Алматы

21.04.2021

Казахстан в «тридцатке»… с конца


Индекс свободы прессы-2021: Вакцина против дезинформации.

Состояние стабильно плохое. Именно такой диагноз можно поставить свободе слова в Казахстане, опираясь на ежегодный Всемирный индекс свободы прессы, опубликованный вчера «Репортерами без границ». Казахстан хоть и приподнялся на пару позиций, но до сих пор занимает самые последние места (155-ое из 180 стран) в группе «сложная ситуация» на карте рейтинга, на который ориентируются политики и инвесторы.

Для начала небольшой ликбез для общего понимания. Международная неправительственная организация «Репортеры без границ» (Reporters sans frontières; RSF) была создана в 1985 году со штаб-квартирой в Париже. С 2002 года RSF публикует Всемирный индекс свободы прессы, ставший одним из главных показателей, на который ориентируются не только зарубежные политики, но и инвесторы и бизнесмены, не говоря уже о дипломатах, правозащитниках и международных организациях, включая Всемирный банк. Именно поэтому его с опаской ожидают главы многих стран, а некоторые наши министры стремятся дезавуировать, называя его необъективным.

Между тем сам Индекс представляет из себя список из 180 стран, расположенных согласно уровню свободы местных журналистов «по убыванию» – от самых свободных к менее свободным. Это довольно объективное отражение ситуации со свободой СМИ, основанное на оценке плюрализма, независимости медиа, законодательства и защищенности журналистов в этих странах. Стоит отметить, что он не является рейтингом лучшей социальной политики и, конечно же, не показатель качества журналистских материалов, как представляют некоторые. Методология составления Индекса довольно сложна, но, тем не менее, объективна, и базируется на анкетировании экспертов и мониторинге репрессий против журналистов в той или иной стране.

Что касается опросника, то в нем представлены такие темы, как плюрализм, независимость медиа, окружающая среда, самоцензура, законодательство, прозрачность и качество инфраструктур, поддерживающих медиа-продукцию – всего 87 вопросов, которые позволяют представить общую картину состояния свободы прессы в стране. Относительно репрессий также существует устоявшаяся методология, опирающаяся на данные корреспондентской сети в 130 странах мира. Полученный список репрессий, измеряющий уровень насилия против работников информационной сферы за определенный период времени, позволяет сформировать Индикатор репрессий. Этот количественный показатель помогает оценить средневзвешенное качественного анализа ситуации в стране, которую описывают участники опроса. Стоит отметить, что методология составления Индекса не позволяет подниматься в рейтинге странам только из-за того, что там мало или вовсе не зарегистрировано преследований журналистов. То есть если где-то настолько плохо, что уже и репрессировать некого, это не сделает страну лучше – для этого нужно нечто другое.

Конечно, даже зная формулу расчета, трудно с точностью утверждать, какие именно показатели позволили подняться Казахстану на два пункта (с 157 на 155-ое место), но, по нашему мнению, этот рост был достигнут благодаря декриминализации клеветы, что по международным стандартам является существенным показателем состояния свободы слова в стране. При этом стоит отметить, что наша страна находится в «красной зоне» Карты свободы прессы. Это означает, что в Казахстане с этим делом «сложная ситуация» со своим индексом 50,28. Здесь отметим, что наилучшим показателем является «6,72» у Норвегии, а наихудшим – «81,45» у Эритреи, забравшей в этом году место аутсайдера – Северной Кореи.

Всемирный индекс свободы прессы 2021 года обнародован под названием «Журналистика – вакцина против дезинформации, но доступа к ней нет уже более чем в 130 странах». Как и следовало ожидать, большинство нарушений прав журналистов и показателей свободы прессы базировались именно на ситуации вокруг пандемии и отношении властей отдельных стран к ней. Отмечалось, что ряд государств воспользовался ситуацией, чтобы взять под контроль информационное поле. В то же время барометр «Эдельман Траст» за 2021 год выявляет тревожащее общественное недоверие к журналистам: 59% респондентов в 28 странах, где считают, что журналисты намеренно пытаются ввести общественность в заблуждение, распространяя информацию, которая, как они сами знают, является ложной. То есть это всемирная тенденция, а не то, что наблюдается только в Казахстане. Однако, как отмечается в исследовании, журналистская строгость и плюрализм помогают противостоять дезинформации и «инфодемии», т.е. манипуляциям и слухам.

В региональном (в основном, касающийся постсоветских республик) отчете RSF «От вируса дезинформации и контроля над прессой в Восточной Европе и Центральной Азии лекарства не существует» отмечаются факты «синдрома подавление независимой информации», выраженной, в частности, полной блокировкой интернета. Так это было в Азербайджане и Армении во время Карабахского конфликта, в Кыргызстане после спорных парламентских выборов. Особо была отмечена Беларусь в связи с фальсификациями итогов президентских выборов и развернувшимися после них репрессиями в отношении независимых СМИ. Но, как отмечалось выше, наибольшие нарушения свободы прессы, в том числе и нападения на журналистов, фиксировались в регионе в связи с пандемией и введенными санитарными нормами. Также отмечалась «государственная ложь» вокруг данных о заболевших короновирусной инфекцией, и здесь своеобразным антилидером является Туркменистан.

Казахстан в данном отчете упомянут лишь однажды – в связи с инцидентом на западе республики, где была задержана команда KTK TV за «нарушение режима чрезвычайного положения» в тот момент, когда она вела репортаж об условиях работы в больнице. Журналисты были помещены в двухнедельный принудительный карантин, после чего получили предупреждение. Стоит напомнить, что закон позволял журналистам работать во время эпидемии, что было отмечено в самом отчете.

В целом же, Восточная Европа и Средняя Азия остались в 2021 году на предпоследнем месте в региональном рэнкинге. Общая стабильность индекса, как отмечается в отчете, в период с 2020 по 2021 год (который в целом снизился на 0,3%) не должна обманывать и заслонять картину в среднесрочной перспективе: его показатель в целом сейчас находится на 12% ниже, чем в 2013 году, когда он был создан.

Последний абзац регионального отчета, наверное, стоит процитировать полностью – чтобы не быть обвиненными в выдергивании из контекста. «На фоне этой достаточно мрачной в целом картины наиболее тревожным феноменом для будущего свободы прессы в Восточной Европе и Средней Азии является движение регионального лидера – России – в сторону все более репрессивной модели в отношении независимых журналистов и СМИ. Помимо все более ограничительных законодательных инициатив, полиция никогда не заходила так далеко в массовом давлении на журналистов, как это произошло во время демонстраций, связанных с оппозиционным деятелем Алексеем Навальным, с целью помешать их освещению. Очевиден риск того, что в этом регионе по окончании трудного периода санитарного кризиса свобода прессы еще больше пострадает от всплеска социальных и политических движений, а также от ответных действий со стороны правительств, зараженных вирусом авторитаризма».

Тут, как говорится, без комментариев, тем более, привычка проецировать нас на Россию (или наоборот) в данном случае будет весьма полезной и самокритичной. А если вернуться в Казахстан и вспомнить наш неутешительный рейтинг, то можно с сомнительной гордостью сказать, что наконец-то мы попали в 30-ку. Пусть даже с конца. Но нам есть куда стремиться. Только нужно помнить, что движение в ту или иную сторону и сама тенденция этого движения зависит не только от власти и журналистского сообщества, от профессионализма правозащитников и непрофессионализма чиновников, но и от всего общества, в первую очередь, от вас – тех, кто все же дочитал этот материал до конца.


Мирас Нурмуханбетов

Редакция


Елтай Давленов

Нур-Султан


Полат Джамалов

Президент московского фонда «Казахская диаспора»


Серік Ерғали

Нур-Султан


Марат Исабаев

Алматинская область