Астана 05.01.2023 2311

Расширяющаяся многовекторная внешняя политика Казахстана

Недавно министр энергетики Казахстана Болат Акчулаков заявил, что, хотя его страна поддерживает тесные связи с Россией и Узбекистаном по транзиту газа, никаких официальных обсуждений по поводу возможного создания газового союза, трехсторонней инициативы, предложенной президентом России Владимиром Путиным, не проводилось. Отказ Казахстана был бы не столь удивительным, если бы не невероятные геополитические потрясения, которые начали трансформировать весь евразийский регион после вторжения России в Украину в феврале 2022 года. В результате эти изменения позволили государствам Центральной Азии более активно отстаивать свои интересы, выступая против имперских амбиций Москвы.


Более того, Казахстан получил поддержку благодаря стратегическим отношениям, которых нет ни у Украины, ни у Грузии, ни у Молдовы - а именно, углубляющемуся сотрудничеству с Пекином. Китай не только претендует на роль мировой державы с кучей денег, но и имеет общую протяженную границу с Казахстаном, что делает Пекин необходимым противовесом Москве. Казахстан также является важнейшей артерией в рамках разрастающейся и пока еще не реализованной китайской инициативы «Пояс и путь» (BRI) и служит воротами для Пекина в его стремлении перестроить евразийскую геополитику.

Особые отношения Китая с Казахстаном нашли свое отражение в том, что председатель КНР Си Цзиньпин решил посетить Астану в рамках своего первого официального визита за рубеж после пандемии COVID-19. Во время своей поездки китайский лидер подчеркнул, что Пекин поддерживает независимость своего соседа, и пообещал защищать территориальную целостность Казахстана. В то время это послание было воспринято как предупреждение внешним державам, но завуалированный характер и время заявления могут указывать на то, что оно предназначалось непосредственно для России.

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ:

Фрагментация Центральной Азии?

Казахстан и Средняя Азия в рейтингах 2022 года

Что не так с государственным капитализмом в Казахстане?

В то время как Россия продолжает войну против Украины, расширение сотрудничества с Китаем представляется весьма выгодным для Астаны. Действительно, две страны расширяют железнодорожное сообщение для увеличения транзита и двусторонней торговли. Однако грань между благотворной зависимостью и токсичными, односторонними отношениями всегда опасно тонка. Правительство Казахстана осознает это, что объясняет, почему страна не хочет становиться еще одним младшим партнером российско-китайского «кондоминиума», предпочитая вместо этого диверсифицировать свои внешние отношения путем наведения мостов с другими амбициозными игроками в Евразии.

В этих усилиях Турция играет ключевую роль. Связи Астаны с Анкарой укрепляются, о чем свидетельствует недавний визит президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана в Казахстан, который, в свою очередь, стал продолжением долгожданной поездки президента Казахстана Касым-Жомарта Токаева в Турцию в мае 2022 года. В ходе визитов оба лидера подчеркнули необходимость расширения торговых и политических связей, а также растущее значение Среднего коридора.

Помимо Анкары, Астана смотрит еще дальше на запад, налаживая сотрудничество с Европейским союзом, который, на фоне своего открытого соперничества с Россией, особенно заинтересован в укреплении более тесных связей с Казахстаном. Во время своего визита в страну в октябре 2022 года председатель Европейского совета Шарль Мишель заявил, что двусторонние отношения укрепляются, и охарактеризовал Казахстан как «главный экономический центр» в регионе. 16 и 17 ноября Верховный представитель ЕС по внешней политике Жозеп Боррель также посетил Астану, отметив 30-летие дипломатических отношений между Казахстаном и ЕС.

Важнейшим компонентом нового геополитического видения Казахстана является расширение Среднего коридора. На фоне войны России против Украины Казахстан подвергся ряду периодических закрытий нефтеэкспортных трубопроводов со стороны России, что подтолкнуло Токаева к официальному заявлению о необходимости поиска новых транзитных маршрутов. Таким образом, дальнейшее развитие Среднего коридора, несомненно, останется центральным пунктом планов Астаны в 2023 году.

Хотя Китай и Россия считают себя (и по праву) важнейшими участниками евразийских связей, Казахстан не менее амбициозен: здесь была запущена китайская инициатива BRI, а идея создания Евразийского экономического союза принадлежит бывшему президенту Казахстана Нурсултану Назарбаеву. Таким образом, позиционирование Казахстана как крупного евразийского транзитного и энергетического узла является частью давних амбиций Астаны и поможет стране наконец-то занять достойное место в постсоветском мире.

Многовекторная внешняя политика Астаны, однако, не означает, что Казахстан полностью пересматривает свои связи с Россией. Скорее, казахстанское правительство стремится к большим гарантиям и гибкости в двусторонних отношениях. Действительно, дополнительная безопасность приходит с возможностью играть на стороне одной державы. На самом деле, казахстанское руководство знает, что Москва нуждается в поддержке и сотрудничестве Астаны по многочисленным инициативам в Евразии. И несмотря на то, что в течение 2022 года взаимные подозрения многократно усилились, что может серьезно повлиять на двусторонние отношения, Казахстан также нуждается в России как в важнейшем игроке в своей внешней политике. Без России Казахстан может легко стать чрезмерно зависимым от Китая.

Возможно, это объясняет, почему Токаев стремится поддерживать дружественные отношения с Россией. Например, Путин и Токаев встретились друг с другом в Сочи в августе 2022 года, обсудив возможные подходы к укреплению торгового и инвестиционного сотрудничества. В октябре 2022 года Путин прибыл в Астану для участия в шестом саммите Совещания по взаимодействию и мерам доверия в Азии. Кроме того, российско-казахстанские отношения остаются в целом прочными как на дипломатическом, так и на экономическом уровнях. В 2021 году двусторонняя торговля между двумя странами достигла рекордно высокого уровня в 24,5 млрд долларов, и оба правительства поддерживают обширные связи в области обороны и безопасности.

В конечном итоге, война в Украине изменила геополитический ландшафт Евразии. Ослабление позиций России в Центральной Азии является потенциальным благом для Казахстана. Аналогичным образом, это открывает дверь для расширения иностранного экономического и дипломатического участия в Центральной Азии. Поэтому Астане придется действовать осторожно, чтобы не разозлить Китай и Россию, поскольку обе евразийские державы крайне нетерпимо относятся к растущему участию внешних сил в регионе. Несмотря на это, в 2023 году Казахстан находится в благоприятном положении для повышения своего лидерства и влияния во всей Центральной Азии.

Источник: Kazakhstan’s Expanding Multi-Vector Foreign Policy - Jamestown

Перевод Дианы Канбаковой

Фото из открытых источников


Редакция