Нур-Султан 16.08.2022 3597

Факторы европейской энергетической и экономической безопасности

Казахстан и Центральная Азия в целом нуждаются в долгосрочной стратегии экспорта энергоносителей и сырьевых товаров. Экономическая и энергетическая безопасность стран, не имеющих выхода к морю, требует диверсификации вариантов транспортировки для экспорта и импорта. Европе будет нужен каждый дополнительный баррель нефти, который она может получить, а Казахстану нужны надежные рынки, поэтому бесперебойный доступ к ресурсам и рынкам через надежную связь со странами-единомышленниками всегда должен быть приоритетом во все времена, хорошие и плохие.


6 июля текущего года российский суд постановил «временно закрыть» по «экологическим соображениям» Новороссийский нефтяной терминал, который является основным пунктом экспорта казахстанской нефти. Это произошло всего через два дня после того, как президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев заявил ЕС, что его страна готова направить в Европу больше нефти. Ранее президент Токаев, выступая на Санкт-Петербургском экономическом саммите, заявил, что Казахстан не признает «квазигосударственные территории, которыми, на наш взгляд, являются Луганск и Донецк. В мире был бы хаос, если бы возникли сотни новых стран, даже если существует конфликт между правовыми принципами территориальной целостности государств и правом проживающих в них народов на самоопределение». 11 июля вышестоящий суд рассмотрел апелляцию Каспийского трубопроводного консорциума (КТК) и изменил решение с 30-дневной приостановки работ на незначительный денежный штраф.

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ:

Что такое ОПЕК+? Обзор ключевых членов

Российский суд постановил остановить каспийский нефтепровод, но экспорт продолжается

Развитие транскаспийского торгового маршрута

Трубопровод, принадлежащий КТК, был введен в эксплуатацию в 2001 году и соединил западно-казахстанское нефтяное месторождение Тенгиз с российским черноморским портом Новороссийск. Помимо нефти с Тенгиза, по трубопроводу в настоящее время также транспортируется нефть с морских месторождений Кашаган и Карачаганак, а также некоторое количество российской нефти. Первоначальная пропускная способность трубопровода составляла 600 000 баррелей в сутки, а после крупного проекта расширения, осуществленного несколько лет назад американской компанией Chevron, эта цифра увеличилась более чем вдвое. Большая часть казахстанской сырой нефти идет на европейские нефтеперерабатывающие заводы.

Трубопровод КТК был одним из элементов стратегии многочисленных трубопроводов, поддерживаемой США с середины 1990-х годов и направленной на диверсификацию экспортной инфраструктуры для не имеющих выхода к морю каспийских производителей. Идея заключалась в том, чтобы обеспечить совместный доступ к этим элементам инфраструктуры для многочисленных производителей каспийских энергоносителей. Другие проекты стратегии включали нефтепроводы Баку-Супса и Баку-Тбилиси-Джейхан, а также Южно-Кавказский газопровод, который первоначально соединил каспийское месторождение природного газа Шах-Дениз с Грузией и Турцией, а теперь соединяет это же месторождение с европейскими потребителями через Грузию, Турцию, Грецию, Албанию и Италию. Эта газотранспортная сеть сегодня известна как Южный газовый коридор.

Трубопровод КТК был одним из элементов стратегии многочисленных трубопроводов, поддерживаемой США с середины 1990-х годов и направленной на диверсификацию экспортной инфраструктуры для не имеющих выхода к морю каспийских производителей. Идея заключалась в том, чтобы обеспечить совместный доступ к этим элементам инфраструктуры для многочисленных производителей каспийских энергоносителей.

Другие проекты стратегии включали нефтепроводы Баку-Супса и Баку-Тбилиси-Джейхан, а также Южно-Кавказский газопровод, который первоначально соединил каспийское месторождение природного газа Шах-Дениз с Грузией и Турцией, а теперь соединяет это же месторождение с европейскими потребителями через Грузию, Турцию, Грецию, Албанию и Италию. Эта газотранспортная сеть сегодня известна как Южный газовый коридор.

Трубопровод КТК всегда был самым проблемным среди этих трубопроводов, пересекая несколько регионов России и сталкиваясь с искусственно созданными проблемами как на региональном, так и на федеральном уровне. Это единственный трубопровод на территории России, полностью не контролируемый российским правительством, отсюда и проблемы. Только за последние несколько месяцев трубопровод был закрыт в июне из-за сообщения об обнаружении 50 взрывчатых веществ времен Второй мировой войны в акватории порта Новороссийск, а в марте из-за повреждений, полученных во время шторма.

Взаимодействия

Манипуляции с судебными решениями и регулятивными процедурами не являются чем-то новым в истории КТК. Балансируя операционные риски, производители в Казахстане часто использовали Южнокавказский транспортный коридор в качестве резервного экспортного маршрута для относительно небольших объемов сырой нефти. Казахстан владеет нефтяным терминалом в грузинском черноморском порту Батуми, который в прошлом активно использовался для экспорта нефтепродуктов. Однако Южнокавказский коридор до сих пор не был стратегическим приоритетом для Казахстана, который в основном полагался на российскую инфраструктуру для своих экспортных и импортных нужд, несмотря на заявленную многовекторную внешнюю политику. Это касается не только нефти, но и других товаров, включая зерно, удобрения, уголь и т.д.

Важно отметить, что Каспий располагает почти тремя процентами мировых доказанных запасов нефти и производит около трех процентов мировой сырой нефти. В то же время регион располагает более чем 12 процентами мировых запасов природного газа, но производит менее пяти процентов мировой добычи газа. Из-за ограничений экспортных мощностей производители природного газа, в первую очередь Туркменистан, начали производство продукции с добавленной стоимостью из природного газа - прежде всего удобрений, которые являются необходимым товаром для глобальной продовольственной безопасности.

В новых геополитических реалиях все страны Центральной Азии, не имеющие выхода к морю, нуждаются в альтернативных маршрутах для доступа к рынкам, а также для удовлетворения импортных потребностей. Одним из естественных вариантов может быть Иран, который, тем не менее, также находится под санкциями, и не всем субъектам в Центральной Азии будет удобно использовать этот маршрут. Кроме того, Иран все еще имеет ограниченную транзитную инфраструктуру.

Китай является альтернативным рынком, который будет оставаться важным для Центральной Азии, но он не будет полезен для транзита из-за расстояния до моря. Существует южный вариант в виде портов Пакистана через Афганистан, но отсутствие транзитной инфраструктуры, в частности, для энергоресурсов, делает этот вариант менее жизнеспособным, пока не будут сделаны серьезные инвестиции в развитие инфраструктуры.

Остается Южно-Кавказский коридор, или так называемый Средний коридор, соединяющий Центральную Азию с Южным Кавказом через Каспийское море, а затем с Турцией или Черным морем. Несмотря на ограниченную пропускную способность и некоторые организационные проблемы, это географически кратчайший путь в Европу из Западного Китая и Центральной Азии. Этот коридор необходим для разрешения текущего кризиса в сфере транспорта, но еще важнее то, что он должен сыграть важную роль для растущей экономики Центральной Азии на годы вперед, соединяя регион со значительными рынками Средиземноморья и Европы. Средний коридор может легко соединиться со странами Инициативы трех морей и, таким образом, достичь Северной Европы через Румынию сегодня, а также через Украину, когда закончится война.

Даже если Казахстан и другие страны Центральной Азии будут иметь очень гармоничное партнерство с Россией, было бы мудрой стратегией держать альтернативные варианты транспортировки открытыми и активными. Нынешний кризис показывает, что странам необходимо приложить значительные усилия, чтобы приспособиться к новым реалиям. Несмотря на годы встреч на высоком уровне, дискуссий, обязательств и обещаний, Средний коридор никогда не получал заслуженного внимания.

Однако, реагируя на новые реалии, региональные правительства предпринимают активные шаги для содействия развитию Среднего коридора. Недавние дипломатические усилия и серия региональных встреч и соглашений направлены на снижение искусственных барьеров и усиление координации в целях повышения эффективности перевозок.

В начале марта 2022 года между Грузией, Азербайджаном и Казахстаном было достигнуто соглашение о развитии Транскаспийского международного транспортного маршрута (ТИТР), которое предусматривает создание «Евразийского железнодорожного альянса», направленного на унификацию правил и снижение тарифов для транзитных грузов. 31 марта Грузия, Азербайджан, Турция и Казахстан подписали четырехстороннюю декларацию о Транскаспийском среднем коридоре «Восток-Запад», подчеркнув важность шагов по укреплению транзитного потенциала государств, подписавших документ. 

В начале мая в Анкаре состоялись выездные заседания рабочей группы и общее собрание объединения юридических лиц «Международная ассоциация «Транскаспийский международный транспортный путь» (далее - Ассоциация). Участники общего собрания утвердили тарифные ставки и объемы (прогноз) перевозок грузов по маршруту ТИТР на 2022 год. В этом году прогнозируется рост перевалки грузов в шесть раз, до уровня 3,2 млн тонн. Это связано с резко возросшим спросом на маршрут ТИТР на фоне войны в Украине и санкций против России. План контейнерных перевозок также предусматривает увеличение до 50 000 контейнеров в двадцатифутовом эквиваленте (TEU), что вдвое больше, чем в 2021 году.

18 июля председатель Европейской комиссии Урсула фон дер Ляйен и комиссар по энергетике Кадри Симсон встретились с президентом Ильхамом Алиевым и министром энергетики Азербайджана и подписали новый Меморандум о взаимопонимании по стратегическому партнерству в энергетическом секторе. Меморандум включает обязательство удвоить пропускную способность Южного газового коридора, чтобы к 2027 году ежегодно поставлять в ЕС не менее 20 миллиардов кубических метров (млрд. куб. м), что будет способствовать достижению целей диверсификации энергетики в Европе. Азербайджан уже увеличивает поставки природного газа в ЕС с 8,1 млрд. куб. м в 2021 году до ожидаемых 12 млрд. куб. м в 2022 году.

Выводы

В настоящее время существует уникальная возможность серьезно сосредоточиться на развитии Среднего коридора. Экономический потенциал соединения богатой ресурсами, но не имеющей выхода к морю Центральной Азии и жаждущих ресурсов стран Центральной и Восточной Европы остается в основном неиспользованным, что может объединить экономические интересы таких ключевых государств, как Польша, Турция, Украина, Румыния, Грузия, Азербайджан, Казахстан и Узбекистан. Если элементы жесткой и мягкой инфраструктуры смогут поддержать увеличение объемов транзита для снижения транспортных расходов, то Средний коридор будет играть более значительную роль в торговле между Азией и Европой. Расширение транскаспийского сообщения и устранение узкого места в транзите между восточным и западным берегами Каспия должно быть одним из главных приоритетов.

В интересах Казахстана, Узбекистана и других стран Центральной Азии выстраивать долгосрочные стратегические связи с Азербайджаном, Грузией, Турцией и другими черноморскими странами, имеющими общие интересы. Однако в больших интересах Европы также содействовать и поддерживать эти связи. Регион обладает значительным потенциалом для внесения вклада в европейскую и глобальную энергетическую и продовольственную безопасность, и Европа может и должна поддержать этот процесс путем более широкого вовлечения и участия в транзитных проектах, в том числе путем сосредоточения внимания на творческих путях расширения Инициативы трех морей. Добавление Каспийского моря к рассмотрению проектов по обеспечению экономической, энергетической, цифровой и более широкой инфраструктурной связанности Центральной и Восточной Европы усилит внимание бюрократии в этом направлении и будет стимулировать участие частного сектора.

Мамука Церетели, доктор философии, старший научный сотрудник Института Центральной Азии и Кавказа.

Источник: http://www.cacianalyst.org/publications/analytical-articles/item/13725-russia-kazakhstan-dynamic-in-the-context-of-european-energy-and-economic-security.html

Перевод Дианы Канбаковой

Фото из открытых источников


Редакция