Алматы 19.01.2023 3201

Партии всякие важны

В преддверии предстоящих парламентских выборов после принятия изменений в Конституцию особый интерес вызывает партийное поле Казахстана. Насколько оно активно и как может проявить себя? Об этом и многом другом говорит директор Центра актуальных исследований «Альтернатива» Андрей Чеботарёв.



- Андрей Евгеньевич, как вы оцениваете то, что сегодня происходит на авансцене партийной жизни?

- Текущий партийно-политический расклад в Казахстане выглядит следующим образом. Количественный состав официально зарегистрированных политических партий – 6 – не изменился (партия «Республика» была зарегистрирована, когда этот материал – готовился к печати – А.О.).

Во-первых, после длительного перерыва (с 2007 года, когда получила регистрацию ОСДП – прим.) Минюстом в прошлом году была зарегистрирована вновь созданная Партия зеленых «Байтақ». Она занимает лояльную позицию в отношении официального политического курса. «Зеленые» во главе с Азаматханом Амиртаем вели работу по созданию данной партии с 2019 года и им прежде неоднократно отказывали в её регистрации. Так что с её появлением на политическом поле страны не все так однозначно.

Во-вторых, сменила не только название, но и статус доминирующая партия. В связи с уходом президента с поста председателя и акимов всех уровней с позиций руководителей соответствующих филиалов «Amanat» из партии власти, максимально ориентированной на своего лидера, преобразовалась в партию парламентского большинства. Всё это уже требует серьезных изменений в позиционировании на политической арене, подходах к работе с населением, составе руководящих органов на всех уровнях и т.д.

Среди остальных партий можно только отметить перемены в составе руководства и депутатской фракции в Мажилисе Парламента Народной партии Казахстана (НПК). Её председателем в марте прошлого года был избран известный государственный и политический деятель Ермухамет Ертысбаев. А лояльная Народно-демократическая патриотическая партия «Ауыл» и оппозиционная Общенациональная социал-демократическая партия отметились выдвижением своих кандидатов на досрочных президентских выборах. Но к каким-либо качественным изменениям в их идеологии и деятельности все это не привело. То же самое можно сказать и про Демократическую партию Казахстана «Ак жол».

- А что скажете о том, что уже не первый год идут разговоры о создании новых политических партий?

- Действительно, другим важным моментом в процессе партийного строительства является наличие более 20 заявленных на сегодня инициатив по созданию новых партий. Особенно активно этот процесс пошел после январских событий прошлого года. При этом наблюдается возвращение к участию в политической жизни страны ряда известных общественно-политических деятелей, активно проявивших себя в прошлом, но затем, в силу определенных обстоятельств, взявших своего рода тайм-аут. В их числе писатель и поэт Олжас Сулейменов, бизнесмен Булат Абилов, экс-сенатор Уалихан Кайсаров и т.д.

Вместе с тем здесь также далеко не всё однозначно. Ряд соответствующих инициатив не получили своей практической реализации по неизвестным причинам (например, партии «Алаш-Желтоксан», «Еңбек», «Progress»). Отдельные инициативы власть явно блокирует (Демократическая партия, «Алға, Қазақстан!» и «El Tiregi»).

Следует отметить попытку создания партий, где почему-то скрывают своих лидеров и программные установки («Халық Дербестігі», «Жанашыр», «Сақтау»).

Но в любом случае проявление такой активности со стороны общественности является положительным трендом.

Новый порядок регистрации партий

- После принятия изменений в Конституцию страны изменён порядок регистрации политических партий. Насколько эти новшества на самом деле способствуют появлению новых политических партий, на ваш взгляд?

- Могу сказать, что поправки, внесенные в прошлом году в закон «О политических партиях», существенно упрощают процедуры создания и государственной регистрации партий. Достаточно отметить сокращение требуемого минимального количества членов вновь создаваемой партии с 20 тыс. до 5 тыс. человек и увеличение времени для образования партиями своих филиалов - с 6 до 12 месяцев.

Правда, пока сохранился громоздкий порядок с созданием и легализацией соответствующего оргкомитета. Но, по сравнению с устраненными барьерами, он для заинтересованных людей не является непреодолимым препятствием. Кстати, отдельные инициативы по созданию новых партий были заявлены ещё при прежней редакции данного закона. То есть, люди готовы были привлечь и 50 тыс., и 20 тыс. сограждан в ряды данных партий.

В целом, ключевым фактором партийного строительства были и остаются цели и интересы инициаторов создания новых партий. Хотя в современных условиях важно ещё иметь материальные ресурсы, необходимые в процессе не столько создания, сколько деятельности той или иной партии.

- Подразумевается, что новый порядок регистрации политических партий активизирует политическую конкуренцию. Но пока этого не происходит. Почему?

- В данном случае, с одной стороны, действует негласное «право отбора», когда правящая элита сама решает, кому разрешить создать свою партию, а кому - нет. Интересно, что в категории последних сейчас находятся как радикально настроенные оппоненты власти, так и недавние выходцы из неё, в том числе связанные с некоторыми членами семьи и другими приближенными экс-президента страны. Все это характерно для закрытых политических систем, где политика является сферой деятельности исключительно правящей элиты и лояльных к ней членов общества.

Однако реформы, проводимые действующим руководством Казахстана, способствуют заметной открытости политической системы страны. Скорее всего, после январских событий Акорда проявляет осторожность в рассматриваемом вопросе, опасаясь допустить к легальным механизмам политического участия не просто идейных оппонентов, а непримиримых и способных на любые действия «врагов». Поэтому пока только партия «Байтак» прошла своего рода тест на лояльность.

Палки в колёса или неумение организовывать?

- С прошлого года мы слышим заявления о том, что власти ставят палки в колёса желающим создать политические партии драконовскими требованиями при регистрации партии. Но вот изменены правила игры, а партий новых нет. С чем это связано? Не кажется ли вам, что дело не только в требованиях при регистрации политической партии, а и в элементарном неумении решать организационные вопросы, в том числе и сбор подписей в поддержку партии?

- С другой стороны, по некоторым инициативам складывается впечатление, что заявившие их люди преследуют совсем иные цели. То есть, для них важно объявить о намерении создать ту или иную партии, но никакой реальной работы в этом направлении затем не проводить. Возможно, что эти люди хотят тем самым привлечь внимание властей и добиться от них положительного решения каких-либо вопросов.

По другим инициаторам видно, что они имеют большие политические амбиции, но практически не имеют представления обо всем огромном объеме работы по созданию партии и необходимых для этого ресурсов. Кое-кто из них слишком переоценивает свой потенциал. Ведь даже только привлечь необходимое для создания будущей партии количество потенциальных единомышленников со всех регионов страны является результатом серьезного кропотливого труда с серией поездок, встреч, выступлений и т.д. А ведь людей надо убедить не только поддержать данную инициативу, но еще и признать лидерство одного из инициаторов. Ставка же на многочисленную аудиторию подписчиков в социальных сетях в данном случае не работает. Поэтому многие из соответствующих лиц, особенно новички, не имеющие никакого опыта партийной работы, предпочитают либо заняться другой деятельностью, либо присоединиться к другим партийным проектам, имеющим большие перспективы для реализации

- Многие из тех, кто заявлял и заявляет о желании создать политическую партии, порой не в силах обозначить программные цели создания партии. Как это прокомментируете?

- У нас в политике преобладает персонализм, когда цели и задачи партий и движений определяются интересами их лидеров. Тогда как различные идеологические ценности и установки зачастую используются формально. Поэтому насчет них особо никто не озадачивается. Таким образом, программы соответствующих партий и движений часто представляют собой беспрецедентный симбиоз либеральных, социалистических, националистических и прочий идей. Бывало также, что взгляды и идеи, транслируемые лидерами данных объединений, сильно расходились с их программными установками. Особенно популярными в этом отношении являются национально-патриотические идеи.

В настоящее время только единицы из создаваемых партий представили хотя бы ключевые контуры своих будущих программ. Скорее всего, инициаторам их создания важно привлечь как можно больше людей в ряды этих партий. Поэтому привлекают либо фактором известных персон, либо популистскими призывами. Оппозиционные инициативы до 2022 года делали основной акцент на смену власти посредством установления парламентской республики. Сейчас же они в своем большинстве раскручивают тему ответственности этой самой власти за январские события. Но мало кто из них предоставил своё четкое видение путей дальнейшего развития Казахстана и конкретных мер в экономике, социальной сфере, межэтнике, культуре и т.д.

Да и у действующих партий не всё ладно в программах. Социал-демократы, к примеру, еще в 2020 году заявили о намерении разработки новой программы. Однако до сих пор никаких шагов с их стороны в этом направлении сделано не было. Только «Amanat» по понятным причинам разработал и принял новую политическую платформу. Хотя с учетом политических процессов прошлого года и предстоящих парламентских и местных выборов остальным партиям следовало бы обновить свои программы.

- Как известно, для создания политической партии нужно несколько условий. Это и программные установки, и сильный лидер и, давайте говорить прямо, финансы. Есть ли эти составляющие для появления новых партий?

- Мало кто из создаваемых партий располагает всем этим. Думаю, что необходимыми организационными и материальными ресурсами более-менее обладают те из них, которые создаются на базе действующих республиканских общественных объединений или ассоциаций юридических лиц. Остальные вероятно пытаются привлечь потенциальных спонсоров. Хотя совсем непонятно, на что рассчитывают инициаторы нескольких создаваемых партий, о которых вообще ничего неизвестно, кроме как озвученных представителями Минюста названий.

Что касается фактора лидеров, то опытом руководства партиями и движениями располагают только Олжас Сулейменов, Жасарал Куанышалин и Булат Абилов. Но, насколько их прошлый опыт применим в текущих условиях, а сами они пользуются авторитетом в обществе, большой вопрос. Есть также лидеры мнений, к примеру, Мухтар Тайжан, Санжар Бокаев, Жанболат Мамай, Тогжан Кожалы. Однако им ещё, по моему мнению, работать и работать над тем, чтобы получить признание и устойчивую базу сторонников в каждом регионе страны.

Все остальные инициаторы создания новых партий могут продвигаться в этом направлении только путем предложения обществу привлекающих идей. Но таких крайне мало. К примеру, Мейрам Кажыкен, создающий свою партию «Yntymaq», мог бы по максимуму использовать для этого свое участие в президентских выборах. Но мало кто вспомнит сейчас, что он изложил в своей программе. Несостоявшийся же кандидат в президенты и лидер создаваемой партии «El Tiregi» Нуржан Альтаев, похоже, делает ставку на различные инциденты, привлекая с их помощью внимание широкой аудитории. Однако в условиях бурного развития политических процессов в стране и за рубежом и отражающих их мощных информационных потоков эти инциденты быстро забываются. Тогда как, на мой взгляд, новичкам в партийно-политическом поле Казахстана следует сконцентрироваться на какой-либо одной общественно значимой теме (идее) и системно заниматься ее продвижением.

Кто попадёт в парламент?

- Совсем скоро нас ждут выборы в мажилис. Ваш прогноз относительно того, какие партии попадут туда, и как это изменит расстановку политических сил в стране?

- Очевидно, что состав депутатов следующего созыва Мажилиса Парламента будет максимально отвечать тем политическим реалиям, которые сложились после бурных процессов 2022 года, включая изменения в политической системе и раскладе сил внутри правящей элиты. В этих условиях действующему главе государства Касым-Жомарту Токаеву и его команде, с одной стороны, важно сохранить контроль над ситуацией в стране, включая законотворческий процесс. А, с другой стороны, им надо показать широкой общественности последовательность в проведении реформ и уходе от методов влияния на избирательный процесс, которые практиковали бывший президент и его окружение. К тому же в 2021 году по инициативе главы государства были внесены поправки в конституционный закон о выборах, которые сократили избирательный порог для партий с 7% до 5%.

Понятно, что партия «Amanat» сохранит свои позиции большинства в следующем созыве Мажилиса Парламента. Но не только в силу сохраняющейся близости к властям. Она провела серьезный ребрендинг, обновила руководящий состав на всех уровнях и хорошо отработала в президентскую избирательную кампанию. К тому же, как минимум, 6 млн. казахстанцев, поддержавших власть на республиканском референдуме и президентских выборах, могут проголосовать за эту партию.

Другие парламентские партии «Ак жол» и НПК тоже на тех выборах приняли участие в составе Народной коалиции в поддержку Касым-Жомарта Токаева. Достаточно активна деятельность их депутатских фракций в Мажилисе. Но в то же время кадровые изменения в НПК, включая её алматинскую организацию, к какому-либо качественному обновлению этой партии не привели. «Акжоловцы» мало что поменяли в своей деятельности с 2012 года. В связи с этим они рискуют утратить и без того невысокий уровень электоральной поддержки. Да и Акорда, видимо, не будет уже сохранять трехпартийный состав Мажилиса, как один из ключевых атрибутов прежней системы власти.

Партии «Ауыл» и ОСДП, как смогли, заявили о себе на президентских выборах посредством выдвижения и поддержки своих кандидатов. По крайней мере, каждая из них получила хорошие возможности для взаимодействия с потенциальными избирателями, выяснения их настроений и ожиданий и ознакомления их со своей политической повесткой, а также проверила на практике свои организационные, информационные и иные ресурсы. Однако слабая работа каждой из них в межвыборный период и отсутствие серьезного обновления в своих программах и подходах в деятельности не способствуют повышению электорального рейтинга.

Партия «Байтак», судя по всему, будет активно использовать на выборах фактор новичка и актуальную для значительной части казахстанцев экологическую повестку. Хотя она еще малоизвестна среди избирателей. Но может сыграть на их усталости от далекой от интересов и ожиданий многих граждан деятельности или бездействия других партий.

- Выборы в мажилис будут проводиться по мажоритарно-пропорциональной системе. Есть ли шансы попасть в парламент у активных общественников?

- Да, важным моментом предстоящей парламентской компании станет проведение выборов части мажилисменов по одномандатным избирательным округам. Скорее всего, каждая из действующих партий выдвинет определенное число своих кандидатов и здесь. Ожидается также, что еще большую активность в этом направлении проявят инициаторы создания новых партий и отдельные гражданские активисты. Во всяком случае, проведение досрочных парламентских выборов было анонсировано 1 сентября 2022 года. И за прошедшее с того дня время представляется вполне достаточным для того, чтобы заинтересованные лица могли подготовиться к своему участию в них.

С учетом всего этого предстоящие парламентские выборы обещают быть интересными. По их итогам же в Мажилисе могут быть представлены 4-5 партий. Причем не исключено, что результаты голосования по партийным спискам могут дать изменения в состав традиционно проходящих в парламент партий.

Фото из открытых источников


Айгуль Омарова