Интервью

Его называли «последним казахом»

Айгуль Омарова

26.10.2023

28 октября известному писателю, переводчику, лауреату президентской премии мира и духовного согласия Герольду Карловичу Бельгеру исполнилось бы 89 лет. А на следующий год Гереке отметил бы 90-летие. Об этом и о том, почему писателя называли «последним казахом», - беседа с его дочерью, актрисой и режиссёром Ириной Ковалёвой-Бельгер.

- Ирина, на следующий год Герольду Карловичу исполнилось бы 90 лет. К Вам еще не обращались по поводу проведения мероприятий к этой дате?

- Обращались неоднократно, из разных городов, с различными идеями всевозможных мероприятий, и даже не к этой юбилейной дате, а к скромному дню рождения- 89-ой осени - 28 октября этого года. И я сама, прекрасно зная, что под лежачий камень вода не течет, обращалась и писала письма в разные инстанции, и договаривалась, и составляла планы, и искала финансирование на возможные переиздания, собирала и раздавала в разные издательства неопубликованное ранее, передавала в различные архивы и библиотеки книги, рукописи, дневники. Передала для дальнейшей работы по сайтам и Немецкому дому в Алматы и университету в Германии фотографии, фильмы, вырезки, дневниковые записи, автографы, надписи на книгах, письма. Пересылала в университет Кокшетау книги, статьи, фотографии, личные вещи - буквально на днях там открывается музейная комната Герольда Карловича - уже пятая по разным городам. И в июне этого года провели с ними «летнюю школу» в КазНУ. Я выступала перед студентами и преподавателями, рассказывала об Отце. И по Zoom меня слушали студенты и преподаватели еще из разных городов.

Помогала фото- и видеоматериалами в создании документального фильма из цикла «Уникальный» и он уже с успехом прошел недавно на двух ведущих казахстанских телеканалах. Реставрировали с архивом кино и фотодокументов старинные фотографии и аудиозаписи. Обращалась в Министерство цифрового развития о создании к 2024 году именной марки Бельгера и получила на днях одобрение, работаем над эскизом. Помогала в подборе материала для немецкого театра, для их новой постановки на основе произведений Отца, в трёх издательствах готовы к переизданию три книги, ждем, надеюсь, положительного решения от книжной палаты.

Вышло мое большое интервью в журнале «Земляки» в Германии, на днях выйдет в московско-немецкой газете.

С журналом «Простор» затеваем выпустить книгу под названием «Мимоходом», где будут собраны обрывки, отрывки, дневниковые заметки, наброски.

Безусловно будут готовить свои творческие вечера в музейных комнатах в пяти городах, в школах, в университетах. Знаю, что урок «Бельгероведения» обязательно пройдет в Костанае, в филиале Челябинского Госуниверситета состоится в будущем году. Этим занимается доцент Алма Мирхановна Кусаинова. Есть ведь много организаций, они сами по себе что-то делают, мы порой и не знаем или узнаем случайно, уже после события.

- Ирина, получается работа к подготовке празднования 90-летия Герольда Караловича идёт весьма солидная. Чем Вы объясните это?

- Интерес к творчеству и судьбе Бельгера только нарастает, все ждут его СЛОВА, его мыслей, его идей, его взгляда на те или иные события. Книг его практически не найти. На них, как мы знаем, - один из самых больших спросов в книжных магазинах. И я не устаю повторять: «Время Бельгера только начинается».

Пришло время таких интеллигентных, искренних, честных, открытых, смелых, совестливых, умных людей с четко выраженной гражданской позицией. Тружеников, борцов, истинных патриотов.

Могу к этому добавить, что и у Президента Токаева было совещание несколько месяцев назад, и он дал команду отметить эту юбилейную дату широко и масштабно по разным направлениям. Конечно, нам очень дорого это внимание главы государства. Кстати сказать, они хорошо и заботливо друг к другу относились. В Национальной библиотеке, в музейной комнате теперь хранятся поздравительные открытки по разным поводам Отцу от Касым-Жомарта Кемелевича. Герольд Карлович очень ценил его родословную, уважительно относился к творчеству его отца, которому на днях достойно отметили 100-летие, ценил Президента за образованность, дипломатичность, интеллигентность.

Планов и идей много. Отец после своего 80-летнего юбилея частенько повторял: «Вот умру - через год-два меня и забудут».

Будучи почти пророком во многих аспектах жизни, в отношении себя самого он, к счастью, им не оказался.

Что для писателя благо?

- Три языка, которыми в совершенстве владел Герольд Карлович, - благо для писателя? Что он сам говорил об этом?

- Для него - благо. В этом его уникальность, его самобытность, его божий дар! Его судьба. О своем «триединстве» он писал часто, в разных книгах, интервью, дневниках, автобиографии. Многим знатокам его творчества очень дороги книги «Казахское слово», «Казахские арабески». Но вообще его книги на казахском языке найти где-то - большая редкость, небывалый спрос. А строки: «Речь казахская, речь немецкая, речь русская - три струны моей души, три круга моей жизни» мы попросили выбить на камне на стеле у его могилы. Сам он писал так: «У меня действительно три струны - казахская, немецкая и русская. Они звучат по-разному, но без них я буду неполноценным человеком». И вот ещё: «Неизбывная моя боль - казахский язык, казахская культура, казахская ментальность. Всем казахским я проникся с детства, казахское вошло в мою плоть и кровь. Иногда я даже забываю, что не казах. Случается, что иные мне об этом напоминают. Зная трагическую судьбу российских немцев изнутри, чувствуя её каждой клеткой, я невольно сопоставляю, сравниваю её с судьбой казахов. И нахожу много общего, схожего». Об этом же и такие строки: «Я постоянно живу среди казахов, я целиком «оказахованный» немец».

Да, безусловно, знание трёх языков — это дар. На его книжной полке, на самой нижней её части, прямо у письменного стола, всегда рядом стояли книги Абая, Гёте, Томаса Манна, Толстого, Бунина. Не совсем правильный вроде бы порядок. Но это потому, что, если утром ему надо было писать по-русски - читал перед сном Бунина, Толстого, Чехова. По-казахски - Абая или других классиков, по-немецки — это были Гёте или Манн. Таков был настрой.

Сын народа

- Ирина, многие, кто знал Герольда Карловича лично, читал его книги, поражаются его безукоризненному знанию казахского языка. Так ли это?

- О том, каким Отец был знатоком казахского языка, ходят легенды. Есть две знаменитые истории, свидетельствующие об отношении к нему, как авторитету в области казахского языка, среди высших руководителей Казахстана. Одна, на пленуме ЦК КП Казахстана, ещё при Д.А.Кунаеве, когда никто не мог назвать больше пяти производных от слова «верблюд» в казахском языке, Динмухамед Ахмедович тогда спросил: «А Вы, Гереке, что скажете?» Бельгер сходу назвал 12 таких производных. «Учитесь!», - бросил в зал тогда Кунаев.

А выступая на одном из активов, с докладом о развитии казахского языка, подчеркивая его величество и богатство, на ту пору Президент Казахстана Н.А.Назарбаев обратился к залу: «Не верите мне, спросите у Бельгера».

Любовь к языку всегда лежала в основе Герольда Карловича ко всему казахскому. За эту любовь народ и признал его своим сыном.

«Чего у меня больше? Потерь или обретений? Если есть обретения или душевное утешение, то, в основном, по казахской части. Есть друзья и поддержка, и сочувствие. Я первый в Казахстане получил орден «Парасат» и очень горжусь этой высокой наградой. Дали не русскому, не казаху, а мне, немцу».

- Сегодня в Казахстане Герольда Бельгера часто называют «последним казахом» из-за его высказываний в защиту казахского языка и культуры. Вы согласны с этим?

- Я могу к этому относиться с юмором, в том смысле, что уже легенды ходят про то, кто первым это произнёс. Кто только не претендует на первенство! Сам же он так описывает истоки этого: «Как-то, при очередной поездке, в честь меня накрыли дастархан, и в конце один старец говорит: «Гереке, дай Бата», то есть, благословение. Я, смутившись, ответил, что не в такой степени стал казахом, чтобы произносить Бата. Тогда другой казах сказал: «Ай, Гереке, кроме тебя, у нас разве остались казахи?» История малоизвестная, но кто-то переделал в формулировку: «Последний казах». Кто? На самом деле история умалчивает.

Согласна ли я с этим? Да нет, конечно. Думаю, и он, в силу своей скромности и деликатности, вряд ли мог бы таким определением себя величать. И пишет он по этому поводу вот что: «Мне льстит, когда меня называют «последним казахом», но я немец, и от этого не откажусь».

Почему я не согласна? Да нет, он не последний, конечно, слава Богу, есть и умы, и истинные знатоки казахского языка, и борцы, и радетели, и при нём они были, и после него. К счастью, не перевелись в столь дорогом сердцу Бельгера Казахстане.

Что бы отец сказал дочери?

- Ирина, а сегодня что бы Вы сказали отцу, а он Вам?

- Я бы, наверное, неделями рассказывала ему о том, что было после его ухода. О том нескончаемом потоке людей, которые пришли с ним проститься. И о поистине великих словах Мурата Мухтаровича Ауэзова: «С тобой пришёл проститься воспитанный тобою же народ», о бесконечной к нему любви, уважении, почитании миллионов казахстанцев, о том, что сделано, об улицах, названных в честь него уже в трех городах, о памятниках, мемориальной доске, о планах. С большой горечью сообщила бы об уходе вслед за ним Абиша Кекильбаева, Салима Курмангожина, Аманжола Кошанова, Шоты Валиханова и его супруги, Бахыткуль Макимбай, Ларисы Поповой, мамы Жанны Ескуат, умершей тоже 7 февраля, Леонарда Кошута, Абдижамиля Нурпеисова, ушедшего 5 февраля, то есть за два дня до последнего дня Бельгера, по старшинству.

Конечно, говорила бы о родных, о маме, просила бы прощения, что не могу её увезти в Москву, как он предполагал, поскольку одна из самых главных причин теперь — это он сам. Как можно оставить его могилу, улицу, памятники, музейные комнаты, его кабинет, его архив, большая часть которого уже и в Президентском Архиве? Столько «завязано» на разных его делах...

Спрашивала бы, так ли я распоряжаюсь его рукописями, дневниками, верной ли дорогой иду? Что бы ему еще хотелось из того, что не успел? Что он думает о сегодняшних днях в мире? И главный вопрос: как он ТАМ? Но как знать - может быть, он всё видит и слышит? Внучка моя - Юлиана - маленькая еще была, изрекла: «А вот как так получается? Я раньше могла хоть криком кричать - он меня не слышал, а сейчас могу сказать что-то шёпотом, и он услышит меня, потому, что слышит его душа».

Что бы он сказал мне? Не помню, по какому случаю, но он однажды произнес: «А ты вообще всё делаешь правильно». Очень хотелось бы и сейчас это услышать от него. Второй раз, когда ему подарили на 80-летие целый набор офисных вещей - компьютер, принтер, гаджет какой-то, а он, как известно, писал только ручкой, просил знакомых всё это продать и послать мне денег на новый компьютер. Я воскликнула: «Господи. А мне-то за что такие дары? Юбилей-то твой». Ответ был: «За то, что ты просто есть». И ещё. Мне очень дороги слова отца, которые он сказал кому-то: «Всего, чего Ирина добилась в жизни, она добилась сама». Вот тем и живу.

Фото из открытых источников


Айгуль Омарова

Публикации автора

В основе интереса Запада – экономика, прежде всего

Абьюзерами не рождаются. Ими становятся

Исправляя чужие ошибки, не наделать своих

Не всё так однозначно. Или семь раз отмерить, прежде чем менять устоявшуюся систему выборов

Всему начало – политико-юридическое образование женщин

Первые шаги нового премьера

Топ-тема

Другие темы

ИНТЕРВЬЮ | 12.04.2024

И нужен нам берег турецкий!

АНАЛИТИКА | 12.04.2024

В этот день. О полетах и не только

ОБЩЕСТВО | 11.04.2024

Жетісай ауданында экоакция аясында 300 түп ағаш әктелді

ИНТЕРВЬЮ | 11.04.2024

В основе интереса Запада – экономика, прежде всего

ГЕОПОЛИТИКА | 11.04.2024

Казахстан и Азербайджан: преодоление водного разрыва

КУЛЬТУРА | 10.04.2024

Читаем сами. В Казахстане бум формата театральных ридингов