Астана 21.12.2022 2749

Климатический кризис и окружающая среда в Центральной Азии - есть ли надежда?

Государства Центральной Азии - Казахстан, Кыргызстан, Таджикистан, Туркменистан и Узбекистан - сталкиваются с серьезными экологическими проблемами, которые еще больше усугубляются изменением климата. Эти проблемы сложны, взаимосвязаны и часто коренятся в общем советском наследии этих стран.


2 декабря государства Центральной Азии собрались на Диалог высокого уровня по изменению климата и устойчивости в Ташкенте, столице Узбекистана. Представители правительств всех стран Центральной Азии, а также дипломатического сообщества и международных организаций, гражданского общества и представителей частного сектора собрались, чтобы наладить многосторонний диалог и «разработать долгосрочное видение для повышения устойчивости к изменению климата и стихийным бедствиям путем совместного принятия целостных мер в области климата». Это была редкая многосторонняя встреча между государствами региона, и она состоялась в самое подходящее время.

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ:

Каспий на грани экологической катастрофы

О рисках «близких» вселенских катастроф

Водный кризис в Центральной Азии и его последствия

В списке вопросов - как бороться с климатическим кризисом в Центральной Азии и унаследованными экологическими катастрофами: сильным загрязнением воздуха, вырубкой лесов, ядерным загрязнением и экологической катастрофой - исчезновением Аральского моря. По данным швейцарской компании IQAir, специализирующейся на технологиях контроля качества воздуха, города Центральной Азии занимают одно из худших мест в мире по уровню загрязнения воздуха. Исследования показывают, что основным источником загрязнения воздуха являются старые угольные электростанции советской эпохи, которые отапливают города в суровые зимы. Еще одной серьезной проблемой является вырубка леса - Международный союз охраны природы (МСОП) пришел к выводу, что причиной вырубки леса в Центральной Азии стал экономический спад в 1990-х годах, в результате которого люди стали больше полагаться на урожай и животноводство, что привело к данной проблеме.

Ядерное загрязнение - еще один фактор, который продолжает угрожать жизни местных жителей в регионе. В Казахстане Семипалатинский полигон — это бывший советский ядерный полигон, расположенный на северо-востоке Казахстана. По данным казахстанских ученых, население окрестностей Семипалатинска и прилегающих регионов до сих пор страдает от генетических проблем и раковых заболеваний несмотря на то, что полигон закрыт уже более 30 лет. В Кыргызстане добыча урана также наносит серьезный вред здоровью жителей близлежащих сел. И, наконец, в этом списке исчезновение Аральского моря - пожалуй, самая известная экологическая катастрофа в регионе: интенсивная ирригация для производства хлопка в советское время осушила то, что когда-то было одним из крупнейших внутренних морей мира. Удручающая публикация НАСА документирует шокирующее снижение уровня воды даже в последние годы.

Эффективные и совместные ответные меры могут быть затруднены внутренними проблемами региона, включая автократические правительства, коррупцию, нарушения прав человека и препятствование основным свободам выражения мнений, объединений и собраний, а также гендерное неравенство. На сегодняшний день послужной список государств Центральной Азии, препятствующих деятельности гражданского общества и активистов, не способствует оптимизму. Обновленные данные мониторинга Международного партнёрства по правам человека (МППЧ) для CIVICUS Monitor отслеживают ситуацию с гражданскими свободами и оценивают Узбекистан и Туркменистан как «закрытые», Казахстан и Таджикистан как «подавленные» (Казахстан был понижен в рейтинге после вспышки насилия в январе), а Кыргызстан как «препятствующий». Freedom House также оценивает все страны Центральной Азии как «несвободные», за исключением Кыргызстана, который является «частично свободным». Другими словами, активисты гражданского общества в Центральной Азии находятся под постоянным давлением, а НПО и активисты редко могут эффективно работать над деликатными делами, связанными с окружающей средой. Это означает, что гражданское общество - включая группы гражданского общества, работающие над проблемами окружающей среды и изменения климата - часто сталкивается с серьезными трудностями в условиях своей работы.

В отчете за 2022 год, написанном для МППЧ, профессор Себастьен Пейруз из Университета Джорджа Вашингтона исследовал, как отсутствие безопасного пространства гражданского общества, в котором можно было бы поднимать и решать экологические проблемы, значительно снижает эффективность мер по смягчению последствий изменения климата и защите окружающей среды.

Государства Центральной Азии, как и другие авторитарные страны, отличаются централизованным управлением экологической политикой «сверху вниз», что подрывает подотчетность правительства и препятствует вовлечению гражданского общества, необходимого для повышения экологического сознания и выработки подходов к решению экологических проблем. Авторитарное препятствование независимым экологическим исследованиям организаций гражданского общества, а также серьезное отсутствие диалога между гражданским обществом и политическими властями представляет собой серьезную угрозу экологическому будущему региона и, следовательно, экономическому и социальному будущему его населения.

Изменение климата — это надвигающаяся угроза для Центральной Азии. Таяние ледников, увеличение количества проливных дождей, вызывающих смертоносные оползни, риск наводнений и непоправимый ущерб экосистемам во всем регионе происходят по мере повышения температуры. По оценкам Азиатского банка развития, общая региональная потеря ледников за последние 50–60 лет составила 30 процентов. Казахстан, например, за последние 60 лет потерял шокирующие 45 процентов своих горных ледников. В Кыргызстане потеря ледников оценивается в 16 процентов за последние 70 лет, в Таджикистане ледники также уменьшаются. Таджикистанские ученые связывают это с повышением температуры на 15 процентов за последние 70 лет. Оползни являются следствием потери ледников, но также вызваны изменениями осадков, связанными с изменением климата, а горная местность в значительной части Центральной Азии усугубляет этот риск. Эти события неизбежно приводят к ущербу для местного биоразнообразия.

Потенциальное вмешательство государства?

Эти вопросы, к сожалению, сегодня не решаются систематически правительствами стран Центральной Азии. В отчете МППЧ об окружающей среде за 2022 год Себастьен Пейруз обнаружил, что правительствам стран Центральной Азии часто не хватает политической воли для принятия мер в отношении климата и окружающей среды, а те усилия, которые предпринимаются, часто являются частью государственных PR-стратегий. Пейруз обнаружил, что хотя все правительства стран Центральной Азии внедрили законодательство и стратегии по защите окружающей среды и борьбе с изменением климата, они были менее успешны в интеграции этих стратегий в экономическую политику. Государства Центральной Азии обязались сократить производство парниковых газов в рамках Парижского соглашения. Глядя на густой коричневый смог, окутывающий Алматы в эти дни, мы в Центральной Азии ждем этого с нетерпением.

Программа развития Организации Объединенных Наций (ПРООН) считает, что Центральная Азия способна сыграть решающую роль в борьбе с глобальным потеплением: «Этот регион имеет значительный потенциал для внесения существенного вклада в глобальные усилия по удержанию роста температуры ниже двух градусов по Цельсию путем сокращения выбросов парниковых газов, модернизации производства на фермах, строительства климатически оптимизированных городов и инфраструктуры, защиты уязвимых экосистем и создания трансформационных изменений, необходимых для перехода от экономики, основанной на производстве и сильно зависящей от природных ресурсов, к экономике, основанной на услугах, которая придает большее значение охране природных ресурсов и экономической устойчивости».

Но этого не произойдет, пока правительства стран Центральной Азии не позволят гражданскому обществу и активистам быть услышанными при обсуждении этих вопросов.

Пример того, как это можно сделать, был виден в Казахстане несколько лет назад. Красивый район «Көк Жайлау» («Зеленое пастбище» на казахском языке) в горах недалеко от города Алматы должен был быть продан из охраняемого национального парка, и появилась информация, что на этом месте будет построен горнолыжный курорт как часть многомиллионного проекта, связанного с одним из богатейших людей Казахстана, Сержаном Жумашовым, который также был членом городского совета Алматы. Участие больших денег и богатого местного политика сделало дело спорным, а протестующие активисты были арестованы. Тем не менее, известные местные активисты, художники, писатели и НПО организовали акции протеста и собрали более 30 000 подписей против проекта. В 2019 году, после восьмилетней борьбы, президент Касым-Жомарт Токаев запретил строительство курорта в Көк Жайлау.

К сожалению, в Центральной Азии такие примеры того, что экологические активисты услышаны, редки. В Кыргызстане, например, местная медиа НПО «Kloop» попыталась решить проблему доступа к чистой воде в селах и отдаленных регионах. По данным «Kloop», несмотря на миллионы международных средств, влитых в Кыргызстан для улучшения доступа к воде, за последние два года только 123 села получили доступ к чистой питьевой воде, а 300 сел вообще остались без питьевой воды. В своем новом проекте «Kloop» помогает жителям сельских населенных пунктов отслеживать проблемы с водой и привлекать местных чиновников к ответственности за обеспечение чистой и безопасной питьевой воды в сельских населенных пунктах. К сожалению, «Kloop» - наряду с другими независимыми СМИ в Кыргызстане - сейчас подвергается давлению за свою журналистскую деятельность, что означает, что их общественная работа в области водоснабжения также находится под угрозой.

Себастьен Пейруз пришел к выводу в докладе МППЧ о климате в 2022 году: «Экологическая ситуация не улучшится без серьезных действий со стороны политических властей региона. Такие действия должны включать разрешение экологическим организациям гражданского общества, ученым и экспертам свободно проводить исследования, в том числе по чувствительным вопросам. Эксперты из институтов, аналитических центров и университетов, работающие в экологическом секторе, должны иметь возможность работать без давления или страха возмездия».

Гражданское общество является краеугольным камнем любого здорового государства. Поэтому мы надеемся, что государства Центральной Азии позволят местному гражданскому обществу быть услышанным наравне с государственными чиновниками, другими экспертами и международным сообществом, и будут включены в работу по созданию региона, более устойчивого к изменению климата.

Миа Тарп Нурмагамбетова, консультант по Центральной Азии Международного партнерства по правам человека (МППЧ).

Источник: The climate crisis and the environment in Central Asia — Is there hope? · Global Voices

Перевод Дианы Канбаковой

Фото из открытых источников


Редакция