Нур-Султан 06.09.2022 2272

Предстоящая встреча ШОС: почему это важно

Узбекистан принимает у себя Совет глав государств Шанхайской организации сотрудничества 15–16 сентября 2022 года в Самарканде. Заседание пройдет под председательством президента Узбекистана Шавката Мирзиёева.


Это будет первое заседание Совета глав государств ШОС после ввода миротворческих войск Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ) в Казахстан в январе 2022 года, начала российско-украинской войны в феврале 2022 года, резкого роста цен на энергоносители и продовольствие, которые оказались самыми высокими в странах с формирующимся рынком и развивающейся экономикой, а также беспорядков в Каракалпакской области Узбекистана.

Многие из лидеров встречались в других странах после последнего заседания Совета глав государств в 2021 году, но Китай имеет собственную заинтересованность в успехе платформы ШОС, поэтому будет принимать решения на основе своих наблюдений на саммите, и настроен на то, чтобы он прошел успешно.

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ:

Станет ли Новым Узбекистан?

Активность Ирана в Центральной Азии набирает обороты

Страны ЦА будут совместно отстаивать свою независимость?

Совету предстоит решить множество внутренних и внешних вопросов, но одним из них, о котором будут думать участники саммита, станет только что объявленное «Большой семеркой» Партнерство для глобальной инфраструктуры и инвестиций (PGII), которое позволит мобилизовать 600 миллиардов долларов (которые еще предстоит собрать) для противодействия китайской инициативе «Один пояс и один путь». PGII — это ребрендинг программы «Построить лучший мир», которая была объявлена в 2021 году, но заглохла.

Как PGII будет дополнять Глобальные ворота Европейского союза стоимостью 300 млрд евро, неизвестно, но PGII сосредоточится на чистой энергии, системах здравоохранения, гендерном равенстве и информационно-коммуникационных технологиях, укрепляя старую истину «Китай занимается гражданским строительством, а Запад - социальной инженерией». Как говорили афганские «красные»: «К идеологии должно прилагаться электричество».

Некоторые внешние факторы, которые будет рассматривать Совет, - как смягчить инфляцию цен на продовольствие и топливо, восстановление экономики и общества Афганистана после 20-летнего вмешательства НАТО, продолжающаяся нестабильность в Пакистане и падение интереса к Афганистану со стороны США и НАТО после отступления из Кабула.

Поскольку большинство стран ШОС находятся в Центральной Азии, Южной Азии и на Кавказе, ситуация в Афганистане представляет для них большой интерес. Восстановлению страны мешает конфискация Вашингтоном более 9 миллиардов долларов из резервов центрального банка, которые хранились за рубежом.

Узбекистан недавно провел встречу по Афганистану, выступил за взаимодействие с Кабулом вместо изоляции и призвал правительство талибов разорвать связи с террористическими группами, хотя талибам, возможно, придется сначала объяснить, почему бывший лидер «Аль-Каиды» Айман аль-Завахири жил в Кабуле до своего недавнего убийства американскими войсками.

Внутренние проблемы, которые придется решать, — это напряженность в отношениях между Казахстаном и Россией после того, как в январе ОДКБ направила российские войска в Казахстан после вспышки беспорядков, вызванных внезапным повышением цен на сжиженный газ.

Перед войной между Россией и Украиной президент России Владимир Путин размышлял о большевистской раздаче «значительных территорий... квазигосударственным образованиям», что, вероятно, заставило лидеров региона напрячься перед перспективой разморозки новых «законсервированных конфликтов» как раз в тот момент, когда они пытались восстановить экономику после пандемии.

Президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев выступил против российского вторжения в Украину, и его администрация предоставила помощь Украине (как и Узбекистану), предложила Казахстан в качестве места ведения бизнеса для компаний, уходящих из России, и ослабило зависимость казахской валюты от российской. Если Казахстан сблизится с США или Европой, это вызовет напряженность в отношениях с Россией и Китаем.

Казахстан отражает более широкую тенденцию отдаления государств Центральной Азии от России, отчасти из-за войны между Россией и Украиной, а отчасти в зависимости от времени и возможностей, таких как китайская инициатива Один поя и один путь».

Лидеры пяти республик недавно встретились и пообещали решить проблему социальных волнений (в Казахстане, Кыргызстане, Таджикистане и Узбекистане за последние два года произошли волнения) и сосредоточиться на ситуации в Афганистане после НАТО (тем более, что Аль-Каида может не «исчезнуть», как заявил президент США Джо Байден в августе 2021 года).

На встрече Токаев предложил помощь в разрешении пограничного спора между Таджикистаном и Кыргызстаном, возможно для того, чтобы предотвратить вмешательство России в эту проблему, и в соответствии с интересом республик к самопомощи.

Но, несмотря на обещания о расширении сотрудничества, только три из пяти лидеров подписали «Соглашение о дружбе, добрососедстве и сотрудничестве в целях развития Центральной Азии в 21 веке», что подчеркивает ограничения на сотрудничество в Центральной Азии и, возможно, впоследствии внутри ШОС. Таким образом, республики могут отдаляться от России, но они могут не сильно сближаться друг с другом, что даст возможность для иностранного вмешательства.

Между Китаем и Индией сохраняется пограничная напряженность, в последнее время из-за строительства автострады на спорной территории. Кроме того, Индия начала взаимодействовать с Талибаном и недавно отправила группу дипломатов в Кабул, чтобы вновь заявить о себе как о заинтересованной стороне в регионе.

Политический класс Пакистана, скорее всего, попытается извлечь выгоду из зарождающегося возвращения Индии, тратя впустую время и энергию, которые должны быть посвящены экономике, хотя, если Афганистан надеется стать полноправным членом ШОС, Пакистан может проголосовать против до тех пор, пока Кабул «не предпримет что-нибудь» в отношении Техрик-и-Талибан Пакистан.

Пакистан – «друг Китая на все времена», но Пекин захочет избежать втягивания в разборки между Дели и Исламабадом, которые могут поставить под угрозу его инвестиции в рамках инициативы «Один пояс и один путь» в Пакистане, особенно в неспокойном Белуджистане.

На сентябрьской встрече Иран может быть повышен до уровня полноправного члена. Исламская Республика занимает второе место в мире по количеству санкций, и, если США усилят санкции в отместку за неудачную попытку реанимировать Совместный всеобъемлющий план действий, экономика Ирана окажется под большим давлением, что ограничит возможности сотрудничества с другими членами ШОС, как из-за нехватки ресурсов Тегерана, так и из-за угрозы вторичных санкций или политического возмездия со стороны американцев.

Афганистан хочет стать полноправным членом организации, но режим талибов подвергся остракизму со стороны Запада за поражение от НАТО, лидеры эмирата подверглись санкциям за прошлые и недавние правонарушения, а страна находится на мели, поскольку предыдущее правительство сильно зависело от западной помощи (а США захватили резервы центрального банка).

Кабул будет проблемным членом ШОС, но расположение страны является ключевым для региональной связи, а ее минеральные богатства могут помочь финансировать развитие страны, при условии, что правительство талибов сможет обеспечить безопасность и уважать права инвесторов, что является непростой задачей, так как Китай не захочет вмешиваться для поощрения последнего, сдерживаемый своей политикой невмешательства во внутренние дела других стран.

В связи с беспорядками в республиках Центральной Азии, члены ШОС могут быть более заинтересованы в отслеживании иностранных денежных средств, поступающих местным субъектам, чему будет противостоять Запад, который использует субсидии для построения «гражданского общества», но местные лидеры будут рассматривать это как иностранное вмешательство.

Китай просто хочет, чтобы все было спокойно, и будет давить на республики, чтобы они устранили причины волнений, обеспечив больше экономических возможностей, как для обеспечения своих инвестиций по линии «Один пояс и один путь», так и для минимизации потенциала народных волнений и последующего иностранного вмешательства (кроме своего собственного, конечно).

ШОС — это платформа, которая, хотя и была создана Китаем для продвижения интересов Китая и ограничения влияния США в Центральной Азии, наиболее полезна для ее членов, когда она продвигает политику и институты, обеспечивающие совместное экономическое развитие.

ШОС также дает своим членам возможность напрямую общаться с двумя постоянными членами Совета Безопасности ООН и является способом балансирования между США и Китаем/Россией. В свете беспорядков в странах ШОС и напряженности в отношениях между НАТО/ЕС, Россией и Китаем, за результатами встречи будут пристально следить, чтобы вывести Евразию на путь экономического развития, которое будет политически устойчивым и приоритетным для местного суверенитета, независимости и территориальной целостности, что в долгосрочной перспективе обернется экономической выгодой для крупных держав Востока и Запада.

Источник: The Upcoming Shanghai Cooperation Organization Meeting: Why It Is Important – Analysis – Eurasia Review

Перевод Дианы Канбаковой

Фото из открытых источников


Редакция