Нур-Султан

11.12.2020

Гульбану Абенова: «У журналистов не должно быть табуированных тем»

Лучшим журналистом-расследователем 2020 года в Казахстане Первым антикоррупционным медиацентром при Агентстве Республики Казахстан по противодействию коррупции признана Гульбану Абенова. На этой неделе, 9 декабря, в Международный день борьбы с коррупцией она была удостоена общественной премии «Адал тұлға». Вручал премию руководитель «Антикора» Алик Шпекбаев.


В интервью корреспонденту Check-Point Г.Абенова рассуждает о том, почему коррупция приобрела в Казахстане системный характер и возможно ли бороться с ней в одиночку.

- Гульбану, вы профессиональный журналист, переквалифицировавшаяся в блогеры. Почему вы решили сменить сферу деятельности: цензура и невозможность самореализации, отсутствие по-настоящему свободных СМИ, застой в сфере масс-медиа?

- Я не считаю, что я переквалифицировалась в блогеры, ибо нет такой специальности или профессии. Журналистов бывших не бывает. Я как была, так и остаюсь журналистом без привязанности к какому-то СМИ. Поэтому я себя называю независимым журналистом. И да, нет по-настоящему свободных СМИ, везде цензура и нет возможности для реализации себя как журналиста в СМИ.

И писать на актуальные социальные темы, писать о том, что вижу вокруг себя, могу себе позволить только на своей странице в Фейсбуке. Когда я в течение двух месяцев вела журналистское расследование относительно Фонда социального медицинского страхования, каждый свой шаг и каждый факт отражая в постах на своей странице, все мои коллеги из СМИ, подписчики следили за ходом моего расследования. И ни одно из печатных СМИ не предложило опубликовать в газетах или на официальных сайтах СМИ, на мои обращения отказывали.

Но стоило только президенту страны уволить первых руководителей ФСМС и СК "Фармация", как тут же все начали писать якобы свои расследования на эту тему. Особенно было смешно наблюдать потуги журналистки одной из государственных газет, которая вдруг возмутилась несправедливостью и умирающими из-за отсутствия лекарств и заявляла, что начнет свое расследование. Однако никаких эксклюзивных публикаций читатели не дождались. Все писали одно и то же, копипастили. Вот и вся журналистика. А я люблю свою профессию и не могу не писать, и да благодаря Фейсбуку я реализую себя как журналист. Хотя за посты редакция Фейсбука не платит гонорары. Если раньше писали «в стол», те, кого не публиковали, то сейчас журналисты пишут на своих страницах, те, кто не может не писать.

- Вы один из тех блогеров, количество подписчиков которых превышает тиражи иных газет. Можете объяснить, в чем заключается этот феномен?

- Повторюсь, я не блогер. Я не знаю, чем занимаются блогеры и как увеличивают количество подписчиков. Я пишу, как гражданин, и многолетний опыт журналиста не прошел даром. Да, сейчас количество подписчиков увеличилось. Хотя я пишу давно, в основном, поднимала темы образования и воспитания детей, какие-то свои личные истории и наблюдения, как заметки. Были постоянные читатели, с которыми мы обменивались мнениями.

После публикаций на острые социальные темы, касающиеся здравоохранения, количество подписчиков резко возросло. Никакого феномена не вижу, люди хотят читать то, что их волнует, то, что касается каждого из нас: о здравоохранении, образовании и социальных темах. Люди хотят не просто про них читать, но и хотят, чтобы принимались меры. И на моей странице люди видят, что на поднятые на моей странице темы оперативно реагируют государственные органы, принимаются меры для улучшения обозначенной мною ситуации. К тому же, все устали от лжи, и многие мне пишут в комментах, что моя страница как отдушина, они хотят читать правду без прикрас.

- Говорят, что известные блогеры очень даже неплохо зарабатывают: создавая положительный̆ имидж отдельных персон, организаций и т.д. Вы практикуете такое? Если нет, на что вы живете?

- Да, говорят, что блогеры - миллионеры и имеют роскошные дома, дорогие авто, путешествуют по заграницам. Я не знаю, каким образом они это делают, я не блогер, и таких предложений мне не поступало. Наверное, у меня еще недостаточное количество подписчиков, чтобы ко мне обращались с такими предложениями.

Хотя я не против тоже что-то рекламировать, участвовать в коммерческих проектах. И об этом я открыто пишу на своей странице. Иногда рекламирую небольшой бизнес своих давних френдов, но это дружеский пиар, и я радуюсь, что благодаря публикациям на моей странице о них больше людей узнало, пришли к ним новые клиенты. Я с удовольствием пишу об отечественных производителях и считаю, что о них должны знать, как можно больше людей, чтобы покупали отечественную продукцию.

Что касается того, на что живу. Зарабатываю тем, что умею, - писаниной. И многолетний опыт в журналистике никуда не исчез, пишу для других. Хоть официально мне не предлагают работу в СМИ как опытному журналисту, но всем нужны люди, которые умеют хорошо писать. Вот и заключаю договоры, пишу для пресс-служб, пишу тексты, редактирую чужие тексты, пресс-релизы и статьи. Иногда дают книги отредактировать, правлю и думаю, легче мне заново написать, чем править этот текст.

Бывало, меня приглашали на аутсорсинг в пресс-службу национальной компании. Весь штат пресс-службы укомплектован. Все получают очень хорошие зарплаты. Но нет ни одного среди них, кто умеет писать. Когда я увидела это, очень удивилась и огорчилась. Все каким-то образом устроились на работу, даже пиар и маркетинг заканчивали в университете, а писать никто не умеет. Вот и приглашают меня написать за них.

Я работала долгое время начальником пресс-службы в национальной компании. Сейчас такую позицию мне никто не предложит. Ибо моя известность как справедливого, беспристрастного журналиста мне не на руку. Никому не нужен такой специалист. Всем нужны молчаливые и поддакивающие «специалисты», удобные, чтобы писали по указке сверху, ни в коем случае с собственным мнением и взглядом на все. К тому же, думающие и анализирующие.

Поэтому приходится работать за кого-то молча. И вы знаете, когда я с кем-то заключаю договор, то стараюсь не афишировать, с какой организацией я сотрудничаю. Я не соотношу себя с данной организацией, я просто пишу для них и изначально договариваюсь, что работаю удаленно, и они не вправе влиять на мои публикации в соцсетях.

Я стараюсь оставаться независимой от них. Зарплату я получаю за выполненную работу. И они не должны влиять на меня. Я не раз сталкивалась с тем, что из-за «неудобных постов» оказывали на меня давление работодатели, ибо и на них оказывают давление. Поэтому я и не афиширую, с кем сотрудничаю как редактор в данный момент. Но через мои налоговые отчисления узнают и оказывают давление на моих работодателей.

- Я читаю ваш блог в Фейсбуке. Ваши посты отличает нонконформизм, а реакция аудитории колеблется в широком диапазоне: от абсолютной поддержки до полного неприятия. Что вас вдохновляет?

- Да, у меня не развлекательный контент. Кому не нравится - отписываются. Дело ведь добровольное. Бывает, иногда пишут некоторые мне претензии относительно некомфортного контента, я им так и отвечаю: «не нравится - отписывайтесь, за подписку вы не платили денег, никому не угождаю, что хочу и о чем хочу - то и пишу». Поэтому какой-то определенной направленности нет в моем контенте. Отличительная особенность от других: когда изучаю какую-то тему, то о своих открытиях пишу ежедневно посты, и читатели вместе со мной узнают об этой теме.

Что мне интересно самой, о том и пишу, есть постоянные читатели, давние, их мнением я очень дорожу, они более объективны и беспристрастны, ценю их мнение и именно к их критике прислушиваюсь. И благодарна им, за то, что они меня читают, поддерживают и критикуют.

Ну и хейтеры тоже есть, к сожалению, неинтересные. Одну и ту же пластинку крутят про меня, стараясь дискредитировать мою личность. Были бы они достойными личностями, видимо, самоутверждаются за мой счет. Невозможно всем угодить и всем нравиться. Это же нормально, поэтому я особо не напрягаюсь, чтобы всем понравиться. Я честная и искренняя, и многим это нравится. Искренности и честности не хватает в нашей жизни, кругом двойные стандарты. Я не уважаю людей двуличных, которые цинично пропагандируют одно, а делают другое. Это не встраивается в мою систему координат и как журналиста, и как человека.

- Расследовательская журналистика в Казахстане скорее мертва, чем жива. С чем это связано на ваш взгляд и есть ли у аудитории потребность в журналистских расследованиях?

- Судя по комментариям к моим публикациям, интерес у аудитории к журналистским расследованиям большой. Но я не скажу, что я им предоставляю профессиональные расследования. Ибо нет ресурсов и возможностей. Все, что я делаю сейчас, это просто поиск информации из открытых источников: найти и показать, откуда и куда ветер дует в каком-то деле. И я стараюсь предоставлять читателям возможность самим сделать выводы.

А интерес - потому что хотят люди читать правду с фактами и сами думать, а не глотать кем-то пережеванное. Пресса стала более необъективная и чаще всего отрабатывает чьи-то интересы. Ибо большинство СМИ принадлежит олигархам. Они и заказывают музыку.

- Какие темы для вас являются табуированными?

- Я считаю, что у журналистов не должно быть табуированных тем. Но, тем не менее, тема межнациональных отношений для меня табу, ибо я интернационалистка и мне не нравится, когда в постах идет обсуждение какой-то нации в унизительном контексте. Тема религии тоже была для меня табу, ибо опять-таки в комментах читатели могут оскорбить чувства религиозных людей. Но сейчас вижу, что не все, кто демонстрирует свою религиозность, на самом деле верующие, и у них другие цели. Иногда приходится писать об этом, но всегда учитываю, есть ли у меня время в ближайшие сутки, чтобы отражать нападки в комментах.

- Каким достижением в своей деятельности вы по-настоящему гордитесь?

- Как бы то ни было, именно благодаря публикациям в Фейсбуке были решены многие вопросы и внесены изменения в правила школьного питания, в правила издания учебников. По следам моих публикаций убирали рекламы, баннеры, таблички. В здравоохранении, учреждениях образования, спортивных и культурных учреждениях что-то меняли после моих критических постов...

Недавно я рассказала о превышении полномочий сотрудниками аэропорта Актобе. Нам не разрешили взять с собой салон самолета теннисные ракетки. Я изучала все правила, пыталась доказать им, показав их. Но меня пугали тем, что снимут нас с рейса. В итоге пришлось пойти у них на поводу. Но после прилета я написала пост об этом случае. И сразу отреагировали авиакомпании и руководство аэропорта Актобе. Они подняли все международные требования и переговорили со всеми авиакомпаниями. В итоге сейчас все теннисисты могут брать с собой ракетки и нет опасности, что сломают их в багажном отделении. Вот этим я горжусь, ибо все родители юных теннисистов меня благодарят за решение этой проблемы.

- Кого из казахстанских блогеров вы считаете единомышленниками?

- Никого из блогеров не могу назвать единомышленником. Бывает, находим общее в видении какой-то одной проблемы, бывает, наоборот, противоположные мнения высказываем. Так, чтобы сообща, чтобы в одном направлении писала с кем-то, такого нет. Не знаю даже, хорошо это или плохо. Мне кажется, хорошо, ибо я за индивидуальность. А единомышленников среди читателей у меня немало, и это меня радует.

- Ваши материалы неизменно вызывают резонанс и это понятно: кому же приятно читать о себе нелицеприятные вещи? Вы часто выступаете в роли ответчика в судах. Насколько это морально тяжело?

- Да, критику не все могут переносить, особенно в публичном пространстве. Хотя я ничего нового не открываю и не разоблачаю, вся информация о них есть в открытом доступе. Но, видимо, из-под моего пера она по-иному воспринимается, и все бегут в суд.

Конечно, это морально нелегко. Все это лето шли параллельные судебные процессы, затрачены мои деньги из семейного бюджета. Я выиграла эти суды, но оппоненты не спешат возмещать мне мои деньги, потраченные на судебные дела, а о моральном вреде я даже и не заикаюсь.

Вот и сейчас бывший кандидат в депутаты мажилиса Балтаева подала на меня в суд. Она сняла свою кандидатуру, но решила мне отомстить за информацию о ней, которую я обнародовала. Опять-таки вся информация взята из открытых источников.

Я считаю, что у нас должен быть фонд для журналистов, чтобы поддерживали их финансово при судебных расходах. Ибо мы поднимаем проблемы всего общества, а судиться приходится одному и платить из собственного кармана, как будто ты соседу своему залил квартиру. Я надеюсь, что в скором времени появится такой фонд в поддержку журналистов. Ибо слово не скажи - суд, нет свободы слова и высказывания суждений.

- Какие очередные разоблачения ждать читателям от Гульбану Абеновой, чтобы воскликнуть: «да ну, Гульбану?!»

- Очередные разоблачения подсказывает сама жизнь. Я специально не ищу и не планирую. Но стоит только коснуться одной ситуации, как за ней идет череда других с коррупционными составляющими. Какой бы сферы это ни касалось. Такое ощущение, что везде у нас коррупция. И отсюда и все проблемы некачественной жизни вытекают.

Хотя у нас очень много порядочных, честных людей, настоящих тружеников и об их благородном труде я с удовольствием тоже рассказываю. И хотела бы рассказывать. Честно, искренно, пусть будет для них пиар и реклама. Я рассказываю иногда о малом бизнесе своих давних френдов, читателей. И это не платная реклама, а дружеский пиар, ибо хочу, чтобы о честных людях и честном труде тоже все знали.

Но ко мне очень много людей обращаются со всего Казахстана со своими проблемами, я прошу у них прощения, ибо у меня нет редакции, команды, чтобы разбираться в каждой ситуации. Сама я чисто физически не могу справиться с таким потоком просьб и обращений.

Если бы официальная пресса выполняла свою исконную роль и функцию, то столько людей ко мне не обращались бы за правдой и справедливостью.


Елтай Давленов