Нур-Султан - Караганда

05.08.2021

Зачем шахтеру… парашют?! Чтобы выжить!

Карагандинец Валерий Плотников, профессор, лауреат премии имени академика А.Скочинского и десятка других премий, автор бесчисленного множества изобретений, человек, внесенный в книгу «100 лучших изобретений человечества», всю свою жизнь посвятил борьбе с подземными пожарами.


Среди профессионалов горнодобывающей отрасли он хорошо известен, как автор… подземного парашюта!

«Что за невидаль? – удивится недоверчивый читатель. – Кому нужен парашют глубоко под землей, в шахте?! Прыгать туда, что ли?!»

Нет, конечно. Шахтеры – не десантники, хотя не уступят в отваге. Главное назначение подземного парашюта – гасить энергию взрывной волны при выбросе метана. Кто работал в шахте, знает, как страшен огонь в замкнутом пространстве, когда горючий газ распространяется молниеносно и бежать некуда.

Когда-то молодой инженер горноспасательной службы Валерий Плотников увидел, как приземляется военный реактивный самолет. «МиГ» коснулся шасси взлетно-посадочной полосы и выбросил тормозной парашют. Скорость самолета снизилась, а тормозной путь сократился.

По словам Плотникова, именно характерный хлопок парашюта подал ему идею: а что, если этот тормозящий эффект использовать, чтобы сковать ударную волну взрыва?

Идеей он поделился с начальством, которое… мягко говоря, затею не одобрило. Пришлось на свой страх и риск искать способы доказать свою правоту. Помогли коллеги из группы поиска приземлившихся космонавтов – подарили списанный из хозяйства космодрома Байконур парашют от капсулы космического корабля.

Подарок был царский! Парашют был из огнеупорной ткани, чтобы не сгореть в верхних слоях атмосферы, многократно усиленный различными вставками. Плотников усилил его специальным каркасом для купола. Еще несколько таких парашютов инженер получил от завода-изготовителя. Связаться с коллегами помогли все те же друзья с космодрома.

Условия для испытаний создали максимально приближенные к реальным. В трубе большого диаметра парашюты прикрепили к деревянным перегородкам-аркам в полураскрытом виде, и произвели взрыв. Результат был блестящим! Взрывная волна мгновенно накачивала каркас воздухом, купол парашюта раскрывался, превращаясь в перемычку и гасил энергию взрыва. Несколько парашютов, установленных на определенной дистанции друг от друга, вообще минимизировали взрыв.

Увидев это, руководство дало инженеру «добро» на проведение испытаний в «полевых условиях» – в штольнях рудника Карагайлы. Было доказано, что даже если конструкция не устоит при взрыве, она многократно погасит его силу. В январе 1974 года Плотников подал заявку на патент и обратился в Министерство угольной промышленности СССР с просьбой масштабировать свой опыт.

В НИИ Горноспасательного дела, куда заявку инженера отписали из министерства, к «подземному парашюту» отнеслись с нескрываемым сарказмом. И посоветовали ему найти более достойное применение своей взрывной энергии.

Кто-то из близких посоветовал перенести дискуссию из «кабинетной» плоскости в публичную. Своей разработкой Валерий Плотников поделился в научно-популярном журнале… Оказалось, зря! Помните, как в конце 80-ых перестроечные СМИ вовсю иронизировали по поводу того, что специальный отдел ЦРУ выписывал советские «Техника - молодежи» и «Юный техник», чтобы быть в курсе всех стратегических разработок в СССР? На самом деле, это очень печальный анекдот. Поскольку, если не ЦРУ, то ведущие западные компании, занятые поиском технических новинок, публикации в советских изданиях точно читали. И попытка молодого инженера достучаться до академиков чуть не вышла ему боком. Оказалось, что в 1976 году канадская корпорация «Феникс» заявила об аналогичном изобретении.

Тогда Плотников добился личной аудиенции у бессменного председателя Государственного комитета по изобретениям и открытиям при Совете Министров СССР Юрия Максарёва. Главный шеф советских изобретателей и рационализаторов (бывший генеральный директор Харьковского и Нижне-Тагильского танковых заводов, на которых выпускали легендарные Т-34) был строг, суров, но справедлив. Разбирательство закончилось выговором для чиновника НИИ, не разглядевшего здравое зерно в проекте карагандинского инженера. Здесь же выяснилось, что согласно Женевской конвенции первооткрывателем считается тот, кто первым подал заявку на патент. Так что права Плотникова были восстановлены.

Как дальше сложилась судьба изобретения? Подземный парашют принят на вооружение казахстанской горноспасательной службы. Здесь оценили все преимущества изобретения: в полураскрытом виде парашюты не занимают много места, не мешают свободе передвижения по шахте, в случае выброса метана мгновенно срабатывают. Правда, пока, слава Всевышнему, обходились без них.

А вот недропользователи тщательно обходят эту тему. При том, что было письмо с рекомендацией бывшего главы Министерства по чрезвычайным ситуациям РК Владимира Божко (ныне – вице-спикер Мажилиса Парламента РК). Идея Плотникова вызвала живой интерес экс-министра индустрии и новых технологий Асета Исекешева. Изобретатель даже был удостоен престижной награды в рамках одного из конкурсов, проходившем в развитие положений Государственной программы индустриально-инновационного развития Республики Казахстан.

Но проблема в том, что система взаимоотношений между компаниями-недропользователями (особенно с участием иностранного капитала) и государственными органами не позволяет внедрить подземные парашюты административным методом. Государство не может «приказать» инвестору. И с этим тоже приходится считаться.

Между тем всякий раз во время очередного ЧП в угольном хозяйстве вспоминают про «подземный парашют». Последний раз эту тему поднимали в 2010 году после взрыва на шахте «Распадская» в Кузбассе. Тогда трагедия унесла жизни 19-ти горняков…


Редакция


Елтай Давленов

Нур-Султан


Полат Джамалов

Президент московского фонда «Казахская диаспора»


Серік Ерғали

Нур-Султан


Марат Исабаев

Алматинская область