Геополитика

Эволюция нарративов во внешней политике Германии в отношении Центральной Азии

Редакция

28.09.2023

Ключевая роль Германии заключается в том, чтобы помочь Центральной Азии снизить зависимость от российских и китайских инвестиций и, что еще более важно, от торговли.

На фоне значительных геополитических сдвигов и растущего экономического и политического потенциала Центральной Азии интерес Германии к этому региону в последние годы значительно возрос. Германия, как и Европейский союз, стремится отказаться от стратегической гегемонии США и включиться в многополярное глобальное соперничество с Китаем и Россией. Эта перегруппировка нашла свое отражение в недавно представленной 14 июня 2023 года комплексной Стратегии национальной безопасности Германии, которая направлена на учет интересов Германии в условиях европейского ландшафта, сильно пострадавшего от вторжения России в Украину.

Внешняя политика Германии в отношении Центральной Азии развивается по двум параллельным направлениям. Во-первых, внешняя политика Германии тесно связана с европейской региональной стратегией. Страна выступила в роли архитектора Стратегии Европейского союза в отношении Центральной Азии, первоначально принятой в 2007 году, а затем пересмотренной в 2019 году. Во-вторых, Германия реализует в регионе свои индивидуальные двусторонние императивы, например, отстаивает интересы немецкоязычных меньшинств.

Последние саммиты и визиты высокого уровня с участием руководства Германии - в том числе визиты федерального президента Франка-Вальтера Штайнмайера в Узбекистан в мае 2019 года и в Казахстан и Кыргызстан в июне 2023 года; визиты президента Узбекистана Шавката Мирзиёева в Германию в январе 2019 года и мае 2023 года; визиты министра иностранных дел Германии Анналены Бербок в Казахстан и Кыргызстан в октябре 2022 года; саммиты ЕС-Центральная Азия в Астане в октябре 2022 года и Чолпон-Ате в июне 2023 года; первая конференция по связям ЕС-Центральная Азия в ноябре 2022 года в Самарканде - свидетельствуют об активизации диалога между Германией и Центральной Азией.

Цели Германии в Центральной Азии

Внешняя политика Берлина в отношении Центральной Азии сосредоточена в основном на трех направлениях: противодействие доминированию России и Китая и, в конечном счете, предотвращение их полного контроля над регионом; содействие экономическому развитию с особым акцентом на немецкие товары и услуги; преодоление сложностей, связанных с Афганистаном.

Во-первых, внешняя политика Германии направлена на укрепление государственности и независимости стран Центральной Азии в условиях меняющегося постсоветского ландшафта, на который все большее влияние оказывает Китай. Верховный представитель ЕС по иностранным делам и политике безопасности Йозеф Боррель на саммите в Самарканде в ноябре 2022 года подчеркнул важность стратегической автономии как для Европы, так и для Центральной Азии, отметив, что достичь этой цели можно путем расширения связей.

В новой Стратегии национальной безопасности Германии говорится, что «обстановка в сфере безопасности Германии претерпевает глубокие изменения, и мы находимся на переломном этапе, Zeitenwende, или поворотном пункте». В условиях, когда Россия представляет угрозу европейской безопасности, а Китай рассматривается как сложный конкурент, системный соперник, но все еще «важный партнер», мы удваиваем наши усилия, чтобы сохранить нашу страну безопасной и свободной». С 2014 года Германия играет важную роль в поддержании консенсуса в ЕС по санкциям против России.

Эксперты по Центральной Азии утверждают, что регион занимает центральное место в текущем геополитическом противостоянии в силу своего уникального расположения, исторической траектории, институциональных конфигураций и парадигм развития. При этом сам регион оказался в числе тех, кто больше всего пострадал от вторжения России в Украину. Центральноазиатские республики, находящиеся в окружении стран, на которые распространяются западные санкции (Афганистан, Иран, Китай и Россия), стремятся к углублению своих глобальных альянсов, несмотря на последствия новых, беспрецедентных санкций против Москвы.

Министр иностранных дел Германии Анналена Бербок накануне своего визита в Центральную Азию в октябре 2022 года отметила, что если раньше центральноазиатские республики хотели служить связующим звеном между Россией, Китаем и Европой, то теперь они чувствуют себя как бы зажатыми между всеми остальными игроками и боятся превратиться в трофей. Она дала понять, что цель визита - донести до стран Центральной Азии, что Германия по-прежнему активно участвует в их борьбе за сохранение статуса независимого государства на фоне агрессивной войны России против Украины.

В ходе визита Мирзиёева в Германию в мае 2023 года была достигнута договоренность о создании диалоговой площадки между Германией и центральноазиатскими государствами.

Европа же придерживается стратегии «кнута и пряника», угрожая Центральной Азии введением вторичных санкций. Недавний наплыв европейских посланников в регион, включая визиты специального посланника Европейского союза по реализации санкций Дэвида О'Салливана и директора по санкциям Министерства иностранных дел Великобритании Дэвида Рида, свидетельствует о том, что Запад осознает вклад Центральной Азии в усилия Кремля по обходу санкций. Первая волна санкций уже затронула ряд предприятий из Кыргызстана и Узбекистана.

Начиная с 2010-х годов Германия с осторожностью относится к глубокому экономическому сотрудничеству с Китаем. Наглядной иллюстрацией этого является позиция Германии в отношении китайских международных экономических проектов: Германия присоединилась к Азиатскому банку инфраструктурных инвестиций и в настоящее время является его четвертым по величине акционером, но отказалась от участия в инициативе «Пояс и путь». В июле 2023 года Германия приняла первую в своей истории политику в отношении Китая. В ней признается, что в результате реформ Си Цзиньпина Китай сильно ущемляет интересы Германии. Германия все еще пытается найти баланс между внутренними и европейскими перспективами, а также между промышленностью и политикой.

Кроме того, за последние два года Германия активизировала дипломатические связи со странами Индо-Тихоокеанского региона, пытаясь ограничить влияние Китая. С 2020 года немецкие политики ведут невиданную ранее дипломатическую активность в Индо-Тихоокеанском регионе, часто встречаясь с лидерами других региональных держав.

14 апреля 2023 года, завершая шестой раунд китайско-германского диалога по стратегической дипломатии и безопасности в Пекине, тогдашний министр иностранных дел КНР Цинь Ган заявил, что «проведение всесторонних обменов, укрепление стратегического взаимного доверия и недопущение стратегических просчетов» являются ключевыми факторами развития двусторонних отношений между Китаем и Германией. По его словам, Китай и Германия должны сотрудничать и не вступать в конфронтацию, будь то конфронтация с нулевой суммой или блоковая конфронтация.

Во-вторых, Берлин заинтересован в создании условий для регионального экономического роста и повышения социального благосостояния, в том числе в предотвращении внешних миграционных процессов. Это достигается, прежде всего, путем продвижения немецких товаров и услуг. В частности, учитывая приток афганских мигрантов в ЕС, существующие миграционные проблемы в Европе свидетельствуют о необходимости профилактической работы в соседних регионах.

Германия, обладающая одной из самых развитых экономик в мире, вместе с остальными странами ЕС в 2010 году стала третьим по величине торговым партнером Центральной Азии, уступая только России и Китаю. И в последующие годы экономические интересы Германии в регионе только росли. В 2021 году товарооборот между Узбекистаном и Евросоюзом составил 3,8 млрд долларов США - четверть из них приходится на Германию. Увеличился также объем двусторонней торговли и экспорта товаров из Узбекистана в Германию.

В 2022 году Германия стала ведущим торгово-экономическим партнером среди стран ЕС, на ее долю пришлось почти 26% от общего объема торговли между Узбекистаном и ЕС. Из общего объема инвестиций, поступивших в 2021 году в Узбекистан из стран ЕС, около 60% составили германские инвестиции, достигшие почти 5,5 млрд долларов США. Правительство страны выступает за вступление Узбекистана во Всемирную торговую организацию (ВТО) и скорейшее подписание Соглашения о расширенном партнерстве и сотрудничестве с Европейским союзом.

В целом товарооборот между Узбекистаном и Германией за период с 2016 по 2022 год увеличился в 2,2 раза - с 529,1 млн долларов США до 1,2 млрд долларов США, экспорт вырос в 2,4 раза - с 36,9 млн долларов США до 88,9 млн долларов США, импорт - в 2,2 раза - с 492,2 млн долларов США до 1,1 млрд долларов США. Доля Германии в мировом товарообороте за этот период выросла с 2,2 до 2,3%, общий объем экспорта увеличился с 0,3 до 0,5%, а общий объем импорта снизился с 4,1 до 3,5%.

В обмен на эффективные экономические и политические реформы ЕС предоставил Узбекистану преимущества в рамках программы Generalized System of Preferences-Plus (GSP+). А с 2008 года Германия возглавляет так называемый «Берлинский процесс», призванный помочь Центральной Азии в решении насущных проблем управления водными ресурсами.

В-третьих, из-за отказа талибов вести переговоры с Европой Центральная Азия является важнейшим союзником Германии в отношении Афганистана. Имея большой опыт взаимодействия с центральноазиатскими государствами в этой области, Берлин уже взял на себя повышенную ответственность за планирование военных и специальных операций в Афганистане. Так, в 2021 году при поддержке Узбекистана Германия эвакуировала из Афганистана своих военнослужащих и другой персонал.

Решение структурных вопросов

Для реализации своих планов по участию в региональном процессе в Центральной Азии Германия должна решить некоторые структурные вопросы, такие как преодоление межрегионального разрыва, вызванного обширными российскими территориями, которые находятся между Европой и Центральной Азией и создают коммуникационные проблемы, а также растущей конкуренцией со стороны Китая и России за рынки (особенно в контексте поиска альтернативных путей торговли).

Во-первых, транспортные сети Центральной Азии расширяются в двух значительных направлениях - на запад, где Казахстан и Каспийское море являются важнейшими звеньями китайско-европейских торговых путей, и на юг, как по суше, так и по морю, с развитием портовых коммуникаций между Казахстаном, Туркменистаном, Азербайджаном и Ираном, а также железнодорожной линии, соединяющей Узбекистан, Афганистан и Пакистан.

В энергетической сфере Казахстан рассчитывает на продолжение поставок нефти на европейские рынки через Каспийское море, несмотря на периодические блокировки Россией его магистрального нефтепровода. Туркменистан направляет газ в Китай и Южную Азию, а его гидроэнергетические планы, как и планы Кыргызстана и Таджикистана, подвержены опасности, связанной с ситуацией в Афганистане.

Во-вторых, ЕС стремился уменьшить зависимость от России в области поставок энергоносителей за счет импорта нефти и газа из других стран. Естественно, Центральная Азия не может заменить импорт в ЕС из стран ОПЕК, но она может значительно уменьшить вечный «энергетический голод» ЕС. В настоящее время нефть из Казахстана поставляется в Германию по Среднему маршруту. ЕС вкладывает средства в стабилизацию центральноазиатского пространства, чтобы «закрепить» страны Центральной Азии в качестве производителей энергоресурсов. Это касается всех стран, имеющих доступ к российскому рынку и успешно продвигающих себя в качестве альтернативных инвесторов и поставщиков сырья, которые выиграют от ослабления влияния России.

В-третьих, по состоянию на 2018 год европейские государства уже использовали инициативу «Глобальные ворота» («Соединяя Европу и Азию: строительные блоки стратегии ЕС»), которая впоследствии, в 2019 году, была включена в политику ЕС в отношении Центральной Азии. Это стремление к наведению мостов крайне важно в условиях нынешнего разлада Запада с Россией и обострения системного конфликта с Китаем.

Германия на переднем крае политики ЕС в Центральной Азии

В целом Германия задает направление центральноазиатской политики ЕС. Этот регион служит стартовой площадкой для реализации целей как Германии, так и ЕС. Можно с уверенностью сказать, что этот регион будет играть значительную роль в укреплении геополитической стабильности Германии, в частности, в обеспечении ее продовольствием и энергоресурсами. В такой ситуации выигрывают все, особенно государства Центральной Азии. Это сотрудничество, помимо геоэкономических и геополитических выгод, поможет странам региона в реализации стратегии «сдержек и противовесов» против Китая и других субъектов, заинтересованных в заполнении расширяющегося вакуума.

Для защиты своих политических, военных и иных интересов, как представляется, существующие цели Германии в регионе должны способствовать увеличению геостратегического и геоэкономического капитала Берлина. Дальнейшая институционализация контактов, демонстрируемая дискуссионным форматом «Германия - Центральная Азия» и другими примерами, через совместные проекты промышленной кооперации и экспорт совместно производимой продукции на международные рынки будет способствовать региональной консолидации на основе взаимной выгоды.

Ключевая роль Германии заключается в том, чтобы помочь Центральной Азии снизить зависимость от российских и китайских инвестиций и, что еще более важно, от торговли. Немецкие технологии и знания, особенно в таких областях, как цифровизация и «зеленая» экономика, могут способствовать созданию потенциала роста для центральноазиатского экспорта в Китай, что также поможет сократить быстро растущий дефицит торгового баланса Германии с Китаем, который в 2022 году достиг рекордного уровня и составил 298 млрд евро.

Автор - Рустам Каюмов, руководитель Центра европейских исследований Института перспективных международных исследований (ИПМИ), Университет мировой экономики и дипломатии, Ташкент, Узбекистан.

Источник: Evolving Narratives in German Foreign Policy Toward Central Asia – The Diplomat

Перевод Дианы Канбаковой

Фото из открытых источников


Редакция

Публикации автора

Наводнения между Россией и Казахстаном

Как Казахстан продвигает права человека через обязательства перед ООН

«Киелі мекен» акциясына алакөлдіктер де атсалысуда

Жетісай ауданында экоакция аясында 300 түп ағаш әктелді

Казахстан и Азербайджан: преодоление водного разрыва

Как Александр Солженицын стал духовным гуру Путина

Топ-тема

Другие темы

ПОЛИТИКА | 19.04.2024

Аргументов становится всё меньше

АНАЛИТИКА | 19.04.2024

В этот день. Независимость, «Копейка» и Симпсоны

ГЕОПОЛИТИКА | 18.04.2024

Наводнения между Россией и Казахстаном

ПОЛИТИКА | 17.04.2024

«Закон Салтанат». Точки над «Ё»

ОБЩЕСТВО | 17.04.2024

Паводки и мажилисмены: депутаты выехали в пострадавшие регионы

ОБЩЕСТВО | 17.04.2024

Как Казахстан продвигает права человека через обязательства перед ООН