Алматы 22.08.2023 9655

Гугуша – серьезная проблема для Ш. Мирзиёева?

Две недели назад дочь Гульнары Каримовой Иман опровергла широко транслируемую тогда узбекскими СМИ информацию о якобы конфискации в Великобритании люксовой недвижимости ее матери. Иман, в частности, отметила: «Ничего не было конфисковано в Великобритании. Вчерашнее слушание было инициировано из-за того, что компании, владеющие имуществом, были распущены, поэтому имущество перешло под номинальный контроль короны (имеется в виду британское государство – наше примеч.)». Кроме того, по словам Иман, назначили управляющего данным имуществом, который будет следить за его состоянием. В итоге, как сообщает Иман: «Суд вынес решение о приеме в управление, что никоим образом не означает, что имущество было конфисковано. Гульнара Каримова не была представлена и не была уведомлена о вчерашнем слушании».


Справедливости ради нужно отметить, что первоначально информацию об этой «конфискации» сообщило британское Бюро по борьбе с мошенничеством в особо крупном размере (Serious Fraud Office, SFO). В начале августа руководитель SFO Лиза Осовски уведомила общественность, что Бюро выявило вокруг трех объектов элитной недвижимости в Великобритании схему с несколькими оффшорными счетами и компаниями Гульнары Каримовой, что позволило британскому государству взять под управление все это имущество. (Стоимость этой недвижимости оценивается на более чем 20 млн фунтов стерлингов.) Лиза Осовски заметила: «Это решение является шагом вперед в нашем деле и в наших постоянных усилиях по искоренению грязных денег в Великобритании». Скорее всего, информацию для SFO предоставляет какая-то заинтересованная сторона, и нетрудно догадаться, кто это может быть. По информации Минюста Узбекистана, Гульнаре Каримовой за рубежом, в общем, принадлежат активы на сумму около 1,3 млрд долларов. Генпрокуратура Узбекистана совместно с коллегами из США, Швейцарии, Франции, России и Латвии работает над возвратом этих капиталов.

До этого у Г. Каримовой было еще больше собственности. Так, в 2018 году в Швейцарии присудили конфисковать активы Гугуши на сумму более 555 млн долларов в двух швейцарских банках. В августе прошлого года Швейцария обязалась вернуть Узбекистану из этих денег 131 млн долларов. В мае 2020 года Франция передала Узбекистану капиталы Каримовой на сумму 10 млн долларов. В феврале 2022 года Московский городской суд постановил конфисковать шесть элитных московских квартир Гугуши в пользу Узбекистана и России. При этом большие активы Г. Каримовой были конфискованы в Узбекистане. Как вы знаете, Г. Каримова уже передала узбекским властям имущество на сумму 1,2 миллиарда долларов в счет возмещения ущерба по возбужденным против нее уголовным делам. Сын Гульнары Каримовой заявил, что «конфискованные у его матери Гульнары Каримовой активы достались не государству, а родственникам и приближенным» Ш. Мирзиёева.

Как известно, после своего очередного переизбрания на пост президента РУз Ш. Мирзиёев провел масштабные чистки в ряде узбекистанских государственных органов, уволив более 40 человек из их руководящего состава. Некоторые чиновники получили от Мирзиёева разные выговоры. На днях Ш. Мирзиёев, по сути, «на корню» расформировал свою администрацию. И это очень значимое событие, так как администрация президента в Узбекистане издавна была одним из главных акторов политического процесса. Другими словами, Ш. Мирзиёев в очередной раз «зацементировал» прочность своей диктаторской власти. То есть в Узбекистане сейчас ему и его сподвижнику А. Усманову никто не может бросить вызов. На такое способен только, пожалуй, один человек – Гульнара Каримова. Таким образом, Гугуша потенциально может стать серьезной проблемой для власти клана Мирзиёевых.

Тем более что испытания, через которые прошла Г. Каримова, показали, что она – «крепкий орешек». Да и она, как говорится, видимо, «держит большой зуб» на Мирзиёева и Ко. Последние, разумеется, это понимают. Но они пока, наверное, не предпринимают окончательных действий по нейтрализации Гугуши, рассчитывая сначала получить от нее все ее немалые «накопления». Однако Г. Каримова, по всей видимости, не сдается. Гугуша оказалась «крепким орешком», «не раскололась», не отдала все свои «сбережения» действующему режиму Ш. Мирзиёева. Иначе она была бы сейчас на воле, жила бы припеваючи, например, в Ницце, либо в Лос-Анджелесе. Может быть, поэтому узбекские власти безуспешно продолжают пытаться отобрать недвижимость Г. Каримовой в той же Великобритании. Более того, в конце мая текущего года окончательно выяснилось, что 293 миллиона швейцарских франков (303 миллиона долларов) Гульнары Каримовой, замороженных в швейцарских банках, могут быть возвращены не в Узбекистан, а офшорной компании Takilant, принадлежащей Гугуше.

Тем самым швейцарский Федеральный уголовный суд в Беллинцоне удовлетворил апелляцию адвокатов Г. Каримовой, ибо швейцарские прокуроры не смогли доказать, что эти средства добыты коррупционным путем. В 2021 году тот же швейцарский суд на тех же основаниях постановил вернуть Гугушинской Takilant около 70 млн долларов из замороженных средств. Впрочем, помимо Генеральной прокуратуры Швейцарии, Департамент юстиции США намерен препятствовать передаче указанных капиталов компании Г. Каримовой. Как бы то ни было, следует признать, что Гугуша оказалась сильным соперником режима Ш. Мирзиёева, поскольку, даже находясь в тюрьме, она смогла успешно отстаивать свои активы и другие интересы.

Так, осенью 2021 года адвокат Г. Каримовой сообщила, что во время встречи с Гугушей она увидела синяки на её руках. До этого момента Уполномоченный Олий Мажлиса по правам человека (омбудсман) Ф. Эшматова заявляла, что якобы посещала Г. Каримову на зоне и состояние последней нормальное. Летом того же года дочь Гульнары Каримовой Иман писала в Инстаграме: «Сейчас Гульнара одна, и другим женщинам в колонии запрещено разговаривать с ней по указанию начальницы тюрьмы Гульрух Расуловны [фамилия которой тоже Каримова, но она нам не родственница], которая по приказу правительства оказывает психологическое и физическое давление на мою мать…Я вернулась в Узбекистан, чтобы попытаться увидеться с ней, однако правительство продолжает придумывать причины, чтобы держать её без связи с внешним миром; запрет на доступ даже к адвокатам, на телефонные звонки, письма и т. д.».

В октябре 2020 года многие СМИ перепечатали сообщение Иман в Инстаграме о том, что у ее матери двухстороннее воспаление легких (COVID-19) и ее состояние значительно ухудшилось. Тогда Иман писала, что Гульнару в тюрьме не лечат, так как будто бы такой приказ поступил из администрации президента. Иман решила, что лечению ее матери препятствует премьер-министр Абдулла Арипов. Кроме того, Иман написала, что это «явная попытка нынешнего президента Узбекистана Шавката Мирзияева избавиться от политического оппонента и дочери своего предшественника». По-видимому, если Гугуша начнет раскрывать миру детали своих дел, откроются многие нелицеприятные для действующей узбекской власти вещи. Все эти новости серьезно взбудоражили как интересующуюся общественность, так и международные правозащитные организации.

Конечно, узбекские власти в этой ситуации предстали в весьма неприглядном свете, что является большим достижением Гугуши. В этой связи отметим, что в соцсетях были такие высказывания: «Гульнара виновата, в этом нет никаких сомнений. В то же время правительство Узбекистана тоже не чистое. Если узбекское правительство справедливо, оно должно открыто судить Гульнару Каримову. Фактически, и Арипов, и Мирзиёев - главные фигуранты преступлений Гульнары. Поэтому они ее держат в тюрьме, не допускают к открытому суду». В то же время в соцсетях были ремарки в стиле «если Гульнар такая «чистая и честная» почему не обнародует данные по Арипову, а закон разберётся». Но дело в том, что Гульнару Каримову изолировали от всех и заседания суда проводят без неё.

Да, Гульнара Каримова сидит в тюрьме по делу - отбывает в тюрьме срок за хищения, уклонение от налогов, вымогательство и легализацию средств, добытых незаконным путем. Однако любой человек, даже самый кровавый диктатор, заслуживает необходимое лечение и право видеть адвоката, родственников. А врачи, которые идут на поводу у властей, просто забыли про клятву Гиппократа. Но Гугушу не могут просто так «нейтрализовать», ибо она еще имеет весьма значительные активы, на возвращении которых настаивают Мирзиёев и Ко. Напомним, узбекские власти методично «упаковывают» Гугушу уже ряд лет. В 2015 году Г. Каримову приговорили к 5 годам ограничения свободы, а в 2017 году – к 10 годам уже тюремного заключения, но затем этот срок уменьшили до 5 лет. Но в марте 2020 года Гугуше присудили очередной срок - 13 лет и 4 месяца лишения свободы. Сейчас она свой срок отбывает в колонии под Ташкентом.

Мартовский приговор 2020 года можно рассматривать как ответ Ташкента на письмо Гугуши, которое она написала Ш. Мирзиёеву в начале того же года, с готовностью отказаться от претензий на активы на 686 млн долларов, замороженных в Швейцарии, в обмен на отмену уголовного преследования в Узбекистане. В данном письме Г. Каримова заявила: «Ради сохранения семьи и здоровья, при правильных условиях, готова отказаться от любых претензий на денежные средства — единственно оставшиеся у нашей семьи и замороженные в Швейцарии с принятием «упрощенной процедуры закрытия дела», т. е. без публичного суда, с передачей в пользу государства 686 млн долларов». В письме Гугуша говорит, что ранее уже отказалась от претензий на 131 млн долларов, которые Швейцария обязалась вернуть в Узбекистан. Гугуша также пишет: «[Верховный суд] просто игнорирует любые обращения, несмотря на процедуру, более того, до сего момента мне не были представлены приговоры судов в отношении меня, и я их никогда не подписывала с ознакомлением». Г. Каримова в письме добавляет, что уже отбыла все сроки, если учитывать ее арест в феврале 2014 года.

Между тем, как писали разные источники, Ш. Мирзиёев при И. Каримове прославился как человек с авторитарными замашками, не терпящий альтернативное мнение, избивающий подчиненных. Короче говоря, такие качества, как правило, присущи человеку, способному быть султаном, деспотическим правителем. Одним словом, Мирзиёев не из тех, кто просто так упустит власть из своих рук. Он сам может создать непоправимые проблемы тем, кто пытается ему оппонировать. Собственно говоря, Ш. Мирзиёев, если следовать теории султанистских режимов, постепенно становится очередным восточным деспотом, по «восточной» традиции закрепляющим свое верховное положение посредством распределения среди своего клана и соратников собственности, которая ранее принадлежала предыдущим властным группировкам…

Фото из открытых источников


Талгат Мамырайымов