Алматы 23.11.2023 13502

Конструктивизма век недолог. И потому так ценен он!

Пожалуй, только древние города юга Казахстана могут сегодня похвастаться многовековым архитектурным разнообразием. В остальных городах в силу природных или исторических причин осталось лишь несколько срезов архитектурных эпох. Купеческие дома конца 19 века, сталинский ампир, хрущевки, советский модернизм и современная застройка. Древности сохранились далеко не в каждом (справедливости ради, далеко не в каждом городе они и были), да даже с купеческими кварталами повезло не всем. И уж тем паче, почти не нашлось места в других, кроме тогдашней столицы городах места самому кратковременному в ХХ веке архитектурному стилю - конструктивизму.


Как стиль конструктивизм есть прямое наследие революционных идей рубежа 1910-1920-х. Долгое время он существовал лишь на бумаге - считалось, что строить такое в натуральном виде как-то чересчур смело. Самым радикальным проектом той поры стала знаменитая башня Татлина, которая так и не была построена. Со временем именно геометрические принципы лягут в основу этого стиля. Ясные линии, крупные объемы, большие площади стекленея. Стиль этот возник практически из ниоткуда - никакой преемственности с прошлым у него нет. Собственно, что отвечает главному принципу революционности. Теперь предпочтение отдавалось не внешнему декору, а прикладному значению зданий. То есть, только прямое исполнение функций и никакой вычурности. Это своего рода романтика отрицания. Ведь главной идеей стиля предыдущей эпохи – модерна было «искусство ради искусства». Конструктивизм считал необходимым только для практических потребностей: линии становятся четкими, лаконичными без «буржуазных рюшечек».

На Западе этот стиль назывался функционализм и развивался почти одновременно с советским конструктивизмом. Надо сказать, что стили хоть и называются по-разному, но по сути являются одним и тем же. Отцом-основателем обоих названий можно считать французского архитектора Ле Корбюзье. В 20-е годы он активно продвигал свой новый стиль и довольно часто приезжал в СССР, где плотно общался и влиял на архитекторов, которые оставили свой след и в алматинском конструктивизме – самые яркие из них, конечно, Моисей Гинзбург и Игнатий Минилис. Получается, что опосредованно свои идеи Корбюзье отразил и в строениях первых лет столичный Алма-Аты 20-х, 30-х. В первозданном виде, увы, сохранилось немногое.

В конце 1920-х годов с получением нового статуса городу полагался и правительственный квартал. Его решено было заложить в окрестностях Казачьей площади, которая сегодня официально называется площадью Астаны, а в народе – «Старой». В 2017 году при реконструкции улицы Панфилова даже обнаружили фрагмент старого камня, которым мостили новый правительственный квартал. Так получилось, что окрестности Старой площади и стали своего рода заповедником советского конструктивизма под открытым небом. Главным зданием тут стал Дом Совнаркома, построенный в 1927-1928 годах, где сегодня располагается Академия искусств имени Жургенова.

Сегодня этот дом очень отличается от своего первоначального облика, потому что был неоднократно перестроен и перекрашен. Главная перемена – это застекление пространства под колоннадой, которая, по сути, и нарушила всю композицию. Та самая колоннада, которая сегодня составляет фойе Академии искусств, ранее считалась торжественным холлом Дома правительства. Неким пространством «на сваях», что давало зданию «воздух» - один из важнейших принципов этого стиля. Ансамбль Дома Совнаркома представляет собой по замыслу автора архитектурно-пространственную композицию, совмещающую застекленные и глухих плоскости и объемы Каркас монолитно-железобетонный с мягким камышитовым заполнением, впервые примененный в практике строительства общественных зданий в Алма-Ате.

Рядом с ним – бывший центральный телеграф. Он принадлежит «карандашу» архитектора Георгия Герасимова, который впоследствии построит и ГАТОБ, и дом-усадьбу Мухтара Ауэзова. Здание телеграфа, пожалуй, наиболее точно сохранило архитектурные принципы конструктивизма до наших дней. Сухая геометрия, причем не прямоугольная, а как раз-таки практически с отсутствием углов. Уже в 1950-е к зданию приделали знаменитую башню с многострадальными курантами, соединив со зданием консерватории. Здесь когда-то размещался почтамт, телеграф, телетайп, международный и городской телефоны. Формально почтовое ведомство располагается там и сегодня, правда значимость его сильно упала со временами, когда при взятии власти в первую очередь необходимо было завладеть почтой, телефоном и телеграфом.

Сегодня здесь расположились любимые средним классом гастробары. Пабы и рестораны расположились в здании по восточную сторону улицы Панфилова. Смотря на это ресторанно-барное место сегодня едва ли кто из их посетителей вспоминает что тут было чуть меньше века назад. А ведь это здание некогда могущественного ведомства – управления Турксиба. Сейчас мало кто помнит и мало кто осознает, что именно благодаря этой железной дороге Алма-Ата и стала столицей Казахстана. Ведь долгое время наш город находился на транспортном отшибе, когда с внешним миром нас связывали лишь семипалатинский и пишпекский почтовые тракты. Когда в 1929 году в Алма-Ату пришел первый поезд, событие это освещали все советские СМИ – чего уж говорить если корреспондентами от «Гудка» на этом событии были легендарные Илья Ильф и Евгений Петров – свои впечатления об открытии станции и всей дороги они перенесут на страницы «Золотого теленка». Роман и железная дорога прослужат более чем контора, курировавшая ее строительство. Уже в послесталинскую эпоху контору упразднят, хотя вплоть до 90-х здесь будут квартировать другие госконторы. Ресторанно-тусовочным это место станет уже в новом тысячелетии.

Аналогично произойдет и со зданием Дома наркоматов, которое находится в двух кварталах севернее от бывшего управления Турксиба. В 20-х, 30-х здесь располагались советские ведомства-гиганты – Наркомфин, Наркомзем, Наркомстрой. Однако «пожили» они здесь недолго – тот же наркомат финансов уже в 1938 году переехал в здание новой эпохи, которое также по сей день стоит на пересечении улицы Айтеке би и проспекта Аблай хана. А уж когда было построено здание нового Дома правительства – ныне КБТУ, госведомства стали оттуда съезжать. В 70-е, 80-е этот дом облюбовали редакции газет и конторы издательств. А в конце 80-х там была построена закусочная, которая со временем и вытеснила название «дома наркоматов». Для большинства алматинцев среднего поколения дом наркоматов называется не иначе как «кафе Солянка».

Парадокс – но почему-то именно дома в стиле конструктивизма облюбовали владельцы точек общепита уже в новое время. Скажи современному алматинцу – Жилкомбинат номер один – он лишь недоуменно поморщится. А скажи Улица ресторанов и баров – сразу опознает одно из самых тусовочных мест по бывшей улице Фурманова. А ведь речь идет об одном и том же объекте. Когда-то в конце 1920-х туда вселяли элиту – руководителей и сотрудников ведомств. Жилые дома в стиле конструктивизма сегодня сохранились в Алматы по проспекту Назарбева по восточной стороне от улицы Богенбай батыра до улицы Кабанбай батыра. В одной из квартир этих домов жили одиозные партийные вожди Филипп (Шая) Голощекин и Левон Мирзоян.

Вообще, довольно символично, что здания, связанные порой с самыми зловещими историческими фигурами в новом веке, становятся местами, облюбованными модной молодежью и хипстерами. Еще один пример – бывшее здание НКВД КазССР 1934 года, что на пересечении улиц Карасай батыра (Виноградова) и (Дзержинского). Здание, пользовавшееся темной славой и по сей день считается одним из самых зловещих в городе – до сих пор в ходу легенды о том, что вахтеры в этом здании долго не высиживали на этой работе – по ночам там то и дело слышались стоны и крики. Что неудивительно, до сих пор точно неизвестно сколько людей было здесь замучено. Сменим название на МГБ, а потом и КГБ отстроит себе здание по соседству в новом стиле – там и будет заседать вплоть до конца ХХ века. Сегодня здесь галерея «Улар» и (Не)музей архитектуры Алматы, делающий довольно интересные проекты. Об одном из них – история города через историю домов – мы недавно писали.

Увы, сильно перестроен – если не сказать резче «изуродован» - бывший клуб НКВД, где ныне Уйгурский театр музкомедии, когда-то был построен с многоступенчатым центральным полукруглым фасадом. Строение имело ярко выраженные элементы конструктивизма. На центральный фасад выходил большой балкон. Два торцевых корпуса предназначались сначала для помещений клуба, а затем для нужд театра. В начале «нулевых» все это было застеклено, в результате чего была увеличена площадь 2, 3 и 4 этажей, вследствие чего был утрачен многоступенчатый фасад и облик здания был кардинально изменён — два торцевых корпуса фактически стали едиными с входной группой. Подобные «нововведения» даже стали поводом исключения этого здания из списков памятников архитектуры. Действительно, сегодня театр кажется захудалым бизнес-центром или бедной тойханой на городских выселках.