Интервью

Создавая «слышащее государство»

Айгуль Омарова

19.02.2024

С начала конституционных преобразований в стране в последние два года появилась надежда на перемены к лучшему. Насколько эти преобразования эффективны и что необходимо для того, чтобы слова о «слышащем государстве» стали реальностью? Об этом разговор с профессором Казахстанского экономического университета им. Т. Рыскулова, доктором юридических наук Эдуардом Мухамеджановым.

В отличие от многих своих коллег Эдуард Булатович обладает не только теоретическими знаниями, но и имеет солидную практику. Именно эта практика помогает ему высказывать свои идеи в соответствии с духом времени. Достаточно сказать, что пару лет назад именно профессор Мухамеджанов предложил ограничить длительность президентских полномочий одним сроком. Для этого, по его мнению, нужно было увеличить пребывание президента на своём посту. Как мы знаем, действующий глава государства вскоре выступил с инициативой об однократном семилетнем сроке президентских полномочий.

Тем интереснее рассуждения специалиста по переменам, происходящим в Казахстане.

- Эдуард Булатович, с интересом прочитала Вашу статью, в которой предлагается изменить концепцию избирательной системы. Невольно вспомнила споры в 1995 году, когда стало известно, что депутатов лишают императивного мандата. В связи с этим у меня первый вопрос, а может ли возвращение императивного мандата в некоторой степени устранить ту коллизию в избирательном праве, о которой Вы говорите? Или императивный мандат та же иллюзия участия народа в управлении государством?

- Прежде, чем ответить на ваш вопрос, хотел бы внести некоторые уточнения. Идея отказа от императивного мандата была впервые заложена в Конституции РК 1993 года, а не в Конституции 1995 года. Вы правы, что в тот период времени эта идея вызвала большие споры, как в депутатском корпусе, так и в широких слоях общественности, которая в то время реально существовала и разбиралась в этом и других вопросах государственного строительства.

Что касается императивного мандата, которым в СССР наделялись депутаты Советов народных депутатов всех уровней, то это не было изобретением марксистко-ленинской доктрины. Идея императивного мандата вытекала из теории Ж.Ж.Руссо о неделимом суверенитете. Логика этого мандата состоит в том, что, получая власть от народа, представители должны следовать его воле. Они обязаны выполнять наказы избирателей и в случае их неисполнения могут быть отозваны. Эта идея, в свое время, использовалась при формировании сословно-представительных учреждений.

Впоследствии она была заимствована классиками марксизма-ленинизма, но реализовывалась в виде наказов избирателей, которые, как правило, сводились к решению каких-либо социально-бытовых вопросов в тех избирательных округах, откуда были избраны депутаты. Сегодня в Казахстане, де-юре, действует представительный (свободный) мандат, когда избранный депутат представляет не интересы своих избирателей, а интересы народа. Иными словами, депутат в своей деятельности руководствуется не наказами избирателей, а лишь своей совестью, конституцией и законами. Однако, де-факто, получается, что депутаты, избранные по партийным спискам политических партий, ведут себя независимо по отношению к избирателям, но при этом, при голосовании в Парламенте, подчиняются директивам своей партии. В этом случае возникает вопрос, как это согласуется с положением о коллективной инвеституре.

- Но сейчас в парламенте есть люди, избранные по одномандатным округам, иначе говоря, меняется структура самого парламента. И они представляют своих избирателей. Или это не так?

- Да, сегодня в Мажилисе Парламента появилась новая группа депутатов – самовыдвиженцы. Внешне этот институт выглядит демократично, но кого они представляют, какие избиратели стоят за ними? Если в условиях либеральной демократии, при наличии мощного гражданского общества, независимой судебной системы, развитого гражданского контроля, независимой системы избирательных органов, свободной прессы, этот институт может работать более или менее эффективно, то в условиях нашей действительности эффективность его весьма низка. А если еще учесть финансовую составляющую любой избирательной кампании, то становится ясным, что реально интересы таких слоев населения, как самозанятые, кандасы, матери одиночки, шахтеры, металлурги, нефтяники, химики, учителя, врачи, ученые и другие никогда не будут иметь своего представителя в законодательном органе. У этих групп населения нет лишних финансовых средств для участия в выборах. Доводы о том, что их интересы представляют депутаты от политических партий или депутаты самовыдвиженцы, как показывает практика, не убеждают. Это вызвано тем, что теорию классового деления общества никто не отменял. Согласно этой теории, классовая демократия — это демократия, которая всегда действует в интересах тех классов, в чьих руках находятся средства производства. В нашем случае это всегда богатое меньшинство в лице крупных олигархов, предпринимателей, банкиров, только у них есть ресурсы для политики, которыми они наделяют своих доверенных лиц или политические партии.

Готовность и участие общества

- То, о чём Вы говорите в своей статье, как понимаю, невозможно без реформирования всей политической системы страны. Но какие-то шаги в этом направлении уже предпринимаются. Что необходимо сейчас, чтобы не топтаться на месте?

- Вы правы, существующая политическая система требует реформирования. Но для этого нужна не только политическая воля, но и готовность общества к пониманию и участию в такой реформе. Этот вывод вытекает из того, что все реформы, которые ранее проходили в нашей стране, всегда инициировались сверху без учета мнений снизу. Результат таких реформ является малоэффективным, т.к. носит односторонний характер и содержит элементы конструкта. В конструкте идеология реформы поддерживается небольшой частью общества, а большая часть вынуждена делать вид, что воспринимает ту или иную реформу. Такое же положение было в СССР, в том числе в период проведения пресловутой перестройки. К чему это привело, нам хорошо известно.

- И что же делать?

- Сегодня практика показывает, что действующая власть нашла отдельные удачные находки, которые были внедрены в действующую Конституцию по итогам конституционной реформы 2022 года. Однако поспешность их внедрения и отсутствие широкого обсуждения в независимой экспертной среде, на наш взгляд, не дали того результата, которые на них возлагали. Поэтому дальнейшие реформы должны проходить с участием не только государства, но и иных самоуправленческих институтов, которые вместе с государством будут составлять механизм реализации публичной власти. Чтобы такой механизм мог реально заработать, то для этого еще раз надо подумать над реформированием законов о политических партиях, общественных объединениях, профессиональных союзах, средствах массовой информации, выборах и др.

Известно, что от удачного функционирования именно этих институтов зависит оценка демократичности политической системы того или иного государства.

Вполне понятно, что без новых реформ в названных сферах законодательства, реальных демократических преобразований не будет в нашем обществе.

Полагаю, что как раз реформы в названных сферах создадут предпосылки к совершенствованию деятельности всех институтов государственной власти.

- Но это потребует изменения многих законов, в том числе и Конституции?

- Считаю, что уже сейчас следует начинать работу, не келейно, а открыто, над концепцией новой Конституции, которую можно будет принять под конец президентского срока действующего Президента РК. Параллельно с этим надо продолжать совершенствовать деятельность государственных органов, критически, с привлечением независимой общественности, оценивать их работу.

Например, в нашей стране несколько раз проводились «масштабные» реформы суда, прокуратуры, полиции, системы образования и др. В то же время практика показывает, что эти реформы так и не оправдали ожидания общества. Следовательно, в этих направлениях есть определенный резерв для

реального, а не косметического улучшения их деятельности.

Насколько эффективна проводимая работа

- Власти объявили, что строят «слышащее государство». Однако, как мы видим, действенного диалога между народом – потенциальными избирателями – и властями не происходит на деле? Власти лишь декларируют, а люди не готовы к диалогу? Или нет институтов, через которые мы, люди, и власть могли коммуницировать? Что это за институты, и какими они должны быть?

- Частично на этот вопрос я уже ответил выше. Могу лишь констатировать, что в Казахстане и сегодня еще нет того диалога между обществом и властью, который предположительно должен быть между этими субъектами в демократическом обществе.

В то же время, нельзя обойти молчанием, что заявленная властью политика «слышащего государства» все-таки работает и дает соответствующие результаты. Другой вопрос, может быть, она не так эффективна, как мы ожидали? Но и этому есть объяснение: ни власть, ни общество, мы никогда не жили в условиях не только слышащего государства, но и демократического общества. Очевидно, нужно время для обретения навыков обоюдного взаимопонимания и взаимодействия, а самое главное - умения слушать друг друга.

Что касается институтов, которые позволяют коммуницировать власти и обществу между собой, то они известны. Это развитые институты гражданского общества – политические партии, общественные объединения, профессиональные союзы, независимая пресса, судебная система, честные выборы и др.

При этом надо иметь в виду, что сегодня названные институты даже в государствах с развитой демократией дают определенные сбои. Исходя из этого, можно заключить, что в настоящее время любой демократический институт должен не только копировать так называемый «оригинал», но в каждом конкретном случае привносить в него, что-то новое. Исходя из этого, нами и было высказано предложение об изменении порядка избрания депутатов в Мажилис Парламента. Сегодня Парламент представляет всего лишь партийно-политический срез общества, тогда как интересы иных субъектов общества в нем не представлены. Но, помимо партий, есть и другие члены общества, которые также должны быть представлены в законодательном органе, но на иной правовой основе, например, на основе принципа непосредственной демократии. Это - когда трудовой коллектив из альтернативы предложенных кандидатов выберет одного депутата.

Упростить процедуры

- Не могу не согласиться с Вами, что сегодня мы имеем декоративную демократию плебисцитарного типа. И как это устранить?

- Выше уже отмечалось, что, прежде всего, нужно упростить процедуру создания политических партий с тем, чтобы открыть им возможность участвовать в выборах. Помимо представителей имущих классов, к выборам надо допустить представителей от трудовых коллективов, которые в силу отсутствия финансовых возможностей, не могут позволить себе заниматься политикой.

Кроме того, необходимо усовершенствовать порядок формирования ЦИК РК. Этот орган должен быть равно удаленным от всех ветвей власти, в том числе и от главы государства. Его члены не должны иметь статус политических государственных служащих, так как им это запрещено законом (п.12 ст.20 Конституционного закона о выборах), но, тем не менее, они имеют такой статус. Способствует ли этот статус членов ЦИК, повышению их независимости от властных институтов? Если при наличии независимой системы избирательных органов, свободной прессы, этот институт может работать более или менее эффективно, то в условиях нашей действительности эффективность его весьма низка. Нет гарантии, что к выборам будет допущен тот кандидат, который действительно интересен избирателям.

В результате избирателю предлагают голосовать не за того кандидата, которого он реально хотел бы видеть в Парламенте, а за того, который был зарегистрирован в качестве кандидата в депутаты. Иными словами, сегодня наше избирательное законодательство никак не учитывает мнение избирателей (их групп, коллективов) на допуск их «народного» кандидата к выборам. Отсюда большой процент избирателей-абсентеистов, т.е. тех, кто не ходит на выборы.

Конечно, такая модель демократии не является устойчивой и, как правило, подвержена социальным конфликтам.

В Конституции закреплено, что Парламент - это высший представительный орган, осуществляющий законодательную власть. Если это так, то почему в нем напрямую, не могут быть представлены, неформальные лидеры от крупных социальных групп, трудовых коллективов. В Сенате Парламента такие же представители есть от Президента РК и от Ассамблеи народа Казахстана.

Сегодня назначение членов ЦИК является личной прерогативой Президента РК, Председателей Сената и Мажилиса Парламента, тогда как низовые избирательные комиссии формируются маслихатами из кандидатов, представленных политическими партиями. Почему бы эту практику представления политическими партиями кандидатов в члены ЦИК РК не распространить на Президента и председателей палат Парламента? Конечно, это далеко не весь перечень рекомендаций, внедрение которых способен устранить декоративность нашей демократии.

- Как избиратель может в результате своего волеизъявления влиять на выборы и избирать не тех кандидатов, которые им навязывают, а тех, кого знают, и кто может реально решать проблемы?

- Чтобы не повторяться, отмечу, что избиратель может влиять на выборы только одним способом – масштабной явкой на избирательные участки. По этому поводу хочу напомнить цитату Уинстона Черчилля о том, что «Плохую власть выбирают хорошие люди, которые не ходят на выборы». Спасибо Вам за интересные вопросы!

Фото из открытых источников


Айгуль Омарова

Публикации автора

В основе интереса Запада – экономика, прежде всего

Абьюзерами не рождаются. Ими становятся

Исправляя чужие ошибки, не наделать своих

Не всё так однозначно. Или семь раз отмерить, прежде чем менять устоявшуюся систему выборов

Всему начало – политико-юридическое образование женщин

Первые шаги нового премьера

Топ-тема

Другие темы

ПОЛИТИКА | 19.04.2024

Аргументов становится всё меньше

АНАЛИТИКА | 19.04.2024

В этот день. Независимость, «Копейка» и Симпсоны

ГЕОПОЛИТИКА | 18.04.2024

Наводнения между Россией и Казахстаном

ПОЛИТИКА | 17.04.2024

«Закон Салтанат». Точки над «Ё»

ОБЩЕСТВО | 17.04.2024

Паводки и мажилисмены: депутаты выехали в пострадавшие регионы

ОБЩЕСТВО | 17.04.2024

Как Казахстан продвигает права человека через обязательства перед ООН