Политика

Три времени Казахстана

Тимур Сериков

14.03.2023

Новейшая политическая история Казахстана находится на своем изломе и от того, какой вектор станет доминирующим в ее дальнейшем развитии зависит наше будущее. Если бросить широкий ретроспективный взгляд, то все происходящее – это результат и последствия тех величайших социально-экономических и общественно-политических катаклизмов, которые беспощадными вихрями пронеслись над бескрайними просторами казахской степи в течение ХХ века.

Сегодня для казахов стало привычным и даже модным упиваться своей глубокой историей, удаленной от нас толщей веков и культурологическим разрывом с наследием предков. В том нет никакой нашей вины. Так уж сложилось, что слишком длительный отрезок своей этнополитической истории мы жили по сценарию, который определялся не нами.

Парадокс казахской истории в том и состоит, что далекое прошлое в нем играло наименьшую роль, поскольку в силу множества причин субъективного свойства оно оказалось на задворках национального самосознания. Весь двадцатый век, оказавшийся в мировой истории веком неимоверного цивилизационного прорыва, нам, казахам, упорно пытались внушить, что мы смогли остаться ее субъектом только благодаря великому социальному проекту под названием СССР.

И действительно, советский период казахской истории оказался для нас и самым передовым в плане достижений, и самым страшным в плане потерь, и самым тягостным в плане оторванности от своих цивилизационных корней. С одной стороны богиня Клио оказалась по отношению к нам безжалостной, заставив пережить ужасы Ашаршылыка, а с другой попыталась несколько компенсировать это, втащив нас в глубокий цивилизационный прорыв. Несмотря на все пережитые коллизии, мы смогли выплыть из водоворотов бурных процессов ХХ века и достойно вписать свое «Я» в его скрижали.

Об этом времени можно и нужно спорить. Судя по всему, это будет долгий, порой мучительный процесс переосмысления достигнутого и утерянного и, видимо, мы не скоро пройдем этот путь идеологического катарсиса. Но при всех противоречиях восприятия и трактовки советской эпохи, именно ее неоднозначное наследие позволило нам достаточно безболезненно приступить к возрождению собственно казахской государственности. Говоря образно, мы выросли из «советской шинели», кто бы и что бы ни говорил об этой эпохе. Но в то же время, нельзя не признать, что наше советское прошлое – великое и преступное одновременно.

Мы по праву можем гордиться тем, каких высот прогресса и социальных достижений добился советский Казахстан. Там были вполне соответствующая требованиям времени промышленность и развитое сельское хозяйство, передовая наука и прогрессивная система образования, достойная медицина и высокое искусство. Сегодня, когда массовое сознание казахского социума весьма и весьма атомизировано, обо всех этих достижениях как-то не принято вспоминать. Более того, с каждым годом все сильнее проявляется тренд на безудержное отрицание советского опыта. Оно и понятно, идет объективный процесс смены поколений и по мере того как будет уменьшаться удельный вес людей, заставших и переживших то время, тем сильнее будет проявляться принцип отрицания.

Потом наступил 1991 год и мы стали суверенной страной. Признаемся честно, независимость стала для нас чем-то сродни манны небесной. Хотя на уровне подсознательного мы всегда грезили этим. Оглядываясь назад и вспоминая пройденный за эти три с небольшим десятилетия путь, нам есть чем гордиться и есть о чем сожалеть. Да, мы смогли стать полноценным субъектом системы международных отношений. Но при этом, вряд ли мы можем занести в бесспорный актив состояние нашей внутренней жизни. Тут налицо множество упущенных возможностей и даже явных провалов.

Клептократия, долгое время царствовавшая на нашем властном Олимпе, оставила нам непростое наследство. Нестабильная экономика, неустойчивая валюта, перманентная инфляция – это в экономике. Непотизм, непрофессионализм, всепроникающая коррупция - в политике и управлении. Буйный расцвет трайбализма, кумовство, местечковый патриотизм – в обществе. К вышеперечисленному можно добавить катастрофическое падение образовательного и культурного уровня общества и, как следствие, абсолютную деградацию морально-нравственных устоев и усугубленный всем этим межпоколенческий разрыв.

Понятно, что скатывание вниз не могло продолжаться бесконечно. Рубежом стал Кантар – 2022. Это был шок, от которого общество еще не отошло окончательно. Тут еще многое предстоит осознать и переосмыслить. Эта работа уже начата, но еще многое предстоит сделать.

А пока несколько предварительных выводов.

Первый вывод состоит в том, что произошедшее во время Кантара – это прямой и непосредственный результат циничной и лицемерной политики предшествующего периода, символом которого был вульгарный культ личности, облеченный в форму так называемого елбасизма. Поэтому кровь погибших во время Кантара, тяготы кризисных процессов, общий политический и экономический раздрай в стране – все это на совести тех, кто во имя низких целей и своекорыстных интересов сделал свой народ разменной монетой в отдающих душком политических игрищах.

Второй вывод заключается в том, что авторитарной стратегии, доморощенному «елбасизму» нанесен такой морально-политический ущерб, который можно сравнить разве что с дискредитацией теории марксизма из-за распада СССР.

Третий вывод состоит в том, что на стороне нового курса президента К.-Ж. Токаева симпатии и однозначная поддержка казахской общественности и казахстанского общественного мнения.

Позорный крах авторитарной, «елбасистской» политики в отношении своего же народа очевиден. Она не принесла казахстанскому обществу ничего, кроме перманентных кризисных проявлений, неуклонного падения уровня жизни, утери веры в социальную справедливость и лучшее будущее.

Узел казахстанских проблем нельзя взять и разрубить. Его надо развязать, распутать, действуя с максимальным тактом и максимальной осторожностью. Это не легко. Но другого вывода просто не существует. Судя по всему, президент К.-Ж. Токаев понимает это как никто другой. И именно этим обстоятельством и объясняются выверенные шаги его стратегии по модернизации основ политической структуры нашего общества.

Он строит свою политику на основных началах исторического процесса. Как это следует понимать? Это значит строить конкретный анализ конкретной ситуации с учетом объективных закономерностей и тенденций общемирового развития и четкого анализа причинно-следственных связей. Такой подход, несомненно, дает ему возможность разумно сочетать стратегические и тактические задачи, рационально выстраивать очередность внутри и внешнеполитических целей, правильно выбирать момент для той или иной политической инициативы. Если проанализировать все действия президента К.-Ж. Токаева за период после Кантара, то становится вполне очевидным, что именно такой подход и стал залогом успешности его политического курса. Хотя, конечно, это не дает повода для успокоения или почивания на лаврах. Впереди предстоит еще много трудной и кропотливой работы.

Политические действия всегда конкретны. Они вырастают на почве данного, всегда своеобразного стечения обстоятельств и зависят не только от объективных условий, не и от того, что мы называем «субъективным фактором», то есть от качества тех, кто призван принимать политические решения. А люди отличаются друг от друга не менее, чем обстоятельства. У политических лидеров, даже если они объединены общей идеологией, может быть различная подготовка, не во всем сходный опыт, что отражается на понимании ими как интересов своей страны, так и общих проблем мировой политики. Не будет преувеличением сказать, что казахстанское общество с момента прихода к государственному рулю К.-Ж. Токаева убедилось в этом воочию.

К этому же нас подталкивает та реальная, исторически объяснимая и психологически понятная совокупность объективных и субъективных обстоятельств, вызывающих необходимость сопоставлять происходящее через призму собственных ощущений. Не зря же говорят, что все познается в сравнении. Политика президента К.-Ж. Токаева – это политика, дарующая надежду на выход из того тупика, в котором мы оказались и вселяющая веру в то, что все трудности преодолимы. А еще это политика, нацеленная на то, что предотвратить такое развитие событий, когда несовпадение конкретных, частных интересов (или субъективных представлений о них) могло бы выйти на разумные рамки и нанести ущерб интересам государства и общества в целом. Здесь могут быть свои трудности, свои проблемы. Иногда они связаны со сложностью и противоречивостью объективной обстановки, чаще – со всякого рода субъективными моментами, еще чаще – с переплетением и того, и другого.

Пока же нынешнее положение выглядит непростым. Политические и экономические процессы развиваются как бы в разных плоскостях. Прогрессивные изменения в политической сфере осуществляются на фоне относительно неизменной ситуации в экономической жизни, где продолжают господствовать крупные монополистические группы. Конечно, было бы несправедливо утверждать, что правительство бездействует. Оно пытается предпринимать конкретные усилия с целью улучшения положения социально уязвимых слоев населения. Однако шаги в этом направлении сдерживаются низкой производительностью труда и опасениями усугубить нестабильность в торгово-финансовой сфере.

В результате действия ряда факторов отмечается рост инфляции и безработицы. В некоторых секторах происходит сокращения производства. Дефицит торгового и платежного балансов оставляет желать лучшего. Ближайшие перспективы вряд ли могут стать благоприятными. Скорее всего экономическая ситуация будет оставаться нестабильной.

Указанные трудности, что также подтверждает исторический опыт, вполне преодолимы. Общность коренных интересов и целей, общность принципов и идеалов создают реальные предпосылки для конструктивного диалога и согласования интересов внутри нашего общества, даже в этот непростой исторический момент. Поэтому стремление создать разносторонний, гибкий, оперативный механизм координации политических интересов самых различных сегментов казахстанского социума – большое преимущество исповедуемой политической философии президента Токаева. Он не уклоняется от признания имеющихся трудностей. И именно это дает право надеяться, что такой подход станет гарантией того, что мы сможем выйти на новые рубежи с наименьшими издержками.

А теперь попытаемся подвести итоги. Прошлое Казахстана еще не прошло. Оно еще проявляется и в политическом консерватизме, и всплесках нетерпимости между различными флангами партийно-политического поля, и в левацких заскоках национал-патриотического свойства. И будущее Казахстана еще не наступило. Но оно существует как политический проект президента К.-Ж. Токаева, как проявляемая им политическая воля и его политические устремления. Наконец, как те перемены, которые начинаются сегодня, но принадлежат завтрашнему дню. Однако прошлое Казахстана уже проходит, а будущее уже наступает. Деятельность людей, наша и наших современников, связывает воедино три времени Казахстан. Надо помнить о прошлом, чтобы не повторить трагических ошибок в будущем.

Фото из открытых источников


Тимур Сериков

Публикации автора

Три времени Казахстана

Топ-тема

Другие темы

ПОЛИТИКА | 16.07.2024

Логика реформ

ИНТЕРВЬЮ | 16.07.2024

Дмитрий Орлов: Будут новые попытки переворота

ОБЩЕСТВО | 16.07.2024

Шапалак от Артаева: о чем рассказал известный боксер

АНАЛИТИКА | 15.07.2024

Трамп против пули

ГЕОПОЛИТИКА | 15.07.2024

Иран на пороге больших перемен

СПОРТ | 13.07.2024

Неудачное начало: обзор первых игр казахстанцев на еврокубках