Нур-Султан

23.02.2021

«Афганские казахи, узнав о вводе советских войск, бежали в Иран»


Они хорошо помнили, как были вынуждены откочевывать из родных мест, когда власть в Казахстане перешла в руки большевиков.

Политик, экс-сенатор Жандарбек Какишев в 1984-1985 годы работал в Афганистане в качестве советника новой, просоветской власти. В интервью Check-point.kz он делится своими наблюдениями о том, какой была эта страна в период вторжения войск СССР.

У Казахстана нет общей границы с Афганистаном, но, тем не менее, эта страна для нас не чужда: в начале ХХ века она приютила тысячи казахских семей, бежавших от большевиков. Потомки тех переселенцев и по сей день живут в Афганистане. Да и Казахстан на постоянной основе оказывает помощь уставшему от непрекращающейся войны афганскому народу.


- Яркий тому пример десятки афганских студентов, которые обучаются в наших вузах. Афганцы, как мне кажется, считают нас близкой по духу страной, они всегда дружелюбны к нам, ценят и очень уважают Нурсултана Назарбаева, в ООН и других международных площадках стараются поддержат нашу позицию, – говорит Жандарбек Какишев.

В период афганской войны вместе с Какишевым миссию в разных провинциях страны выполняли павлодарцы Серик Шайкин, Амангелды Ашитов, Владимир Дучев, атыраучане Мендеш Салыков и другие казахстанцы.

- В 1984 году в числе 21 человека, прошедших специальную подготовку и отправленных в 26 провинций Афганистана, был и я. Меня направили в провинцию Фарьяб, в город Меймене с населением 600 тысяч человек. Я работал в структуре местной власти советником по делам молодежи до конца 1985 года. Жили в очень сложных условиях, практически между жизнью и смертью, – рассказывает собеседник. – Спальные помещения приходилось оборудовать специально, чтобы защититься от прямых атак душманов. Эти помещения максимально затемняли, чтобы ночью снаружи не был виден свет, а оконные проемы превращали в настоящие бойницы. Внутри оборудовали склады боеприпасов и всевозможного оружия. Ведь приходилось не только отражать атаки душманов, а иногда и наступать.

В одном из боестолкновений погиб советник Николай Серов, которого и сменил Жандарбек Какишев. Еще одного советника Амангельды Ашитова настигла пуля душмана, а советник Геннадий Кулаженко попал в плен.

В функцию советников входили различные задания. Например, в провинции Газни Александр Слабоданюк помогал крестьянам с посевом пшеницы. Наматывал на БТР километры пахотных земель, пока не попал под обстрел и не был ранен.


Афганистан, Фарьяб, 1985 год. Советник Ж.Какишев всегда с автоматом и готов к бою (из личного архива).

- Местные жители знали, что у нас, советников, особая, не военная миссия, – продолжил наш собеседник. – И даже душманы это прекрасно понимали. Например, мой коллега Амангельды Ашитов при необходимости мог свободно передвигаться по кишлакам, находящимся под контролем душманов. И они, как правило, встречали его дружелюбно со словами: «О, казах пришел!», поили чаем, кормили, сопровождали и отпускали с миром. Конечно, для этого нужен особый характер, дух. Ашитов смог доказать свою добропорядочность, честность и добиться расположения.

Одной из главных ошибок СССР, считает Какишев, была попытка перестроить экономику Афганистана. Для специалистов, приехавших из страны с развитой промышленностью и государственной монополией на производство, был достаточно странным местный мелкоремесленный торговый менталитет, и они смотрели на все это свысока.

- Афганистан находился на Великом Шелковом пути. Торговля в крови местных жителей. Поэтому даже несмотря на войну, там были доступно самое необходимое: сахар, хлеб, соль, мясо и другие продукты. Например, даже в самый разгар афганской войны из города Шрин Тагаб экспортировалось 29 наименований промышленных товаров. Нам, признаюсь, была в диковинку укоренившаяся торговая культура местного населения, основанная на натуральном товарообмене и доверии между продавцами и покупателями. Я как-то заметил, что один мальчуган каждый день в одно и то же время проходил перед домом, где располагалось наше рабочее место. Ежедневно часов в одиннадцать можно было услышать его знакомый зазывающий голос. И это происходило в любую погоду: и в дождь, и в снег, и в буран. Нас удивляло такое отношение к своим клиентам, его ответственность и порядочность, учитывая повальное хамство, царившее в советской системе торговли. Мальчуган помнил наизусть, кто, сколько хлеба и в какой день недели покупает. Он просовывал лепешки в узкие окошка и шел дальше. Для меня до сих остается загадкой, как люди с ним расплачивались, – вспоминает Какишев.


Меймене, 1985 год. Субботник (из личного архива)

В Афганистане той поры эффективно действовала система местного самоуправления.

- В аулах и кишлаках живут представители определенного этноса. Узбеки отдельно, казахи отдельно. Дети получают образование только на своем языке. Женитьба между представителями разных этнических групп практически исключена. У каждого племени есть свои аксакалы и баи, скажем так, «белая кость», которые на протяжении веков управляют соплеменниками. Они стараются удержаться во власти, поэтому очень дорожат репутацией. В случае недостойного поведения, ставшего достоянием гласности, они тут же лишаются и почета, и своего высокого статуса, – говорит Ж.Какишев. – Роль местной власти на уровне провинции перед центром достаточно сильная. В ее работу не могут напрямую вмешиваться ни местные племена, ни центральные органы.


Афганистан, Фарьяб, 1985 год. Участники парада – губернатор Хашим Захмат, советник Жандарбек Какишев. Во время церемонии было совершено нападение душманов (из личного архива).

В Афганистане, как и везде на Востоке, особо почитают аксакалов. Не разделяя на богатых и бедных. Когда аксакал проходит мимо играющих детей, молодежи, игра останавливается, и все оказывают почтение взрослому, здороваются. Аксакалы также выступают арбитрами по всем спорам, тяжбам, принимают решения по вопросам отпевания умерших, свадебным торжествам. Понятие чести в этой стране не просто слова: если обещал, значит, дал слово перед Всевышним.

- Если кто-то кого-то обидел, задел достоинство, то наказание неизбежно. Поэтому надо шутить осторожно даже с подростками. Говорят, одного нашего советника отравили за то, что во время какого-то торжества он в пьяным угаре отругал грязным словами местного аксакала, тем самым смертельно обидев, – рассказывает Жандарбек ага. – Там спесивость, несдержанность, нетерпеливость, хвастовство сродни проказе. Если совершил что-то недостойное, то считай, что потерял доверие и авторитет перед народом, это несмываемый позор. Поэтому с детства прививается вежливость, воспитанность. И это сформировало крепкие общественные обычаи и традиции.

В 80-е годы, вспоминает наш собеседник, в Афганистане не было классического в нашем понимании всеобщего образования. Каждый, исходя из своих возможностей и потребностей, старался получить соответствующее образование. В то же время, если позволяли средства, были доступны и зарубежные вузы. Но обычно в школу ходят только старшие дети. Затем они учат младших братьев и сестер.


Беседа с детдомовцами (из личного архива).

- В то время достаточно много афганских студентов учились за рубежом. Например, был в местном племени авторитетнейший человек Карамолла, окончивший Кембридж. А среди душманов встречались и те, кто был с дипломом МГУ, – говорит Какишев. – В провинции, в которой я работал, была частная клиника. Из двух врачей один был с немецким образованием, а другой окончил медицинский вуз в Индии. Клиника отличалась чистотой и высоким уровнем лечебных услуг, оказываемых на стыке народной и классической западной медицины.

В те годы, вспоминает он, ежедневный утренний рацион состоял из подсоленного чая с молоком, черствого хлеба. Легкий обед. А ужин сытный, плотный. Вечером сначала подают рис, затем едят мясо и суп, заканчивают трапезу чаем с ягодами. В зависимости от поданных на ужин блюд в чай добавляют разные травы и ягоды. В сильную жару пьют зеленый, в холод – черный чай. Весной в чай кладут жир верблюжьего горба. Считается, что он богат витаминами.

В Меймене, городе где работал наш собеседник, после пятничного Жұма намаз все жители выходили на субботник, поливали цветочные клумбы, деревья. И уже тогда там каждое дерево было на государственном учете.


Афганистан, Фарьяб, 1985 год. На телеге (из личного архива).

- В традиционной афганской семье не позволяется насилие над женщиной. Что интересно, девушка, выйдя замуж, еще 2-3 года «воспитывается» в доме мужа, привыкает к новой семье и только затем становится старшей женой – бәйбіше. Засидевшихся девушек берут вторыми, третьими женами, – говорит Ж.Какишев. – И в то время замужние согласно исламским традициям практически полностью укрывались. Случаи изнасилования, прелюбодеяния практически отсутствуют в афганском обществе. С 10 лет девочек готовят к замужеству, приучают домашним делам. Интересный момент, афганский мужчина, уважая свою жену, мать своих детей, никогда не называет ее по имени. Я часто встречал вышедших замуж за афганца русских, английских, немецких девушек.

Во время вторжения советских войск в Афганистане существовала многопартийная система. Например, в провинции Фарьяб действовали три партии: «Хальк» (Народ), «Парчам» (Знамя) и «Коре» (Труд). Власть в провинции держалась на балансе этих трех партии. Если выходец из народной партии становился губернатором, то председатель другой партии становился его заместителем, а руководитель третьей – председателем народно-демократического совета. Таким образом, исключалась единоличная власть какой-либо партии.


В Афганистане (из личного архива).

В Афганистане живут немало этнических казахов, в основном, это бежавшие сюда в период установления Советской власти в степи люди.

- И в моей провинции был казахский аул – Козы. Однако жители, услышав, что пришли коммунисты, буквально за один день поднялись с насиженных мест и перекочевали в Иран. Настолько они ненавидели большевиков, – продолжает Жандарбек Какишев. – Из аула остался только один торговец. У него был свой магазин. А один сын начал работать поваром у советских. Вот он и не смог оставить сына. Позже близко познакомились, подружились. Аксакал оказался выходцем из Мангистау, из рода адай. Его родной аул в 1920 годы перекочевал сначала в Туркменистан, а далее в Афганистан. Не раз был у него в гостях. Казахи в Афганистане в те годы жили очень компактно, моноэтнично. Строго следили за соблюдением традиции. Тот сын аксакала, повар, позже переехал в Жамбылскую область. Сейчас живет там с тремя женами!


Афганистан. Встреча с молодежью (из личного архива)

По мнению Жандарбека Какишева, предложенная СССР управленческая система не подходила общественному укладу Афганистана.

- Нельзя было ломать веками устоявшийся менталитет, экономические, общественные взаимоотношения, вмешиваться в народные обычаи, религиозные и культурные традиции. У людей, естественно, появилась обида, – говорит он. – Надо отметить, что у советских офицеров и солдат зримо и незримо присутствовало великодержавное шапкозакидательство: "Мы – держава, мы – непобедимые". Это была первой ошибкой. Во-вторых, в Афганистане в каждом племени, у каждой народности своя, устоявшаяся веками система самоуправления. Предложенная советами политика централизации власти и системы налогообложения напрямую грозила местным вождям лишением и власти, и богатства. Это стало ключевым фактором их сопротивления. Третьей ошибкой было то, что СССР пытался насильно перенастроить исторически сложившуюся рыночную систему на рельсы плановой экономики. В процессе его осуществления как всегда было множество перегибов, насильственных актов, что озлобило местное население. Народ был разочарован и понял, что не стоит ожидать благородства от СССР.

Тем временем Советский Союз приходил в упадок.

- Конечно, вначале мощное вооружение – боевые самолеты, танки и броневые машины – дали СССР определенные преимущества. Но со временем местное население стало оказывать отчаянное сопротивление. Им на помощь пришли западные страны. Душманы освоили партизанскую войну и вели ее успешно. По сути, мы контролировали лишь административные центры, а все вокруг было под властью душманов, – вспоминает Жандарбек Какишев. – Первые боевики Талибана готовились в Пакистане из детей, оставшихся сиротами из-за войны. Потом это превратилось в огромное движение. В противовес СССР пытался из детей-сирот готовить сторонников новой власти. Такие лагеря существовали в Шымкенте и Таразе. Эти лагеря были закрыты после вывода советских войск.

По словам Жандарбека Какишева, вывод советских войск стал настоящей трагедией для тех афганцев, кто поддерживал планы СССР. Душманы, Талибан с первых дней начали захватывать административные центры, населенные пункты, которые ранее контролировали советские войска. Сторонники прежней власти попали под жесткий прессинг, стали изгоями, а многие были репрессированы.

СССР дал статус беженцев своим сторонникам, поэтому сейчас в России и странах Средней Азии живут немало афганских семей.

- Афганистан – это не разменная карта между сильными державами, а исторически сложившееся государство. И Афганистан доказал, что его нельзя завоевать только силой. Жаль, что огромная, богатая природными ресурсами страна, расположенная на стыке стратегических интересов русской, китайской, индийской, арабской цивилизаций, веками является жертвой грязных политических игр, – говорит Жандарбек Какишев.


Женис Куспанов

Редакция


Елтай Давленов

Нур-Султан


Полат Джамалов

Президент московского фонда «Казахская диаспора»


Серік Ерғали

Нур-Султан


Марат Исабаев

Алматинская область