Алматы

14.06.2021

Павел Новиков: «Нужно ломать схемы по «освоению» денег в казахстанском спорте»


Павел Максимович Новиков – один из самых успешных и уважаемых спортивных менеджеров Казахстана. Долгие годы возглавлял армейский спорт, являлся вице-президентом НОК РК, президентом различных спортивных федераций. Я не припомню случая, когда бы генерал не справился с поставленной перед ним и его командами задачей. Сейчас он трудится вице-президентом в алматинской городской федерации футбола и возглавляет спортивно-развлекательный центр «Баганашил».

- Павел Максимович, что происходит в казахстанском спорте сегодня, каковы на ваш взгляд основные проблемы и варианты их решения?

- Отсутствие спроса за работу, за результат – вот главная проблема в спорте на сегодняшний день, а ведь именно спрос, всегда был его основой, фундаментом. Если лет 20-30 тому назад и раньше (на моей памяти) репутация, квалификация и заработная плата тренера зависела от результатов его работы, а именно: сколько он подготовил разрядников, мастеров спорта, призеров различных чемпионатов и Олимпийских игр, то сейчас главное – набрать побольше детей (секции же практически все платные), чтобы родители вовремя платили и... всё. Да и занятия зачастую проводят люди, окончившие лишь краткосрочные курсы, которые я называю «взлет-посадка». То есть их и тренерами не назовешь. Такие «специалисты» приходят и ко мне трудоустраиваться. Просишь их принести с собой журналы, конспекты, планы подготовки к занятиям на предыдущей работе, а они приносят блокнотики, где всего две графы: фамилия ребенка и срок оплаты. Нет ни малейшего понимания, с чего начинать тренировку, как проводить и как подвести итог. В лучшем случае слышу: построились, побежали, до свидания. А поинтересоваться самочувствием подопечных, проверить экипировку, интересно провести занятие, указать, на что обратить внимание ребенку в дальнейшем или похвалить за что-то – этого нет. Я уже не говорю о знании психологии, анатомии и прочее. И что можно спросить с такого тренера?

Печально, что и в большом спорте особого спроса в данное время нет. Находится масса причин и оправданий низких результатов: нехватка финансирования, плохие условия подготовки к соревнованиям и так далее. Пандемия коронавируса стала еще одним поводом для ослабления требований. К тому же, создавшуюся ситуацию спортивным чиновникам в любом варианте можно трактовать в свою пользу: в случае провала – виноват COVID, в случае успеха, даже не смотря на эту заразу, – правильно спланировали подготовку и добились результата.

- А были времена, я сейчас не имею в виду период пандемии, когда все было иначе?

- Абсолютно верно, были. И все изменило одно слово. Еще в начале 80-х годов прошлого века руководитель или командир говорил: «делай, как я», но со временем поговорка трансформировалась в «делай, как я сказал». Сейчас многие начальники руководят по такому принципу, снижая требовательность к себе, взваливая бремя ответственности на подчиненных. Им даже невдомек, что первый Президент страны Нурсултан Абишевич Назарбаев, с которым я познакомился еще задолго до его руководства государством, всегда придерживался именно первоначального варианта поговорки. Он никогда, будучи требовательным в первую очередь к себе и подчиненным, расслабляться не давал. Немалую роль в этом сыграли его активные занятия спортом. Общеизвестна его страсть к большому теннису и горным лыжам. Но он был не прочь поиграть в футбол, волейбол. Любит первый Президент борьбу, стрельбу пулевую и стендовую, конный спорт, плавание, подводное плавание, альпинизм.

Требовательность и спрос за проделанную работу были на всех уровнях, в том числе и в большом спорте и детско-юношеском. Например, невозможно было работать тренером без соответствующего образования или спортивного звания. Мне, студенту политехнического института, доверили такую работу только потому, что я имел звание мастера спорта. Для начала необходимо было набрать группу из определенного количества детей и под контролем опытных специалистов проводить с ними занятия. То есть мастерство молодого тренера росло вместе с его подопечными под контролем завуча или директора спортивной школы. Нам оплачивали пять рабочих дней, потому что субботы и воскресенья, по которым проходили соревнования, считались выходными или праздничными днями. И еще стоял вопрос по четвергу: это был не только известный всем советским людям рыбный день, но в спорте еще и банный. В этот день тренировки, как правило, не проводились, а посему в спортивном руководстве было мнение его не оплачивать. Но здравый смысл в итоге возобладал и четверг тоже нам оплачивали.

Отношение к государственным деньгам было более чем бережливым, а наказание за их нерациональное использование и тем более растрату было суровым. В этой связи мне непонятно, почему сейчас профессиональные команды, практически на 100% финансируются из госбюджета? Если вы профессионалы, зарабатывайте сами. В большей степени это касается нашего футбола. Правильно, что Аружан Саин подняла этот вопрос: увеличение финансирования детского спорта за счет сокращения бюджетов профессиональных клубов, а Президент страны поддержал детского омбудсмена. И теперь так называемая «футбольная общественность» недовольна этим предложением, мол, убивают отечественный футбол. Да этого финансирования не должно быть вообще! Сможете своей игрой заинтересовать спонсоров, пожалуйста, а тратить сотни миллионов и миллиарды из государственного кармана много ума и профессионализма иметь не надо. И почему у команд из разных областей бюджеты различаются в несколько раз? Правильнее будет создать более-менее равные условия для команд (кормушка то одна – государственный бюджет) и пусть выявляют сильнейшего за счет правильной организации работы. Я знаю, о чем говорю.

В свое время в СКА, а в последствии в ЦСКА было несколько команд по игровым видам спорта. Финансирование было скромным, но тем не менее, результаты мы давали достойные и на всесоюзной спортивной арене и в республике. И звезды у нас были не чужестранные, а свои, родные: Валера Тихоненко, Юра Жуконенко, Руслан Балтиев, Дима Бяков и многие другие. Важно рационально и эффективно использовать финансы. Возвращаясь к предложению Аружан, замечу, что оно, конечно, благое, однако требует создания некоего контролирующего органа, то есть без человеческого фактора не обойтись, а в Казахстане зачастую это, к сожалению, приговор, как в переносном, так и в прямом смысле.

Еще в далеком 1989 году в южнокорейском Сеуле мы с делегацией посетили спорткомплекс при местном авиазаводе. Каково было наше удивление, когда сотрудники авиазавода при входе в спорткомплекс опускали свои пластиковые карты в аппарат и на мониторах тренажеров высвечивалась целая программа: сколько необходимо пробежать, подтянуться и так далее. Позже в Ванкувере и других городах развитых стран я видел, как работают программы по использованию финансовых средств при минимальном участии человека. То есть деньги переводятся непосредственно хозяину спортивного объекта под определенный объем выполняемых услуг с осуществлением контроля, благо сейчас технические средства позволяют это делать легко. Почему бы и у нас не внедрить подобную, отвечающую всем современным требованиям систему?

- Если этого до сих пор нет, значит, никому не интересно...

- Так в том то и дело, что тогда ломаются привычные, наработанные годами схемы по «освоению» финансовых средств. А это точно не интересно тем, кто эту систему распределения контролирует. Ко мне ведь тоже иногда обращаются с предложениями о проведении различных мероприятий, причем состоятся они или нет, неважно. Никто за это не спросит, главное – это поделиться выделяемыми денежными средствами с теми, кто их тебе и распределит. Даже несмотря на то, что деньги всегда оставляют след (и это правильно), тем не менее, эти люди придумывают новые схемы, чтобы незаконно обогатиться. Они считают бюджетные, государственные деньги уже своими. Ни к чему хорошему эта система не приведет, она направляет наш спорт к пропасти.


Марат Исабаев