Алматы 27.12.2022 2444

Государственный переворот в Пакистане в апреле 2022 года

Пакистан, несмотря на свою военную мощь и большое население, не сильно стабильная страна – периодически ее сотрясают военные перевороты. Они случались в 1958, 1977 и 199 годах большинство из них, если не все, с подачи американцев . Влияние военных и спецслужб в стране было и остается очень большим.


Однако в 2022 году государственный переворот осуществился без их непосредственного участия, но зато тут было существенная доля иностранного влияния и преобладающее влияние политических кланов.

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ:

Как восстания и перевороты чуть было не обратили вспять развитие Южной Кореи

Напомним, что Пакистан – федеративная парламентская республика, в которой президент является в значительной степени церемониальным главой государства, а вся исполнительная власть сосредоточена в руках премьер-министра. Глава правительства представляет партию или коалицию большинства в Национальной ассамблее (нижней палаты Парламента) .

Эта федеративная парламентская республика с регулярными всеобщими выборами, множеством партий и политически активным городским населением функционирует на основе системы сложных связей между элитными группами военных, судей Верховного суда и нижних инстанций, политических «династийных» кланов, гражданской бюрократии, мусульманского духовенства, богатых землевладельцев и пр. Она несет в себе как старые мусульманские традиции Южной Азии, так и отчасти британское политическое влияние, которое было преобладающим в колониальный период.

Предыстория кризиса

Парламентские выборы 2018 года выиграла центристская партия «Движение за справедливость» (Техрик-и-Инсаф), основанная в 1996 году известным пакистанским спортсменом Имраном Ханом. Хан возглавляет правительство, а его партия заняла большинство мест в Национальной ассамблее . Важно отметить, что прийти к власти ей помогли пакистанские силовики.

Популярность политика и его движения выросла на фоне недовольства населения Пакистана внутренней и внешней политикой правящей администрации: в стране процветала коррупция, инфляция, терроризм, экстремизм и кумовство. На этом фоне программу Имран Хана по выводу страны из кризиса поддерживают 10 млн членов партии и широкие слои пакистанцев . Основным электоратом политика стали средний класс, молодежь, а также пуштунское население, представителем которого он являлся сам.

Лидер исполнительной власти Пакистана объявил борьбу с коррупцией главным направлением внутренней политики, что нанесло урон ведущим пакистанским кланам. Внешняя политика была довольно самостоятельна:

1. Поддержка движения Талибан в Афганистане, в том числе их борьбу против США. Пакистан приветствовал вывод американских войск из страны в 2021 году.

2. Наладились отношения с Китаем, страна присоединилась к инициативе «Один пояс, один путь», были подписаны соглашения об экономическом сотрудничестве стоимостью 62 млрд долларов.

3. Имран Хан поддержал РФ в российско-украинском конфликте, посетил Москву 24 февраля 2022 года.

4. Исламабад установил прочные стратегические отношения с Тегераном, помог ему прервать долгосрочную американскую блокаду и даже оказал помощь в развитии иранской ядерной программы.

5. Пакистан открыто поддерживал Палестину, отказался от нормализации отношений с Израилем, выступал против Авраамского договора (израильско-эмиратский мирный договор).

6. Имран Хан отказывался от размещения американских военных баз на территории страны, активизировал деятельность пакистанской армии и спецслужб в Афганистане, чтобы подтолкнуть талибов к союзу с Китаем.

7. Исламабад занимал жесткую позицию по отношению к Индии из-за Кашмира.

Получив значительную поддержку избирателей, Имран Хан не сумел ею в должной степени воспользоваться. В экономике разбирался он плохо, борьба с коррупцией буксовала. Внешняя политика была непоследовательна, а пакистанцы не верили в антиамериканскую риторику, т.к. премьер был женат на Джемайме Голдсмит – представительнице богатейшей еврейской семьи, родственнице Ротшильдов. Политические оппоненты считали Хана ставленником «еврейской мафии» (это тем более интересно, потому что пуштуны частично считают себя потерянным коленом Израиля ).

Правительство во главе с амбициозным премьером рассчитывало запустить масштабную программу реформ под общим слоганом «Новый Пакистан», но позднее пришлось признать, что масштаб структурных проблем в социально-экономической сфере невозможно было решить без помощи кардинальных мер.

Макроэкономические показатели Пакистана действительно дают мало поводов для оптимизма: постоянная угроза острой фазы энергетического кризиса, высокие темпы инфляции (особенно продовольственной), колоссальный государственный долг, низкие нормы валовых накоплений и сбережений.

Хронология переворота

8 марта 2022 года оппозиция внесла в парламент вотум недоверия Имрану Хану, его поддержали 177 из 342 членов Ассамблеи, обвиняя премьер-министра и его правительство в экономическом спаде и неспособности искоренить коррупцию. Экономическая политика правительства была провалена – курс пакистанской рупии упал до 182 за доллар США, в марте инфляция выросла до 12,7% в годовом исчислении.

Перед началом парламентской сессии 3 апреля оппозиционные партии представили новый вотум недоверия спикеру нижней палаты Асаду Кайсеру, заявив о его лояльности Хану, в связи с чем на заседании председательствовал вице-спикер Касим Хан Сури.

Касим Хан Сури отклонил вотум недоверия премьеру, а вскоре после этого президент Пакистана Ариф Алви по предложению Имран Хана распустил нижнюю палату парламента. Обращение оппозиции ко второму могущественному и независимому институту – Верховному суду – перевело политический кризис в разряд конституционных.

7 апреля Верховный суд Пакистана отменил решение об отклонении резолюции о недоверии премьер-министру в парламенте и его последующем роспуске. За это решение все пятеро судей проголосовали единогласно .

9 апреля вотум недоверия был официально объявлен Национальной ассамблеей, и Имран Хан был смещен с поста премьер-министра. Он сразу же заявил, что за государственным переворотом стоят недовольные политикой Пакистана внешние силы, имея в виду США.

Новым главой правительства был избран Шахбаз Шариф, брат которого Наваз Шариф трижды возглавлял кабинет министров. В 2017 году он был отстранен от должности Верховным судом по результатам антикоррупционного расследования, а в 2018 году заочно был приговорен к 10 годам тюрьмы. Надо заметить, что приговор Шарифу был вынесен именно при Имране Хане, что отвечало антикоррупционной политике тогдашнего премьер-министра .

Политические кланы Пакистана

Стоит отметить, что Имран Хан прервал доминирование двухпартийной системы «Пакистанская мусульманская лига» (ПМЛ) и «Пакистанская народная партия» (ПНП), в результате чего оба политических клана – клан Шарифов в ПМЛ и клан Бхутто-Зардари в ПНП – противодействовали Хану во время его правления.

Клан Бхутто-Зардари представляет собой две родственные семьи из провинции Синд, где и находится основной электорат ПНП. Ключевые политические фигуры – Зульфикар Али Бхутто, свергнутый военными в 1979 году президент и премьер-министр, его дочь Беназир Бхутто, которая была убита на политическом митинге в 2007 году, муж Беназир, президент Пакистана (2008-2013 гг.) - Асиф Али Зардари и их сын, Билавал Бхутто-Зардари – нынешний лидер Пакистанской народной партии.

Наваз Шариф в данный момент проживает в Лондоне. Там же, после падения правительства Ашрафа Гани, собралась его афганская команда. Важно заметить, что Шариф связан с британскими интересами в Южной Азии.

Интересно, что и противник Пакистана Индия также долгое время находилась под диктатом семейного клана Ганди-Неру, монополию которых на лидерство окончательно оспорил только Нарендра Моди в 2014 году.

Роль военных

Пакистан является одной из стран, где силовые структуры играют ключевую роль в управлении государством. Центральные позиции в принятии политических решений занимают Межведомственная разведка и военно-разведывательное сообщество. Военные контролируют национальную безопасность, ядерный арсенал, а также неформально внешнюю политику. Убежденность пакистанского военного командования в тотальной коррумпированности политического класса и его склонности к игнорированию национальных интересов в свете постоянной угрозы «самому существованию Пакистана» со стороны Индии всегда служила обоснованием для сохранения особой роли вооруженных сил в политике.

Военные структуры, руководя страной половину срока независимости, отошли от практики военных переворотов, предпочитая влиять на развитие страны через политические процессы. Это и произошло в 2018 году, когда армия решила прервать доминирование двухпартийной системы ПМЛ-ПНП и поддержать Имран Хана и его партию.

Среди военных можно выделить персону начальника штаба армии Пакистана генерала Камара Джаведа Баджву, который был близок к Хану в начале его премьерства, но затем отношения между ними ухудшились. Во-первых, глава правительства хотел поставить на его место генерал-лейтенанта Фаиза Хамида, бывшего начальника Межведомственной разведки, сыгравшего ключевую роль в успешной предвыборной кампании Хана в 2018 году. Во-вторых, генерал занимал проамериканскую позицию во внешней политике, что противоречило стремлению премьера к евразийскому сотрудничеству.

Камар Джавед Баджва, выпускник военных учебных заведений США и Канады , еще осенью 2021 года встречался с главой ЦРУ Уильямом Бернсом , а 21 марта 2022 года он и шеф Межведомственной разведки генерал Надим Анджум встретились с Ханом и потребовали, чтобы он ушел в отставку.

Последствия политического кризиса

Сразу же после смены власти на массовые протесты против госпереворота вышли десятки тысяч сторонников бывшего премьер-министра Имран Хана и возглавляемой им партии «Техрик-и-Инсаф». Митинги прошли во всех крупных городах Пакистана, включая столицу Исламабад.

Инициировались аресты сторонников Хана, возводились баррикады, негласно вводилось состояние ЧС, правительственные войска вводились в правительственную зону столицы. В мае выступления переросли в уличные столкновения, люди из окружения бывшего лидера были арестованы, что спровоцировало его на резкие высказывания в адрес суда и полиции. В результате судом ему были предъявлены обвинения в терроризме.

Серия протестных акций вылилась в покушение на Хана 3 ноября, когда экс-премьер был ранен из автоматического оружия в щиколотку. Он возглавлял марш протеста на Исламабад с требованием досрочных выборов. В результате стрельбы было ранено еще 4 человека, один из нападавших был застрелен, второй – арестован полицией .

Плакат сторонников Имран Хана

Стоит отметить, что активное использование социальных сетей и продуманная медийная стратегия экс-премьера сыграли важную роль в мобилизации населения для участия в протестах. Например, Хан впервые принял участие в Youtube-подкасте у известного автора Джунейда Акрама, когда ввел в оборот термин «импортное правительство», ставший частью одного из самого популярного хештега в Твиттере (более 100 млн публикаций в апреле) – «долой импортное правительство». Безусловно, своим присутствием в социальных медиа Имран Хан стремится завоевать доверие молодежи, ведь другие партии не присутствуют в соцсетях так широко. Тем более, что связь семьи Шарифов с Великобританией были всем известны и не скрывались самими Шарифами.

Хотя Имран Хан остается популярным, его позиции ослабляются несколькими факторами. Во-первых, основная база его поддержки – пуштуны, среди которых сильны позиции ультрарадикальных группировок, в том числе пакистанских талибов. Во-вторых, партия «Техрик-и-Инсаф» - личный проект, и граждане голосовали не за программу, а за своего лидера – легендарного спортсмена. В-третьих, прошлое правительство не смогло решить экономические проблемы и претворить реформы в жизнь .

Новый же премьер-министр Шахбаз Шариф довольно четко обозначил свое намерение выстраивать диалог с Вашингтоном. Также он заявил, что стратегическое партнерство с Китаем – краеугольный камень политики Пакистана и фактор региональной стабильности. За свою политическую карьеру новый премьер неоднократно выступал лоббистом инфраструктурных проектов Китайско-пакистанского экономического коридора (CPEC) в Пенджабе.

От отношений с Москвой Исламабад также вряд ли откажется, хотя не удалось избежать некоторого дистанцирования. Поступательный процесс улучшения отношений продолжится, но уже с оглядкой на США. «Пакистанский поток», начатый Газпромом, будет завершен. Поставки российского зерна продолжают влиять на продовольственную безопасность страны. Украина уже не может быть поставщиком вооружений и модернизации пакистанской военной техники – РФ может улучшить свои взаимоотношения через сферу военно-технического сотрудничества.

Официальные лица Китая также позитивно настроены, так представитель МИД КНР Чжао Лицзянь отметил, что «Независимо от того, как изменится политическая ситуация в Пакистане, Китай будет непоколебимо настаивать на дружественной политике по отношению к Пакистану».

Генеральный директор Исследовательского центра сотрудничества Китая и Южной Азии при Шанхайском институте международных исследований Лю Цзуньи утверждает, что Китай установил дружеские отношения с различными партиями Пакистана, поэтому в целом мало что должно измениться . Что касается связей с США, Лю Цзуньи считает, что так как США пытаются вовлечь Индию в блок по сдерживанию Китая, то не будут портить отношения с Индией через Пакистан.

В Пакистане продолжается стремительный рост цен на различные продукты питания, пакистанская рупия продолжает падать (до 224 рупий за доллар США в декабре), растут цены на топливо (нефть и энергоносители составляют порядка 25% импорта страны), вводятся жесткие меры экономии – отменены субсидии на топливо и энергию, введен 11% налог на продажу нефтепродуктов для возобновления программы кредитования МВФ на сумму 6 млрд долларов, 10% налог для крупных предприятий ряда отраслей (производство текстиля, цемента, стали и т.д.). Взят кредит в размере 2,3 млрд долларов от китайского консорциума банков, что увеличивает долговую зависимость закредитованного государства. При этом новый государственный бюджет предусматривает не увеличение социальной помощи населению, а увеличение военных расходов и расходов на обслуживание бюрократического аппарата.

Кризис в Пакистане весны-лета 2022 года оказался большим ударом для страны. Впервые был смещен глава кабинета министров путем вынесения вотума недоверия, цены и курс рупии бьют рекорды, а политическая напряженность остается на высоком уровне. В экономическом измерении ситуация кажется удручающей. Правительство Шарифа предпринимает краткосрочные решения, чтобы получить новые кредиты, однако, судя по всему, мало осознает долгосрочные перспективы от этих действий. Новые налоги приведут либо к росту безработицы, либо к росту цен. Энергетический кризис никуда не делся, запасы энергоносителей истощаются, а цены на них растут.

Если оторваться от текущих проблем, можно усмотреть более глобальную проблему Пакистана – отсутствие долгосрочной стратегии реформ. Тактическая политическая нестабильность еще более усугубляет перспективы устойчивости экономической системы, поскольку все более отдаляет принятие единого направления действий в сфере экономики. Ну а если брать стратегический курс, то там все достаточно устойчиво – сохраняется дуополия двух мощнейших политических семей при долгосрочном союзе с военными, которую не может пока победить даже сверхпопулярный политик со стороны. Это большая проблема Пакистана и пока неизвестно смогут ли они ее решить.

Фото автора


Жомарт Амирханов