Алматы 20.06.2023 10233

Неоднозначная молодежная политика

В СМИ участились сообщения о буллинге, садистской дедовщине и других преступлениях среди казахстанской молодежи. В мае прошла информация, что за год выросло количество безработной молодежи, не получающей образование или профессиональную подготовку (7,9% от общего числа молодежи - 422 тысячи человек). В первом квартале 2022 года данный показатель составлял 6,7 процента. И это с учетом только официальной статистики, которая не «считает» молодёжь, ищущую работу не в центрах занятости, на порталах «электронного правительства», а по частным объявлениям или через знакомых. Если же учитывать неофициальные данные, то ситуация с профессиональной занятостью молодежи, наверное, весьма удручающая. В этой связи мы решили сегодня поговорить о государственной молодежной политике. Что с ней не так, если среди нашей молодежи процветают социальная неустроенность, насилие и крайние формы жестокости?


В марте этого года принята новая Концепция молодежной политики, в которой учтены ошибки прежнего соответствующего документа. Согласно новой Концепции, казахстанскую молодежь теперь будут вовлекать в гражданское участие и принятие государственных решений, в предпринимательство, в сферу просвещения и культуры, в современные ценности и патриотизм, в здоровый образ жизни и т.д. Короче, во всё хорошее против всего плохого. Вот только неизвестно, как это получится на практике, станет ли это очередной болтовней, как в предыдущие годы, пока непонятно? Поживем, увидим.

В ходе принятия Концепции правительство сообщило, что на молодежную политику до 2029 года намерены направить почти 500 млрд тенге. То есть чуть больше 1 млрд долларов на 6 лет. Сдается, что это слишком мало для того, чтобы вовлекать молодежь в гражданское участие и принятие государственных решений; в предпринимательство, работу на селе; в сферу просвещения и культуры; в современные ценности и здоровый образ жизни. Ведь на эту сумму среди прочего предполагается трудоустройство 1 млн молодых казахстанцев, «повышение цифровой грамотности 1,5 млн молодых людей, обеспечение социальными услугами через ресурсные центры 3,8 млн молодых», увеличение молодых участников военно-спортивных мероприятий до 880 тыс. человек – с доведением информации о мерах господдержки до 90% молодых людей.

К тому же до 2029 года государство будет выдавать льготные кредиты 18,2 тыс. молодым казахстанцам. Вдобавок запланировано увеличение талантливой молодежи с 500 тыс. до 1,1 млн человек, с предоставлением ежегодных 1000 грантов для молодых ученых. Хотя денег, выделенных на реализацию Концепции, достаточно для пиар сопровождения молодежной политики в русле создания её позитивного образа в виртуальном пространстве. Возможно, получится так, что преимущественно на пиар деятельность и пойдет эта сумма? Вроде бы политика среди молодежи пока, как и раньше, больше выражается в разных выступлениях, форумах, концертах.

Сегодня численность молодежи в нашей стране составляет более 6 миллионов человек. Следовательно, от социального состояния нашей молодежи в конечном итоге зависит вся ситуация в стране. Напомним, что с 26 февраля сего года в Казахстане вступил в силу закон «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Казахстан по вопросам государственной молодежной политики и социального обеспечения». По этому закону расширен «контингент» казахстанской молодежи, благодаря увеличению её предельной возрастной планки с 29 до 35 лет. Теперь к молодежи в Казахстане (от 14 до 35 лет) относятся уже свыше 6 млн человек - каждый третий казахстанец. Кстати, по указанному закону наша молодежь должна будет получать господдержку, участвовать в разных льготных госпрограммах. Одним словом, программ, проектов много, вот только их результаты пока слабо проявляются. Или мы смотрим не там, где нужно, то есть не надо искать результатов этих программ среди простой молодежи?

К примеру, несколько лет назад было заявлено о создании Фонда поддержки молодежных стартапов. Прямо как в лучших домах мира. Правда, где стартапы, а где простые молодые казахстанцы из села, у которых нет «блатных» родственников, «набивших руку» в продвижении разных стартапов с фонтанирующими идеями вселенского масштаба? Молодёжь из обеспеченных «интеллигентных» семей часто говорит – мы из простых семей, не понимая, что означает словосочетание «простая семья». Они думают, что простой казахстанец – это тот, кто может себе позволить обедать только в KFC, Burger King. Интересно, тогда к какой категории отнести тех по-настоящему простых, для которых вышеприведенные заведения – это роскошная еда только по большим праздникам? Такую молодежь казахстанцы из «простых семей» часто называют «маргиналами». В этой связи отметим, что коэффициент Джини (показатель социального неравенства) в Казахстане, по данным независимых экспертов, на порядок превышает официальные данные.

По данным за сентябрь прошлого года, 40,9% опрошенных молодых казахстанцев нуждались в собственном жилье. Молодость является периодом вхождения во взрослую жизнь, когда реализуется ряд социальных задач, ролей и статусов, связанных с получением образования, началом профессиональной деятельности, построением собственной семьи. Таким образом, если учитывать сегодняшний социально-экономический кризис, молодежь в нашей стране входит в число наиболее уязвимых в социальном плане возрастных категорий. Самый низкий уровень жизни (среднедушевые номинальные денежные доходы, обеспеченность доступным жильем, питанием, качественным лечением) наблюдается среди молодых казахстанцев, особенно из многодетных семей.

В таких условиях дети, молодёжь из многодетных семей имеют меньше стартовых возможностей для образовательного и профессионального роста, медицинского обслуживания и т.д. Социальное положение казахстанской молодежи почти всех регионов, этнических групп лучше всего отражает то обстоятельство, что большинство внутренних мигрантов в Казахстане составляют молодые люди (на наш взгляд, около 70%, или около 1,5 млн. человек, включая студентов-мигрантов). При этом их уровень жизни является одним из самых низких по стране. Как показывает мировая практика, если расходы на арендную плату превышают 30-35% всех расходов, то тогда очень мало остается средств на достойное питание, образование и отдых.

В то время как большинство внутренних мигрантов, согласно полевым исследованиям, тратят на арендную плату гораздо больше половины заработка, а в ряде случаев это делается в складчину. Социально-экономическая ситуация в нашей молодежной среде в ближайшее время, видимо, будет только ухудшаться. На фоне роста цен на тарифы, все группы товаров реальные денежные доходы казахстанцев существенно уменьшились. Отдельно следует указать, что зачастую горизонтальная мобильность молодых казахстанцев в поисках, например, более хорошей работы ограничивается именно властями. (По крайней мере, так было раньше.) В частности, за отсутствие прописки по месту жительства на заработках в крупных городах можно заполучить штраф, а в некоторых случаях полиция может и задержать «для выяснения вашей личности».

Власти практически не работают над обеспечением трудовой миграции из села в города. В итоге ложная урбанизация (с превышением спроса на рабочую силу) не только создает нагрузку на социальную сферу городов, но и является одним из направляющих векторов пауперизации значительного количества казахстанцев. Внутренние мигранты, как правило, проживают в неблагоустроенных жилых районах, или на окраинах, в пригородах крупных городов, почти не имеющих необходимую инфраструктуру (горячую воду, дороги, центральное отопление и т.д.). Одним из ярчайших индикаторов качества молодежной политики является уровень самоубийств среди нашей молодежи. По числу суицидов среди подростков, молодежи наша страна вот уже ряд лет в числе мировых лидеров. Суицид является второй причиной смертности среди молодежи после ДТП.

Социальные проблемы молодых жителей Казахстана в большинстве случаев приводят к распространению среди них разных пороговых психологических расстройств (неврозы, депрессии и пр.), преступности, наркомании, алкоголизма (стремление «забыться»). Доминирующий в нашем обществе, особенно среди молодых, культ успеха, силы, так же зачастую становится основой для развития различных неврозов. Из-за неврозов развиваются разные физиологические болезни, ухудшается общее состояние организма. Молодые люди в таком состоянии, при только начавшемся осмыслении жизни, слабо справляются с жизненными невзгодами, менее конкурентоспособны в образовательной, трудовой деятельности, склонны к суициду. В данный момент, наверное, около 10-15% нашей молодежи живет на грани скрытого суицида, поскольку у них практически отсутствует вера в хорошее Будущее.

Как показывают исследования психологов, человек строит, ощущает настоящее, как образ будущего. Следовательно, отсутствие веры в хорошее будущее приводит к потере интереса к жизни, нити ее смысла, высокому уровню социального пессимизма. Большинством молодых казахстанцев остро переживается (чаще - латентно) невозможность самореализации ввиду отсутствия ресурсов, возможностей. В большей мере именно среди простой казахстанской молодежи превалирует ощущение несправедливости социального устройства страны. Казахстанская молодежь рассматривает нашу социальную несправедливость не только как неодинаковые возможности по доступу к материальным благам, престижу и власти, но и как неравенство перед законом высших и остальных слоев населения Казахстана.

Между тем власти уверенно рапортуют об успехах в молодежной политике, указывая на рост числа выделяемых грантов для поступления в вузы, на бесплатное профессионально-техническое образование, что уровень молодежной безработицы не превышает несколько процентов. А критику молодежной политики многие властные чиновники не воспринимают – им нужен только «конструктив». Они не хотят видеть и слышать то, что им не нравится, либо кажется «сплошным негативом». Жить и заниматься своими делами без критики - какая для них услада. Валидность аналитики, научных выводов в их дискурсе выстраивается по линии ценностного отношения – нравится, симпатично, либо нет.

Помните, как Н. Назарбаев требовал не критиковать, а «делать конструктивные предложения»? Он, скорее всего, не понимал, что в аналитической критике уже содержатся пути решения рассмотренных проблем. При Н. Назарбаеве власти были привержены к нейтрализации «нежелательной» политической активности молодежи, в том числе посредством вовлечения молодежи в разные зонтичные «болтологические» структуры, от которых никакого социального толка не было. Повторится ли это в будущем? Никто не знает, и не может быть однозначно уверенным в том, что прежнее забалтывание проблем молодежи не повторится.

Фото из открытых источников


Талгат Мамырайымов