Алматы 28.11.2023 18719

Давление на Казахстан будет усиливаться

Многовекторная политика Казахстана выдержала испытание временем. Однако сумеет ли страна и далее удерживать эти позиции в свете того, что давление на регион растёт с каждым днём. Интерес Запада к Центральной Азии и Казахстану, в частности, проявляется не только в инвестициях в экономику, но и активизации западных политиков по отношению к нашей стране.


Чего нам ждать и как будут разворачиваться события дальше? Об этом разговор с экспертом-международником Григорием Трофимчуком.

- Григорий Павлович, осень традиционно в Казахстане считалась жаркой порой из-за различных событий. Не стала исключением и нынешняя осень. Однако в центре внимания не внутренние вопросы, как бывало прежде, а внешняя политика. Чем объяснить, на Ваш взгляд, участившиеся визиты западных политиков в нашу страну, в частности, и в Центральную Азию, в целом?

- Центральная Азия, в отличие от других регионов постсоветского пространства, по большому счёту, остаётся пока что нетронутой войнами или другими тотальными потрясениями. Однако в покое она, безусловно, не останется, это ясно многим. К тому же, через неё легко разрубается континентальная связь РФ-КНР.

Не тронут пока и другой важнейший фактор, влияющий на стабильность – исторический, так сказать «басмаческий эпос». В любом случае Запад не оставит этот регион вне зоны своего особого внимания, в том числе имея в виду раскладку под Россией третьего «костра».

Украинские события напрямую влияют на ускорение процессов и по Центральной Азии, как, например, события в Крыму активизировали уже в августе 2014 года карабахские столкновения.

Запад понимает, что России на «всё» не хватит, поэтому готовит почву. Однако, не следует понимать всё так однобоко: практически все пять бывших советских среднеазиатских республик сами готовы работать и с Европой, и с США, хотя европейскими странами, в плане географии, их считать сложно. С Китаем, как вариантом, им хочется работать тоже, но с Западом, безусловно, хотелось бы больше. Неизбывную тягу к западному образу жизни у всех наших бывших людей не отнять.

- Одним из самых обсуждаемых событий стал приезд в Астану президента Франции, освещение которого вызвало массу противоречивых откликов, как в странах Запада, так и у нас. Если казахстанские власти практически никак не комментировали попытку изобразить визит Макрона, как увеселительную поездку в «задний двор России», то министр РФ Лавров дал жёсткий отпор таким публикациям. Ваш комментарий?

- Макрон имеет репутацию относительно слабого президента. Но в качестве подготовки, зондирования почвы он вполне подходит. Примерно, как это происходит с Арменией в посткарабахских делах.

Что касается «заднего двора России», то надо сказать, что и некоторые россияне сами формируют такое отношение к казахам и Казахстану. Это очень опасно, но их надо ставить на место в самой России, а, не обвиняя в чём-то Казахстан. Никто не даст гарантии, что завтра эти активисты информационного поля не назовут «фашистами» и казахов. Западу это, в целом, на руку, но подчёркиваю, обвинять в таком течении вещей надо не Казахстан. Поэтому огульно заявлять, что и на этом направлении «во всём виноват Запад», просто глупо.

Много было жёстких комментариев в сторону Астаны и от официальных структур РФ. Но мы слишком часто видели, на протяжении последних лет, чем заканчивается такое высокомерие. Не будет исключений и здесь. Казахстан имеет огромную границу с Россией, и всем ясно, что может произойти, если «отрезать» Москву через Казахстан от всей Центральной Азии. Поэтому к Казахстану будет усиливаться не только интерес со всех сторон, мировых центров силы, но и возрастать давление на него. И такую попытку мы уже видели в январе 2022 года.

Кстати, другим важнейшим плацдармом такого рода в регионе является Узбекистан. Ну и, в конце концов, а почему бы Макрону не проявить интерес к Астане, – это не запрещается, да и сам Казахстан является суверенной страной. В этом нет никакой дешёвой сенсации, как и в плане контактов Астаны с другими ведущими странами и блоками. Слать окрик по этому поводу казахам – типа «Эй, казахи, вы чё там творите? Забыли, как мы вас спасали?!» – не рекомендуется совсем, это самый короткий путь к беде. Для России, прежде всего.

Обычный политический ход

- Понятно, что сегодня используется любой повод для того, чтобы странам Центральной Азии внушить мысль о том, как они важны для Запада. Насколько это соответствует реалиям?

- Со стороны Запада декларация такой любви является обычным политическим ходом, лицемерием, если хотите. Но и с других сторон всё выглядит примерно так же. Здесь тоже нет никакой сенсации, это просто большая политика. По факту, если отвлечься от эмоций, Центральная Азия действительно является важнейшим регионом, поэтому дружить с этими странами, как минимум, рекомендуется. Другой вопрос, у кого из новых друзей хватит на такую дружбу, обхаживание денег.

У СССР всё это мощно подкреплялось и экономикой, и небывалым в истории мира социальным пакетом. В случае с новыми друзьями Казахстана и других стран региона это выглядит совсем по-другому. Не хочу сказать, хуже и лучше – но явно по-другому. И народам предстоит это оценить, познать, как говорится, в сравнении.

Для чиновников, безусловно, контакты с ведущими странами Запада важнее, чем с Москвой или Пекином. У народов может быть несколько иное мнение, но на него сегодня мало кто обращает внимание.

- Новая так называемая «Большая игра» с Центральной Азией выдвигает на авансцену Казахстан, как страну с самой большой территорией и огромными запасами полезных ископаемых. Только ли экономические интересы обусловливают такой интерес к нашей стране?

- К Казахстану – комплексный интерес. Но прежде всего, в силу его географии, на которой строится и всё остальное. Огромная территория Казахстана создаёт для него стратегические сложности, так как имеется относительно небольшое количество населения. В общем, нельзя исключать и страшное: вброс дестабилизации, войны или даже войн. Казахстан это осознаёт, и ему надо понять, как лучше себя защитить, с кем из мировых центров силы этого можно добиться без неприемлемых рисков для себя. Остатки Советского Союза будут разваливаться и дальше (я называю это «Вторым распадом СССР»), поэтому изменение границ внутри этого поля практически неизбежно. То есть, помимо географии, Казахстан это транзит, недра, военный аспект на фоне практически свободных земель, плюс приемлемый климат. Опасный сплав для суверенной страны. Уверен: руководство Казахстана всё это прекрасно понимает. Но надо видеть и то, что известное отношение к чиновничеству, формализму, коррупции со стороны общества и населения в целом может сработать непредсказуемо и крайне неожиданно.

С кем дружить?

- Само геополитическое расположение Казахстана диктует курс на многовекторную внешнюю политику. До настоящего времени удавалось устанавливать добрососедские отношения со многими государствами. Но получится ли так действовать и дальше при таком пристальном внимании со стороны Запада?

- Все выступают за мир и дружбу во всём мире, все так же против войны – это общеизвестно. Но сумма характеристик каждого отдельно взятого государства всё же диктует ему вполне конкретный набор друзей и, к сожалению, врагов. Поэтому приходится чётко определяться. Дружить со всеми вряд ли получится, для этого у Казахстана просто не хватит ни сил, ни средств. Вот, например, дилемма: сделать упор не Восток или на Запад? На Пекин или на Вашингтон? Ответа пока нет, и эта оттяжка может сыграть злую шутку.

Просто для исторического примера: Николай II, как только случайно стал императором после неожиданной смерти своего отца, так и не смог решить ключевой вопрос «С кем России дружить, а с кем воевать?». Особых талантов у него, как у политика, для ответа на вопрос не было, поэтому он получил сразу всё: и войны, и революции, и всё это закончилось плохо. Да и вообще надо сказать, что льгота многовекторности для ближних к РФ стран уже закончила срок своего действия. Посмотрите, как приходится определяться многим странам из этого круга, – всем по-разному, и очень тяжело. Могу коротко сказать только про китайский вектор: никто не знает, даже сам Китай, что он будет представлять собой при вооружённом столкновении за свои интересы. То есть во всём этом есть большая загадка и для Астаны.

- За последнее время нашу страну посетили немало американских политиков различного ранга. И каждый раз после этого можно наблюдать всплеск русофобских и антикитайских настроений в социальных сетях и даже традиционных СМИ. Что скажете об этом?

- Наверное, это естественно, общество всегда ведёт себя так. Вопрос, как я уже сказал, не в том, что пишут в соцсетях, а в том, какую позицию выберет сама Астана. Америка, кто бы и что бы про неё не писал, не говорил, имеет огромный геополитический вес. Вот когда весь мир перейдёт с долларов на юани, тогда и можно будет говорить, что США рухнули. Но на данном этапе не стоит выдавать желаемое за действительное. К тому же и глобальная сила доллара покоится на военно-политической базе. В том случае, условно говоря, когда Китай будет стоять в Канаде и Мексике, включая сеть военных баз по всему миру, тогда и можно будет предметно поговорить. Многие реакции в соцсетях, как известно, заказывают самые разные силы. Но все эти деньги идут в пустоту, так как в таком деле важен правильно выбранный государством стратегический вектор, которому уже всё равно, что там лают с обочин.

Но пока что такого вектора в данном случае я не чувствую. Я, как эксперт, тоже вижу как успехи, так и ошибки Астаны, но держу это мнение при себе, предпочитая не вмешиваться в дела другого государства. Могу лишь сказать кратко, что смертельных ошибок не сделано, и это уже хорошо. Далеко не про все постсоветские/евразийские страны такое можно сказать. Но определяться надо очень быстро - чисто чиновничьих формул, многозначительной пустоты уже недостаточно - иначе всё перевернётся в один момент.

По рецепту «дядюшки Шарпа»?

- Кстати сказать, на борьбу за демократию и свободы слова с прошлого года для стран Центральной Азии различные фонды и организации из-за рубежа выделяют немало средств. Большая часть этих денег идёт в Казахстан. Как правило, их используют для информационной войны против России, прежде всего, и затем Китая. Иначе говоря, мы видим тот же сценарий, который ранее реализован в Украине, Грузии. Насколько это опасно для самой Центральной Азии и Казахстана в первую очередь? Грозят ли нам новые «цветные революции» по рецептам Джина Шарпа?

- Да, выделяют, ну и что. Пусть выделяют тогда и те, кто регулярно критикует такое положение вещей. А если нет нужного количества денег, чтобы перевесить общественное мнение в стране в свою пользу, так дайте, хотя бы идеи. Но у критикующих, как правило, нет ни того, ни другого. А деньги есть только на формальные проекты (в качестве примера можно привести «Лазаревский клуб», который был призван стабилизировать Армению; результат известен) и, особенно, на коррупционную составляющую.

Мы уже видели, как работает такая «схема» на пространстве разбитого СССР, и чем всё это в итоге заканчивается. Поэтому коррупционеров, занимающихся интеграционными проектами на евразийском пространстве, скоро «накормят» деньгами досыта, будет счастьем, если они выживут персонально.

- Что может Россия информационно противостоять такому натиску?

- У России нет интересных информационных проектов для Казахстана, если не считать всем надоевшие и как надо не работающие формальные подходы, СМИ и т.п. Да и сам Казахстан мог бы уже подробнее посмотреть на то, кто из россиян мог бы принести ему реальную пользу, чтобы укрепить двусторонние связи на фоне нарастания общих угроз. Но ничего этого нет, и, к сожалению, уже не будет.

Наш опыт заставляет нас смотреть на эти вещи трезво. Говоря о «цветных революциях», надо понимать, что в эту кучу валят всё что угодно: и сами «цветные революции», когда одного чиновника системы просто меняют на другого; и революции по-настоящему великие, когда меняются основы государства; и вооружённый переворот. Эта каша в головах создаёт и дикую методику реагирования на возможные события.

На постсоветском пространстве было всего три с половиной «цветных революции»: Грузия-2003, Украина-2004, Кыргызстан-2005 и несостоявшаяся в Узбекистане. А, например, события на рубеже 2013-2014 в Киеве – это уже совсем иной тип удара по власти. В Казахстане, где тоже имеется вполне реактивное население, никаких «цветных» хождений с флажками и шариками не будет. А что может быть, нам показал январь 2022-го. Думаю, чиновники, занимающие политические должности, должны понимать, что если объявлена борьба с предыдущими, скажем так, бюрократическими извращениями, то она не должна быть формальной, в надежде, что всё как-то забудется и само утрясётся. Пока что многое похоже на такой подход.

Каждый год становится определяющим

- Уже сегодня понятно, что 2024 год станет определяющим для существования Центральной Азии во всех аспектах. Удастся ли сохранить мир и стабильность в целом регионе и в Казахстане, в частности?

- Сейчас уже каждый год является для Центральной Азии определяющим. Страны Центральной Азии видят, как стремительно уходят эти самые мир и стабильность из других не таких далёких от них регионов. Им на смену идёт другая пара: война и хаос, сколько бы чиновники ни делали вид, что ничего страшного не происходит. Даже не каждый год, а каждый месяц уже на счету. Пора забыть обо всех этих добрых животных восточного календаря, для нас припасены несколько другие животные, к сожалению. И эти животные нас начинают уже активно пожирать. Казахстану надо продемонстрировать нечто такое, что сделает его реальным маяком во всём регионе. Размеры обязывают.

- Казахстан, как буферная зона между Россией и Китаем, уязвим для внешнего воздействия. Если здесь полыхнет, то мало не покажется. Насколько точно действует руководство страны для предотвращения революции по заокеанским сценариям?

- Чиновники, примерно, везде одинаковые. По моему опыту скажу, что среди них, находящихся на высоких и по-настоящему ответственных должностях, нет практически никого, кто имел бы острый политический, креативный ум и соответствующую хватку. Все наши чиновники вышли примерно из одного «леса», поэтому не в силах реагировать на вызовы и угрозы так, как того требует время и политическая мода. Чиновники понимают только силовой аспект, и то только тогда, когда уже почти ничего нельзя исправить. В отношениях с партнёрами из РФ используется всё тот же самый круг лиц, которые выполняют те же чиновничьи установки. Политического искусства и творчества – ноль. Поэтому скажу прямо: надеяться не на что.

И на огромном пространстве Центральной Азии всё находится в руках судьбы. Чиновники в этой сфере практически не управляют. А связку между Россией и Китаем, естественно, будут пробовать на прочность, с учётом накопившихся проблем как у одной, так и у другой страны. Вот вы упомянули Шарпа, а я часто напоминаю о Бжезинском, который дал основу действий для США по той же Украине, обосновал её роль. И наши чиновники в таких условиях становятся бесполезны. Ведь своих «Бжезинских» у нас нет, в такой системе их просто не может быть по определению. Поэтому для РФ обвалилось, в частности, в три хода и украинское направление, что теперь будет влиять на всех без исключения, включая Казахстан.

В далёком 2004-м кто-то что-то там говорил чиновникам, но никто никого не слышал, а теперь уже всё бесполезно. Так что, теперь все вопросы – к ним, к чиновникам.

Фото из открытых источников


Айгуль Омарова