Алматы

23.04.2021

Третьим будешь?


О третьем президенте и сроке годности второго.

В последнее время опять «вдруг» заговорили о следующих выборах президента страны. По идее до 2024 года еще есть время и можно не торопиться (асықпаймыз, как говорят казахи), но разговоры все же пошли, и их никто запретить не может: все же свобода слова у нас кое-какая осталась. При этом важно, в какую сторону нужно направить эти разговоры – рассуждать на тем, кто будет третьим или же готовить своего кандидата? Или опять, по привычке, плюнуть на все, решив, что наш голос ничего не значит?

Сегодня мало кто сомневается, что Токаев является переходным президентом, олицетворяющим тот самый транзит власти, о котором начали говорить лет десять назад. Нет никаких сомнений и в том, что он давно готовился к этой участи (точнее, его готовили), терпеливо ожидая в кресле начальника верхней палатки парламента. Конечно, были версии, что следующим после Нурсултана Назарбаева станет настоящий его преемник, который, возможно, тоже «вживется в роль», но такой сценарий изначально не был выгоден режиму. При всей его логичности, необходим был некий буфер, который призван был смягчить перегрузки, связанные с этим самым транзитом.

Оговоримся. Никто не сомневается в том, что Касым-Жомарт Кемелевич является преемником Нурсултана Абишевича – и юридическим, и политическим, и любым другим. Но при этом, при всем к нему уважении, он не является главным героем операции «Преемник». Это то, что сетевые конспирологи называют «многоходовочкой», хотя именно эти виртуальные политологи предсказывали пришествие Дариги Нурсултановны в виде второго президента. Но чтобы понять глубину таких манипуляций, нужно разобраться в том, зачем нужно было все так усложнять.

Главная миссия этого переходного (читай, временного) квартиросъемщика в Акорде была в том, чтобы расслабить сильную президентскую вертикаль или попросту снизить авторитаризм в стране. Нет, не в плане того, чтобы увеличить практическую демократию и дать чуток власти народу, хотя это тоже просматривалось фрагментарно, а сделать так, чтобы следующий (за вторым) президент не смог узурпировать власть, как первый. В этих словах нет никакой крамолы, так как сам режим этого практически открыто признает, называя конституционную реформу 2016-2019 годов «перераспределением полномочий». Все эти поправки сводились к тому, чтобы максимально рассредоточить управление страной по всем ветвям власти, а сами ветви – распределить между кланами и группировками.

Насколько это удалось – вопрос отдельный. Но концепция «слышащего государства», разные там нацсоветы, законы о парламентской оппозиции и даже выборы сельских акимчиков – все это и многое другое является запланированными еще с дотокаевских времен инициативами самой власти. Если упомянутое перераспределение полномочий позволило внести небольшие изменения в структуру управления страной, сделать пару шагов к президентско-парламентской (не путать с парламентско-президентской) республике, то политические реформы, касающиеся внедрения инструментов прикладной демократии, призваны были придать картинке красок, создав иллюзию той самой демократии. Здесь можно было употребить знаменитое черномырдинское «Хотели, как лучше, а получилось, как всегда», но дело в том, что ничего они на самом деле не хотели, разве что лучше только для себя.

Выборы (или то, что по закону у нас называется «выборами»): и президентские, и парламентские, и предстоящие акимовские – тоже из этого разряда. Режим многие годы и всеми способами внедрял в сознание масс, что он сам, без электората, разберется, кого куда «выбирать» и даже достиг в этом определенных успехов во время президентской кампании 2019-го «что-то пошло не так», и тогда пришлось действовать «как всегда». На январских парламентско-маслихатовских выборах было то же самое и даже пришлось существенно сдерживать независимых наблюдателей, любящих подсматривать за подтасовками.

С этой точки зрения проводить в обозримом будущем новые президентские выборы для власти очень не выгодно, настрой общества и еще не подзабытый опыт за две кампании могут расстроить планы по продвижению настоящего «Преемника». Конечно же, многим сейчас интересно, кто же станет третьим президентом Республики Казахстан, но на самом деле это не настолько важный вопрос, сейчас необходимо обратить внимание на другой аспект. Речь идет о том, насколько будет готово само общество (которое принято называть «гражданским») к этой новой электоральной кампании.

Действительно, какая разница среднестатистическому избирателю, кто въедет в Акорду в 2024 году: Самат Абиш или Дарига Назарбаева, Карим Масимов или Асет Исекешев, Кайрат Боранбаев или Боранбай Кайратов? Можно, конечно, с умным видом порассуждать о последствиях прихода к власти того или другого, предположить, чем это будет чревато для оппонирующего клана или пованговать насчет смены двоевластия на троевластие, но все это будет лишним, так как суть власти для простого гражданина не изменится, а если и изменится, то не в лучшую сторону. Поэтому необходимо быть готовым не только к самим выборам, но и к тому, чтобы для начала определиться со своим (альтернативным) кандидатом.

Сейчас пошли разговоры о том, что президентские выборы пройдут в срок, но при этом само голосование состоится в первое воскресенье декабря 2023 года. Не будем с этим спорить, но на наш взгляд нужно быть готовым к тому, что они могут грянуть, как всегда, неожиданно – это главная фишка властей, чтобы переизбраться без особых для себя проблем. Здесь нужно отметить, что на этот раз режим пойдет немного по другому пути, так как нужно будет для начала использовать весь потенциал нынешнего главы государства, а также успеть подготовиться самим. При этом немаловажное значение в реализации операции «Преемник» имеет самочувствие первого президента и решимость его окружения, но это, наверное, тоже тема для отдельного разговора.

Что касается нынешнего, то у него, действительно, еще не исчерпан не только срок годности, но и политический потенциал, да и не все реформы еще проведены с точки зрения создания того самого буфера для третьего президента. Но при всем вышесказанном, нужно помнить о том, что политическая роль президента будет снижаться, а параллельно повысится значимость главы правительства и правящей фракции в парламенте. Конечно, это все будет лишь декорациями, но де-юре и де-факто все идет к так называемому китайскому варианту правления. Коротко говоря, режим сейчас подходит к важному рубежу – обеспечению сменяемости власти, но только в своем кругу, формально обозначенном партбилетами «Нур Отана».

Поэтому нужно вспомнить политическую поговорку: «К новым выборам необходимо готовиться сразу после окончания предыдущих». И подготовка это не должна ограничиваться камланием на тему, кого назначат преемником преемника.


Мирас Нурмуханбетов

Редакция


Елтай Давленов

Нур-Султан


Полат Джамалов

Президент московского фонда «Казахская диаспора»


Серік Ерғали

Нур-Султан


Марат Исабаев

Алматинская область