и назначению премьер-министром Кажегельдина. Акежан Магжанович получил значительный аванс доверия и принялся решать проблемы неплатежеспособных предприятий, а заодно и личные задачи.

«Успехи» нового премьера на этом поприще можно понять из истории Павлодарского алюминиевого завода. Тогда правительство своим постановлением передало завод в управление компании, имеющей отношение к братьям Рубенам и Черным. Новый партнер завода, отгружая глинозем без предоплаты, за год вогнал завод в тяжелейший кризис. Таким образом Кажегельдин стал активным проводником криминально-коммерческих интересов российских предпринимателей в Казахстане, причем небезвозмездно.

Из многочисленных сделок такого рода вспоминается история развития в стране сотовой связи. Взрослое поколение казахстанцев, наверное, помнит баснословные цены на эти услуги, не снижавшиеся в течение нескольких лет. А причина заключалась в том, что правительство страны выдало сотовому оператору Beset International эксклюзивную лицензию, позволившую ей стать многолетним монополистом на этом рынке. Правда, в 1995 году прокуратура предписала сократить срок лицензии до одного года, но, несмотря на это, правительство Кажегельдина подтвердило эксклюзивность разрешения и связанных с ним условий. Причину такого поведения кабинета министров позднее объяснил известный предприниматель Григорий Лучанский, который рассказал, что Кажегельдин, получил от него 1 млн долларов в обмен на благосклонность к сотовому оператору.

В 1995 году разгорелся большой скандал, связанный с политикой правительства по передаче в управление проблемных производств. И тут на сцене появляется еще один лжеборец за добро и справедливость.

Казахстанский предприниматель Булат Абилов известен тем, что, заработав крупный капитал на импорте кроссовок и парфюмерии, в 2000-х решил испытать себя в большой политике. Хотя борцом за интересы граждан назвать его можно с натяжкой. Именно он со своими единомышленниками, вероятно, в интересах тогдашней власти, организовал развал популярной некогда партии «Ак жол», учредив альтернативное политическое объединение «Нагыз Ак жол».

В работе под патронажем правительственных структур Абилова заподозрили еще в 1990-х, когда он с группой амбициозных предпринимателей создал движение «Новое поколение», отличившееся политическим давлением на консервативный на тот момент парламент. Тем более, что в 1994 году он успел побывать внештатным советником президента Назарбаева.

Потом в его арсенале были движение «За справедливый Казахстан» и множество других, канувших в лету популистских проектов.

На какое-то время политик вернулся было в бизнес, но, как говорится, «зуд не прошел». В 2022 году он анонсировал создание новой партии Bizdin Tandau. Вот только уже через год Булат Абилов отказался от этой идеи в пользу другой затеи – фонда Elge qaitaru.

Примечательно, что бизнесмена многое связывает с Кажегельдиным. В бытность последнего премьер-министром Абилов входил в круг особо приближенных предпринимателей. Долгое время он пользовался благосклонностью правительства, получая доступ к распределению государственного имущества.

История сотрудничества двух дельцов от политики начинается с группы «Казкоммерцбанк», в составе учредителей которой значился Булат Абилов. В дальнейшем представители группы получали высокие посты в госаппарате, имели статус ключевых консультантов по крупным приватизационным проектам, в том числе в нефтегазовой сфере, и просто становились владельцами предприятий.

В 1995 году в связке с Кажегельдиным Абилов «зашел» на Карагандинский металлургический комбинат, откуда с треском же и вышел, потому что планов спасать лежавшее на боку предприятие ни он, ни премьер-министр не собирались. Тем более не планировали помогать шахтерам прокормить свои семьи.

Изначально фаворитом в этом процессе была другая компания, однако неожиданно для всех участников процесса партнером правительства становится альянс алматинской фирмы «Бутя» и австрийского холдинга.

Как выясняется позже, причина их появления на комбинате была весьма прозаичной. За две недели управления предприятием неудавшиеся инвесторы вывезли готовой продукции на 16 млн долларов, при этом не выплатив зарплаты рабочим и не закрыв другие финансовые обязательства. Кстати, полномочным представителем совместного предприятия на Кармете тогда был Мухтар Джакишев.

В итоге инвестиционная программа не была выполнена из-за финансовой несостоятельности инвесторов, и договор управления был расторгнут.

Однако сотрудничество Абилова с Кажегельдиным продолжает развиваться и по сей день. Упомянутый фонд Elge qaitaru был инициирован именно с подачи беглого политика. Экс-премьер не скрывает своей заинтересованности в нем и откровенно пиарит проект.

И в этом процессе появляется еще один фигурант со «сложным» прошлым. Говорящей головой фонда сейчас выступает бывший банкир Оразалы Ержанов, известный по уголовному делу о хищении более трех миллиардов тенге банка «Наурыз». После пяти лет международного розыска он был задержан в Москве и отбыл срок за совершенное преступление.

Уже в опале Ержанов признавался, что банк изначально был «мыльным пузырем» для отмывания денег. В свое оправдание он утверждал, что причастность к проблемам банка имеют высокопоставленные чиновники. Хотя председатель Национального банка Григорий Марченко на то момент так прокомментировал сложившуюся ситуацию: «Главная причина банкротства «Наурыза» — это ошибки в руководстве со стороны самого господина Ержанова, который бессменно возглавлял банк в течение четырех лет. В своем интервью он умалчивает, что банк являлся убыточным практически весь этот период. Более 80% всех средств корпоративных клиентов банка в 2004 году принадлежали государственным и полугосударственным организациям, то есть банк не привлекал средства частных предприятий или эти предприятия не верили банку. Несмотря на то, что у «Наурыза» была вторая по размерам в стране филиальная сеть, за все эти годы он смог привлечь в десятки раз меньше вкладов населения, чем другие банки с гораздо меньшим количеством филиалов. То есть, и население этому банку не доверяло. За четыре года в банке сменилось три группы акционеров, а значит, и они не доверяли руководству банка».

Несмотря на сложное финансовое положение, руководство банка регулярно покупало дорогостоящую технику. Было приобретено большое здание в центре Алматы. Банк закупил собственный процессинговый центр, хотя гораздо дешевле было подключиться к межбанковскому.

По воспоминаниям того же Марченко, на посту зампреда Нацбанка Ержанов произвел махинации с ремонтом своего офиса. Выяснилось, что он заказал работы в одном подъезде по цене в 3,5 раза превышающей стоимость ремонта другого. Тогда же он приобрел дорогостоящую квартиру в одном из элитных домов. И это притом, что на тот момент ни одного дня не проработал в бизнесе.

Также была информация, что, будучи руководителем Госкомимущества, Ержанов организовал приватизацию нескольких предприятий на аффилированные с ним компании.

В информационном поле экс-банкир объявился после Январских событий и заявил, что учрежденной комиссии по возврату незаконно приобретенных средств недостаточно. Поэтому группа общественников создает специальный фонд, который будет заниматься поиском такого имущества и помогать комиссии.

Правда, на вопрос журналистов о механизмах выявления активов Ержанов не нашел ничего оригинального, как обратиться к казахстанцам. Мол, если вам известно что-то, можно дать наводку фонду, и мы с удовольствием присвоим эту заслугу себе.

О причастности к фонду Кажегельдина говорят явные параллели с его более ранней инициативой. Еще в 2018 году он утверждал, что с коллегами по международным неправительственным организациям и казахстанскими активистами включился в процесс поиска и публикации данных о коррупционных состояниях казахских чиновников. Тогда Кажегельдин громко и публично предлагал назначить комиссию для расследования ситуации с зарубежными активами чиновников, олигархов, госкомпаний и фондов и заморозить все средства подозреваемых.

Дальше нужно будет действовать в соответствии с планом репатриации капиталов, по которому всем фигурантам отчета комиссии предлагается выбор: добровольное возвращение средств в экономику Казахстана под международные гарантии от конфискации, иммунитет от дальнейшего преследования и возможность передать определенную часть средств в государственную собственность.

По подсчетам Кажегельдина, за несколько месяцев будет найден «клад» минимум в 100 миллиардов долларов.

Не добившись успехов в этом начинании, опальный политик предлагает свои услуги новой власти. Если в начале кампании по возврату активов Кажегельдин пространно намекал на свое участие в этом деле, то не найдя поддержки, все больше критикует этот процесс и действия президента.

По его мнению, комиссия демонстрирует инертность и церемонится с олигархами. Кажегельдин призывает президента действовать без оглядки на правовую сторону вопроса и «обезжирить» зарвавшихся бизнесменов.

Власти понимают провокацию экс-премьера. Нельзя одновременно провозглашать принцип «Закон и Порядок», и тут же в отношении отдельной категории граждан их нарушать.

Процесс выявления незаконных активов требует скрупулезного изучения всех обстоятельств. Камеральный контроль, юридическое обоснование и переговоры не делаются за один день. Тем более, что первые весомые результаты работы комиссии были представлены общественности.

Так чего жаждут подстрекатели: реального возврата незаконного капитала или сведения личных счетов?

Фото из открытых источников


Виктор Майлин

Публикации автора

Шапалак от Артаева: о чем рассказал известный боксер

Жизнь богемы — от рэкетиров до арестов

Поэт двух эпох

Критическое мышление в обществе: роль и влияние СМИ

Дельный Саиров и неистовый Ахмадиев

«Мягкая сила» Казахстана

Топ-тема

Другие темы

ПОЛИТИКА | 16.07.2024

Логика реформ

ИНТЕРВЬЮ | 16.07.2024

Дмитрий Орлов: Будут новые попытки переворота

ОБЩЕСТВО | 16.07.2024

Шапалак от Артаева: о чем рассказал известный боксер

АНАЛИТИКА | 15.07.2024

Трамп против пули

ГЕОПОЛИТИКА | 15.07.2024

Иран на пороге больших перемен

СПОРТ | 13.07.2024

Неудачное начало: обзор первых игр казахстанцев на еврокубках