Астана 16.11.2022 3571

Любимый партнер: Возможности Вашингтона в Центральной Азии после Украины

Более тонкий и целенаправленный подход Вашингтона мог бы помочь странам Центральной Азии лучше решать стоящие перед ними проблемы и одновременно поставить Соединенные Штаты в более выгодное стратегическое положение в их более широкой конкуренции с Россией и Китаем.


Поскольку Россия сталкивается с растущими проблемами в своей войне в Украине, последней из которых стал вывод российских войск из города Херсон, конфликт вызывает эффект пульсации в неожиданных областях. Одним из таких мест является Центральная Азия, богатый ресурсами и стратегически расположенный регион, который был проблемным и неуловимым партнером для США и в котором доминирует влияние России и Китая. Однако несмотря на то, что ситуация в регионе может измениться, Вашингтону потребуется более тонкая и целенаправленная стратегия, чтобы обратить эти события в свою пользу в рамках более широкого соперничества с Москвой и Пекином.

Центральная Азия, в которую входят Казахстан, Узбекистан, Туркменистан, Кыргызстан и Таджикистан, долгое время была сложным регионом для США в плане построения своего влияния несмотря на то, что она содержит огромные энергетические и минеральные ресурсы и граничит с такими горячими точками, как Афганистан. В отличие от Восточной Европы и Кавказа, ни одно из государств Центральной Азии не имеет прозападной ориентации и не стремится стать членами Европейского Союза (ЕС) и НАТО. Действительно, три страны Центральной Азии - Казахстан, Кыргызстан и Таджикистан - являются членами возглавляемого Россией военного блока Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ) (причем в двух последних расположены российские военные базы), а Узбекистан и Туркменистан официально нейтральны и относятся к США и Западу довольно скептически.

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ:

Позиция России в Центральной Азии продолжает ухудшаться

Смена гегемона Центральной Азии?

Война в Украине: Неудача Путина проложит путь к завоеванию Китаем главенствующего положения в Евразии

Одним из основных источников скептицизма являются усилия США по продвижению демократии и прав человека в регионе. Страны Центральной Азии (за частичным исключением Кыргызстана) имеют высокоцентрализованные и авторитарные политические системы и чрезвычайно чувствительны к критике США в отношении их внутреннего поведения. Это затрудняет Вашингтону продвижение в регионе, как это было сделано в более демократических и ориентированных на Запад государствах, таких как Украина и Грузия. Напротив, России и Китаю легче сотрудничать с правительствами стран Центральной Азии, и они часто подчеркивают свою политику «невмешательства» во внутренние дела, чтобы отличить себя от США.

Тем не менее, страны Центральной Азии и раньше сотрудничали с Соединенными Штатами, когда на карту были поставлены взаимные интересы безопасности. После терактов 11 сентября 2001 года Центральная Азия стала важным логистическим центром для операций США и НАТО в Афганистане. В регионе располагалась Северная распределительная сеть, и Соединенным Штатам даже разрешили использовать авиабазы в Узбекистане и Кыргызстане, пока они оказывали помощь в региональных усилиях по борьбе с терроризмом против групп боевиков, таких как Исламское движение Узбекистана. Эта договоренность просуществовала несколько лет, пока США не были вынуждены вывести свою авиабазу в Узбекистане после критики Вашингтоном действий Ташкента в связи с массовым убийством в Андижане. Авиабаза «Манас» в Кыргызстане также была закрыта позднее, в основном из-за давления со стороны России.

Более поздней проблемой для США, возникшей в Центральной Азии, является растущая роль Китая. Центральная Азия является ключевым компонентом китайской инициативы «Пояс и путь», с которой президент Китая Си Цзиньпин официально выступил в Казахстане в 2013 году. С тех пор Китай инвестировал десятки миллиардов долларов в регион для развития автомобильной, железнодорожной и энергетической трубопроводной инфраструктуры. Китай стал крупнейшей экономической державой в регионе, в то время как Россия остается доминирующим игроком в сфере безопасности. Это негласное разделение труда между Россией и Китаем в лучшем случае оставило Соединенные Штаты на третьем месте.

Однако последствия российско-украинской войны могут изменить эту региональную динамику сил. Вторжение России не было позитивно воспринято государствами Центральной Азии, и ни одно из них не проголосовало в поддержку действий Москвы в Организации Объединенных Наций (ООН). Вместо этого, несколько центральноазиатских лидеров прямо критиковали военные действия России, а президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев сделал это в присутствии российского лидера Владимира Путина. Отсутствие поддержки объясняется несколькими причинами: конфликт усилил экономическое давление на регион, предпринимались попытки мобилизовать мигрантов из Центральной Азии, работающих в России, для участия в военных действиях в Украине, а некоторые россияне уехали в Центральную Азию, чтобы избежать мобилизации Москвы.

Кроме того, Китай столкнулся с проблемами своего влияния в регионе, хотя и не так остро и незамедлительно, как Россия. Протесты против инициативы «Пояс и путь» вызваны коррупцией, долгами и негативными экологическими последствиями. Обращение Китая с мусульманским населением Синьцзяна, причем не только с уйгурами, но и с проживающими там этническими казахами и кыргызами, вызвало обеспокоенность правительств стран Центральной Азии. Хотя Пекин стал доминирующим экономическим игроком в регионе, это не привело к широкой поддержке среди населения Центральной Азии. В последние годы Центральная Азия пережила изрядную долю революций и других потрясений, поэтому народное недовольство — это то, к чему региональные правительства должны относиться серьезно.

Война в Украине и длительное политическое давление дают Вашингтону возможность усилить свою роль в регионе и ослабить позиции России и Китая. Однако Соединенные Штаты должны отличать себя от России и Китая таким образом, чтобы сделать свои предложения государствам Центральной Азии более эффективными и привлекательными.

Например, Соединенные Штаты могут отличиться от России в сфере безопасности, сосредоточившись на конкретных областях, таких как совместная подготовка по борьбе с терроризмом и наркотиками. Это может смягчить любые побочные эффекты от Афганистана без необходимости создания постоянных военных баз или масштабного развертывания войск. Соединенные Штаты также могут противопоставить экономическому подходу Китая, который является государственным и преимущественно сосредоточен на ископаемом топливе, проекты в области «зеленой» энергетики. Другие партнеры могут оказать содействие, в том числе в сотрудничестве с региональными усилиями ЕС по инвестированию в новые технологии, такие как разработка экологически чистого водорода.

Стратегия США в Центральной Азии могла бы выиграть от более тонкого подхода к внутриполитическому контексту региона. Вашингтон, безусловно, должен продолжать отстаивать права человека и продвигать демократию в регионе, но он может делать это таким образом, чтобы выйти за рамки критики и прагматично работать с правительствами для продвижения программ институционального строительства и гражданского общества. Предстоящие президентские выборы в Казахстане 20 ноября, которые также включают в себя изменения в конституции, направленные на сокращение сроков полномочий, — это одна из возможностей для Соединенных Штатов продемонстрировать такой тонкий подход.

Конечно, нет ничего немедленного или неизбежного в снижении влияния Москвы или Пекина в Центральной Азии. Несмотря на неудачи в Украине, Россия, скорее всего, сохранит свое военное присутствие в регионе на долгие годы, а государства Центральной Азии вряд ли полностью разорвут с Москвой связи в сфере безопасности и экономики. В то же время у Соединенных Штатов нет ни возможности, ни желания сопоставить масштабы китайских инвестиций в региональную программу «Пояс и путь».

Тем не менее, если Соединенные Штаты правильно разыграют свои карты, они смогут постепенно уменьшить чрезмерное влияние России и Китая, предлагая правительствам стран Центральной Азии ощутимые альтернативы как в сфере безопасности, так и в экономическом сотрудничестве. Страны Центральной Азии готовы сотрудничать с Соединенными Штатами, когда на кону стоят общие интересы. Война в Украине и проблемы, связанные с инициативой «Пояс и путь», выявили недостатки сильной зависимости от России и Китая. Более тонкий и целенаправленный подход Вашингтона может помочь странам Центральной Азии лучше решать стоящие перед ними проблемы, а Соединенным Штатам - занять более выгодную стратегическую позицию в более широкой конкуренции с Россией и Китаем.

Евгений Чаусовский - старший аналитик Института новых линий. Ранее Чаусовский более 10 лет занимал должность старшего аналитика по Евразии в геополитической аналитической компании Stratfor. Его работа сосредоточена на политических, экономических вопросах и вопросах безопасности, относящихся к России, Евразии и Ближнему Востоку.

Источник: Favored Partner: Washington’s Central Asia Opportunity After Ukraine | The National Interest

Перевод Дианы Канбаковой

Фото из открытых источников


Редакция