Нур-Султан

19.11.2021

«Раб из Казахстана»: криминальный талант?

Сразу по прилёту в Россию «раб из Казахстана» оказался в изоляторе Следственного Комитета Российской Федерации. Почему?


На этой неделе ультраправые российские медиа-ресурсы наперебой комментировали одну и ту же новость. Некий российский гражданин, называющий себя «Алексеем Котовым» записал и выложил в социальные сети видеообращение, в котором заявил, что уже 20 лет «насильно удерживается в рабстве» на территории Казахстана. Не утруждая себя проверкой фактов, приверженцы «возрождения России» призывали казахстанцев к ответу, требуя самых жестких санкций в отношении нашей страны. Мы попытались разобраться, что стоит за этой информационной атакой.

Коротко и по сути. 16 ноября в Шетском районе Карагандинской области задержали местного жителя по подозрению в удержании в рабстве 44-летнего гражданина России Алексея Котова.

Ранее при содействии неизвестных лиц россиянин записал видеообращение, в котором рассказал, что его «незаконно удерживают» в крестьянском хозяйстве. Выложенный в социальные сети видеоролик вызвал широкий резонанс как в Казахстане, так и в России. МВД РК немедленно провело досудебное расследование по статье 126 УК РК «Незаконное лишение свободы».

По словам Котова, он был призван в армию в 1997 году из деревни Горе-Грязь Гаврилов-Ямского района Ярославской области Российской Федерации. Якобы по контракту служил в Казахстане. Через год он должен был вернуться, но, по информации в российских СМИ, в 1999 году родные получили от него письмо, где Алексей рассказывал, что его избили и что он лежит в больнице. Писем от него больше не приходило, сам он не появлялся, и спустя какое-то время Котов стал считаться «пропавшим без вести»

Сразу после публикации видеообращения в МВД РК было зарегистрировано уголовное дело. Министерство мгновенно оповестило о случившемся российские власти и выслало по указанному в видеообращении адресу наряд полиции.

Тем временем, в Караганду из России вылетели представитель МВД РФ, депутат муниципалитета города Ярославль Дмитрий Соколов, из Нур-Султана прибыл российский консул. Далее россиянина доставили в отделение полиции на допрос дознавателя. Здесь Котов заявил, что имел право покидать территорию фермы, а люди, которых он ранее называл рабовладельцами, вовсе не заставляли его работать. Более того, у него был смартфон Samsung, на который, собственно, и записывалось это видеообращение. Он отозвал заявление в отношение владельца крестьянского хозяйства, сообщил, что никаких претензий не имеет и желает только одного - возвращения домой.

Примечательно, что группу казахстанских журналистов и блогеров, желавших прояснить ситуацию и явившихся в отделение полиции, не допустили к общению с потерпевшим. Российские представители вывели его из полицейского участка, посадили в автомобиль, и без каких-либо комментариев увезли в аэропорт.

«Сразу после того, как стало известно о драматической ситуации с Алексеем Котовым, в Карагандинскую область в целях выяснения всех обстоятельств были направлены сотрудники профильных подразделений посольства России в Казахстане. При содействии правоохранительных органов РК была организована встреча с гражданином, в ходе которой он подтвердил своё желание вернуться в Россию. Сейчас Котов в сопровождении сотрудников посольства РФ направляется в Нур-Султан, затем планируется его перелёт в Москву, где его встретит сестра. По словам Котова, в дальнейшем он собирается выехать на малую родину в Ярославскую область, где намерен устраивать свою жизнь», – тут же сообщили в российском дипведомстве.

Утром 18 ноября Котов в сопровождении работников посольства вылетел в Россию.

«Сегодня утром рейсом «Аэрофлота» гражданин России А. А. Котов вылетел в Москву. Его отъезд на родину был организован Посольством России в Казахстане. Желаем А.А.Котову, его родным и близким здоровья и благополучия», — говорится в сообщении посольства России в Казахстане.

Вроде бы конфликт исчерпан. Казахстанские власти продемонстрировали готовность борьбы с работорговлей, россияне защитили интересы своего гражданина. Но затем последовал шквал «обличающих» Казахстан видеосюжетов и публикаций в некоторых российских СМИ и пабликах. От Казахстана требовали «покаяния» как перед «Котовым», так и перед россиянами в целом.

Странности этой истории побудили корреспондента Check-point к поиску объяснений явных нестыковок в этой истории. Нам удалось переговорить с бывшим служащим УБОП (Управление по борьбе с организованной преступностью) Ярославской области Алексеем Гольдбергом. Кстати, Алексей Валерьевич является уроженцем города Гурьев (ныне Атырау) Казахской ССР - в начале 90-ых, когда будущий правоохранитель был еще старшеклассником, его семья переехала в Ярославль. Здесь, после окончания школы милиции, Алексей Валерьевич служил органах внутренних дел, а позже – в следственных органах, откуда ушел на пенсию в звании подполковника.

Наш собеседник подтвердил, что в истории с «рабством» не все чисто.

«В 1991 году бывшие республики СССР обрели независимость. Начался процесс вывода частей российских Вооруженных Сил. К 1996 году он почти завершился. Исключения составляли части ограниченного контингента на территориях военных баз, которые остались в Таджикистане, Кыргызстане и Казахстане по межгосударственным соглашениям. Но в этих частях служили офицеры, прапорщики и сержанты-контрактники. Призванных в армию граждан Российской Федерации в бывшие союзные республики для прохождения срочной службы уже не направляли. Поэтому в 1997 году «Котов» никак не мог «поехать служить в Казахстан» - это нонсенс. Служить «по контракту», тем более вне России, он тоже не мог – контракт заключался (и заключается – прим. ред) только с теми, кто уже отслужил срочную службу. А «Котов», судя по всему, в армии не был. Да и была ли в Казахстане нужда в необстрелянном и необученном российском призывнике-контрактнике из Горе-Грязи? Давайте вспомним те годы – офицеры, недавно уволенные из армии по сокращению, с радостью приняли бы такое предложение», - считает бывший сотрудник УБОП.

Бывший полисмен предлагает другую, более логичную версию.

По мнению нашего собеседника, гражданин, назвавшийся «Алексеем Котовым», может быть причастен к преступным деяниям в Ярославле, совершенным в 1996-1997 годах Кармановской ОПГ, возглавляемой Вячеславом Переломовым (Переломом). Почерком этой банды являлось применение взрывчатки в борьбе с конкурентами из других ОПГ. Неугодных Перелому или его заказчикам взрывали в кафе, в автомобилях и даже в лифтах многоквартирных домов.

«В числе членов банды был один юноша из деревни Горе-Грязь, увлекавшийся пиротехникой. Не берусь утверждать, что этот юноша и есть «Котов» - слишком много времени прошло - но проверки такая информация заслуживает. Молодой человек имел неоднократные приводы за то, что самодельными смесями глушил рыбу в озере. Видимо, благодаря этим талантам он обратил на себя внимание криминалитета. Кстати, тот юноша, если это, конечно, не «Котов», имеет особые приметы. После неудачного испытания «адской машинки», элементы которой были приобретены на складе в Бурмакино, где размещалась воинская часть, занимавшаяся утилизацией боеприпасов, его контузило. На видео мы наблюдаем у «Котова» заикание и подергивание конечностей. Можно предположить, что это следствие той самой контузии», - рассказывает наш собеседник.

Наш собеседник также предполагает: либо «он чем-то прогневал вожака стаи Перелома», либо участвовал в подготовке преступления, осознал последствия и ударился в бега, а, возможно, просто оказался нежелательным свидетелем преступления. Кстати, именно летом 1997 года в Ярославле была взорвана машина депутата местного муниципалитета Юрия Тихонова. Депутат, правда, как позже выяснили, сам оказался причастным к криминалу, но существа дела это не меняет. «Котов», как мы помним, отбыл в Казахстан осенью этого же года…

«Использование взрывчатых веществ давало возможность квалифицировать преступное деяние, как террористический акт. Плюс – кража веществ из воинской части – а откуда ж еще? Все вместе – это самое меньшее 20 лет особого режима, либо «высшая мера» - смертная казнь. А вопрос о целесообразности ее применения в 90-х еще только дискутировался - отменили «вышку» позже. При таких рассуждениях, нашему подопечному было отчего податься в бега», - считает бывший сотрудник полиции Ярославля.

Видимо это и объясняет 20-летнее «рабство». Дело в том, что срок давности по группе особо тяжких преступлений в Уголовном Кодексе РФ (как и в аналогичном советском кодексе) устанавливался именно в 20 лет. Во всяком случае, так было до редакции 2014 года.

«Сейчас Ст. 78 УК РФ «Освобождение от уголовной ответственности в связи с истечением сроков давности» устанавливает срок давности в 15 лет. Но следует учесть, что на ряд статей, в частности, посягательство на жизнь гослужащего, террористический акт и некоторые другие – срок давности не распространяется. И, как мне кажется, наш подопечный не очень-то и грамотен в правовых вопросах», - указывает подполковник в отставке.

То есть, российский гражданин, «насильно удерживаемый в рабстве», может оказаться заурядным уголовником, скрывающимся от заслуженного возмездия. Возможно, именно поэтому вместо родных и близких «Алексея Котова» с распростертыми объятьями встретили… сотрудники Следственного Комитета РФ. Прямо из Домодедова «раба» повезли в следственный изолятор, где, по сообщениям российских СМИ, он сейчас и находится.

Если так, то поведение российских сопровождающих логично и не противоречит общей картине. Возможно, оставшись наедине с консулом и представителем МВД РФ, недавний «раб» пояснил истинные причины своего побега в Казахстан и заявил о готовности активно сотрудничать со органами правопорядка. Как носителя ценной информации его немедленно изолировали от общения с журналистами.

«Очень похоже, что наш подопечный после двадцати лет странствий решил открыться миру, уповая на пресловутый «срок давности». А чтобы как-то оправдать свою «одиссею», представил себя жертвой работорговцев, заодно обеспечив себе бесплатный проезд на родину. Но штука-то в том, что каждый такой случай подробно расследуется. Видимо «раб из Казахстана» все-таки решил пойти на сделку с полицией и дать показания, которые, возможно, станут началом нового расследования в Ярославле», - уверен Алексей Гольдберг.

Наш собеседник указал на еще одно удручающее обстоятельство. Новость о «россиянине, находящемся в рабстве в соседнем Казахстане» немедленно подхватили российские СМИ и блогеры определенного толка.

«Не секрет, что в России есть политические силы, которые мечтают о возрождении былой мощи страны, когда «щиты прибивали к воротам Царьграда». Правда, методы достижения этой цели… Как бы так тактично выразиться? Попахивают… Естественно, эти силы содержат целый штат профессиональных манипуляторов сознанием зрителей и читателей. И вместо того, чтобы направить читателя задуматься об истинных мотивах, которые двигают «рабом из Казахстана», они предлагают готовый суррогат, рассчитанный на людей с комплексом национальной неполноценности. Думаю, что нам всем надо приучаться думать над увиденным и прочитанным, не покупаться на эффектные заголовки», - завершил беседу Гольдберг.


Алексей Банцикин