Алматы

07.07.2021

Что даст Казахстану помощь афганским беженцам


Уместно ли говорить о гостеприимстве в большой политике?

Далеко неоднозначно, причем чаще негативно была воспринята новость о появлении в ближайшем будущем в Казахстане беженцев из Афганистана. Понятно, что ничего хорошего в этом нет, но иногда удивляет отношение наших сограждан (да и властей) к проблеме. Чаще это происходит из-за «выдергивания из контекста», но следует обратить внимание и на другие аспекты, на которых строится чуть ли не автоматическое отторжение даже самой возможности появления у нас лагерей для афганцев, спасающихся от Талибана.

Для начала стоит отметить несколько факторов, на которых была построена новость. Если коротко, то за время присутствия США и других стран коалиции в Афганистане были набраны добровольные сотрудники из местных жителей, работавшие на различных должностях. Это и военные, и полицейские, и чиновники разных уровней в местных администрациях. Конечно, они особо не афишировали, что сотрудничают с «пришельцами», однако часто это скрывать не удавалось и, к слову, немало терактов за последние полтора десятка лет было направлено именно против них.

Одним из «бонусов» работы на американцев была не только стабильная работа и относительная защита, но и некоторые гарантии в будущем. В частности, оговаривалась возможность получения статуса беженцев в Штатах с выдачей соответствующих виз. Как сообщается, было подано порядка 18 тысяч заявок на такие визы, но на этапе утверждения пока только половина. При этом не учитываются близкие родственники и члены семей претендентов, поэтому число это надо увеличивать в 4-5 раз.

Точно такие же программы Госдеп осуществлял во Вьетнаме и других странах, но здесь глобализация и ускорение процессов дало свои негативные плоды. Талибан слишком быстро стал распространять свое прямое влияние в Афганистане, поэтому Вашингтон обратился с своим союзникам по контртеррористической деятельности в регионе с просьбой помочь с временным расположением «своих» беженцев. Среди них, кроме Казахстана, оказались Узбекистан и Таджикистан.

В принципе, здесь ничего особо нового нет, и те, кто хоть немного разбирается в региональной геополитике и следит за соответствующими новостями в течение последних нескольких лет, могут спокойно воспринять известие о возможном появлении беженцев. Такой поворот событий, как сообщается, обсуждался не раз, в том числе и в рамках «С5+1» – межгосударственных мероприятиях, связанных с региональной безопасностью. Помните, как полтора года назад мистер Помпео приезжал к нам? Так что, ничего необычного здесь нет. Более того, при эскалации конфликта «за речкой», количество беженцев могло бы быть во много раз больше, чем несколько тысяч «коллаборационистов», так как с самим афганцам могли бы примкнуть жители центральноазиатских республик – если война все же выльется за пределы Афганистана.

Так что, распространенная в СМИ «просьба» Вашингтона содействовать в размещении беженцев является лишь формальностью. Здесь включаются не только ранее достигнутые договоренности, но и прямая обязанность Казахстана, основанная на принятом еще в декабре 1998 года законе РК «О присоединении к Конвенции о статусе беженцев и протоколу, касающемуся статуса беженцев». Еще через 20 лет наша страна подписала Глобальный договор о безопасной, упорядоченной и легальной миграции. Так что, особо строить из себя вольнодумцев и безапелляционно отказывать на подобные просьбы мы не можем. Конечно, здесь есть нюансы, истекающие из тех же международных договоров и двусторонних договоренностей, но, в конце концов, надо больше задумываться не над тем, принимать или не принимать афганцев, а над тем, сколько их принять и где лучше размещать для них лагерь.

К слову, мы хоть и не знаем подробностей таких договоренностей, но думается, что часть расходов на это дело могут дать как Госдеп, так и международные организации. В любом случае это будет неплохим пиаром для Казахстана в глазах мирового сообщества. Конечно, на Нобелевскую премию мира это не тянет, но какие-то преференции можно ожидать.

Безусловно, есть в этом деле и немалые риски. Ведь по сути наша страна, и без того находящаяся не на лучшем счету у «радикалов» (Талибан, ИГИЛ и других запрещенных в РК организаций), то сейчас не только закрепит эту сомнительную позицию, но и может стать приоритетной целью для террористических актов или чего-то в этом роде. Безусловно, это крайние меры и наиболее нежелательные риски, но, как говорится, чем черт не шутит – нужно быть готовым ко всему. Кроме этого, в самой стране могут раскачать антиамериканские настроения, источником которых, в свою очередь, могут стать как пророссийские силы, так и совершенно искренние соотечественники, в том числе из среды «афганцев».

В любом случае принимать во внимание такие опасения необходимо, а учитывать мнение общества – строго обязательно. Власти уже сейчас должны на пальцах объяснять казахстанцам все возможности, которые нам, как стране, может дать размещение у себя афганских беженцев, но при этом и трезво отмечать связанные с этим риски, показывая, как можно этому противостоять. А вот такое отмачивание и предоставление информации на откуп не всегда понимающих ситуацию СМИ и, хуже того, блогеров, чревато последствиями.

И вообще, странно слышать проклятия от тех, кто считает себя демократом, кто еще пару лет назад возмущался тем, как противостояли беженцам власти некоторых восточноевропейских стран, кто сам готов сбежать куда-нибудь на Запад, выдав себя за жертву местной диктатуры, а сам в это же время чуть ли не с вилами хочет «встречать» афганцев. И все это при традиционном казахском гостеприимстве?


Мирас Нурмуханбетов

Редакция


Елтай Давленов

Нур-Султан


Полат Джамалов

Президент московского фонда «Казахская диаспора»


Серік Ерғали

Нур-Султан


Марат Исабаев

Алматинская область