Алматы - Бишкек

03.08.2021

Эксперт: «Аскар Акаев – это подарок Кремля Садыру Жапарову»

В понедельник, 2 августа 2021 года бывший политик и бывший, но первый президент независимого Кыргызстана Аскар Акаев вернулся в Бишкек после шестнадцатилетнего отсутствия. Его свергли с президентского трона в 2005 году во время «тюльпановой революции», и все эти годы он мирно жил в Москве, читал лекции в МГУ. Но бывшему кыргызскому лидеру уже 76 лет. Почтенный для Востока возраст, когда уже задумываешься о вечном и тянет на родину предков.


Политолог и экономист из Бишкека, директор ОФ «Аппликата – Центр стратегических решений» Кубатбек Рахимов косвенно подтверждает, что возвращение Аскара Акаева связано в том числе и с его почтенным возрастом. Но беседу мы начали с истории золоторудного месторождения «Кумтор», которое сам эксперт считает «золотым проклятием» для страны.


- Кубатбек, как вы считаете, дело о коррупции на месторождении «Кумтор» и Аскар Акаев в качестве одного из ключевых обвиняемых, как-то связано с приходом нового президента Садыра Жапарова? Его инициатива?

- Аскара Акаева никто не арестовывал. В свои 76 лет он нормально себя чувствовал в России. Но он потерял брата, и не смог приехать в Кыргызстан на его похороны. Недавно потерял сына – кстати, бывшего зятя Назарбаева. Эти события психологически его надорвали. И он все время говорил, что хочет умереть на родине.

Что касается месторождения «Кумтор», то с точки зрения баланса экологии, промышленного производства, развития прилежащих территорий, оказались отчасти правы советские специалисты, которые предлагали пока его не трогать. Потому что оно высокогорное и сложное, с высокими экологическими издержками. Но как только Кыргызстан получил независимость, то, в отличие от Казахстана, у которого была схожая ситуация с месторождением «Тенгиз», «Кумтор» с самого начала оказался лакомым куском для непонятных иностранных товарищей. На тот момент в стране не было людей, которые могли бы более-менее системно разбираться в ситуации. С одной стороны, был велик соблазн, с другой народу наобещали, что здесь будет Среднеазиатская Швейцария. Поэтому пошли на разработку месторождения на условиях канадских инвесторов. Но с самого начала доля Кыргызстана была достаточно большой. Это немаловажный момент. Если бы на сегодняшний момент эти пропорции сохранились… И, надо учесть, что обработка золота проходит через принадлежащий государству «Кыргызалтын».

Есть еще один немаловажный момент. Недавно на «Кумторе» побывал российско-британский миллиардер г-н Лебедев, чей сын заседает в британском парламенте. Совершенно «случайно» они с президентом Жапаровым оказались в один день на этом режимном объекте. Риторика г-на Лебедева уже тогда наводила на мысль о том, что вокруг «Кумтора» затевается большая игра.

Для меня это знак того, что будет разрабатывается вариант третьего игрока. Это будет консорциум, который сохранит лицо двум конфликтующим сторонам. Он будет соблюдать правила финансового интернационала, с одной стороны. С другой стороны, будет максимально гибок по отношению к Кыргызстану.

Эта гибкость будет обеспечена за счет «правильной» геополитической ориентации. Потому что нынешние канадские хозяева не особо оглядываются на Россию и Китай. Но на них и не было какого-то давления со стороны геополитических факторов, которые считают, что Кыргызстан в зоне их интересов. Для России – это политические интересы, для Китая – экономическая экспансия.

Тем более, что месторождение добротное, и руды с содержанием золота хватает. Есть за что побороться будущему третьему игроку с российской доминантой в составе консорциума.

Канадцы в последнее время снимали сливки, и одновременно шла игра по изменению долей. Наглость канадцев привела к тому, что доля кыргызской стороны стала ниже 30%.

Об нас вытерли ноги, при этом прикармливали с ложечки местных представителей Совета директоров. Я как-то беседовал с этими персонажами, и они утверждали, что мы стали совладельцами крупнейшего месторождения в Канаде за счет допэмиссии акций «Центерра Голд». Мол, не каждой стране так повезло. На вопрос, сколько дивидендов они выручили, ответили: 2 миллиона долларов. Вот и весь уровень их мышления.

Так вот, большая часть ошибок была заложена при Аскаре Акаеве. И эти ошибки состоят из трех источников. Первый – глубокое непонимание как разрабатываются месторождения на открытом «капиталистическом» рынке. Акаев – физик, но не экономист и не промышленник. Но, тогда, в 90-х годах была полубезвыходная ситуация. Не было компетентных специалистов.

Второй источник ошибок – злой умысел. Желание представителей элиты быстро заработать, и они ничем не гнушались. Это были выходцы из советской партийной системы и международные аферисты разного пошиба.

Третий характер ошибок – неверное понимание стратегии и развития страны. Недопонимание роли золоторудной промышленности для страны в условиях демократизации. То есть была фактически политическая близорукость в части открытия «ящика Пандоры».

Все это закладывалось при Аскаре Акаеве, так что логика президента Садыра Жапарова проста: давайте разматывать клубок с середины. Для Жапарова «Кумтор» - это его идефикс. Благодаря «Кумтору» он стал известен как политик.

Надо отдать должное его брату, который в это время заполучил угольные шахты в Жыргалане, в Иссык-Кульской области. У братьев было видение как работать в горнорудной отрасли и одновременно осознание роли «золотого проклятия» как мощного политического инструмента. Благодаря своей позиции в отношении «Кумтора» Садыр Жапаров попал в тюрьму, но и благодаря во многом этой теме он стал и президентом.


Страна парадоксов

Кыргызстан – страна парадоксов, особенно в части президентской власти, продолжает Кубатбек Рахимов.

- Исторически ханы исполняли роли временного ситуативного интегратора. Значение имели межплеменные договоренности, взаимодействие с внешними игроками. Российская империя, Цинская империя или Кокандское ханство. Некоторые племена были в двойном, а то и в тройном подданстве. Вот эта психологическая многовекторность при одновременной раздробленности – это внутренне присущая кыргызская черта.

И фигура президента здесь выполняла интересную функцию Хана, которого поднимали на белой кошме. Но могли низвергнуть в соответствии в случае изменения конъюнктуры.

Поэтому каждый президент Кыргызстана выполнял еще функцию Иисуса Христа, невольно брал на себя все грехи элиты и народа. Когда число грехов его и элиты вокруг него достигала некоего логического предела, на него вешали всех собак. Это удобная, но не очень конструктивная формула.

- Кубатбек, как сегодня относятся к первому президенту Кыргызстана? Остались ли в стране еще его сторонники или ностальгирующие?

- Сторонники всегда были, есть и будут, потому что это как минимум его родня. Хотя, 90-95% из его окружения перешли работать в Бакиеву, а позже к Атамбаеву.

- По некоторым данным, Аскар Акаев приехал в Бишкек с сыном. Это что-то варианта с Лукашенко, у которого уже вырос сын и может стать его преемником? Учитывая, что мы на Востоке, насколько факт сына теперь будет эксплуатироваться?

- Сын Илим приехал вместе с отцом, чтобы поддержать отца. И он не юный Коля Лукашенко, он в два раза старше. Никаких параллелей с Лукашенко я не провожу, просто приехал человек с престарелым отцом. Это нормальная практика, когда младший сын при родителях. Никаких конспирологических версий я не строю. Илим - человек совершенно другого склада. И сын за отца не отвечает.

Но что касается проклятия президентов – это удобная формула для элит в условиях незрелых гражданских обществ. К примеру, со смертью Каримова в Узбекистане 90% его окружения получили индульгенцию за свои грехи.

Атамбаев был премьер-министром при Бакиеве. А тот в свою очередь – премьер-министром при Акаеве. По сути, это были дворцовые перевороты, при которых президент был разменной картой.


Выборы в Парламент и «отрыжка» в бюджет

- Как вы считаете, вся эта ситуация вокруг «Кумтора» больше политическая или экономическая? Реально ли Бишкеку вернуть большую часть управления над месторождением?

- Я не исключаю, что были вокруг месторождения коррупционные схемы, схемы совладения. Но избыточная политизация темы приводит к тому, что тему «Кумтора» вешают на каждого президента и на каждого премьера.

- Тогда, какова конечная цель всего этого нынешнего разбирательства с месторождением? Судить Акаева?

- Всегда нужно смотреть, исходя из предстоящих событий. Во второй половине 2021 года в стране намечены два события. В политическом плане – это выборы в многострадальный Парламент по новой схеме. Плюс одномандатные округа. Здесь осиное гнездо парламентариев гудит, и задача Жапарова и Ташиева пустить эту энергию в нужное русло, чтобы оно не обернулось против них.

И второе – в экономическом плане год будет очень плохим. Принятие закона о чрезвычайной ситуации в экономике может фактически привести к волюнтаристским перегибам.

Год будет тяжелым, а с электоратом надо как-то работать.

Так что, вытащить Акаева, однозначно, по согласованию с Кремлем, это шикарный козырь для нынешнего президента.

Конечно, все это время были прямые переговоры с Акаевым для того, чтобы он встал на сторону Жапарова. Это обеспечивает Акаеву иммунитет.

Фигура Акаева будет выполнять важную роль для авторитета Жапарова. То есть с него снимут большую часть обвинений, ему придется внести какие-то деньги в бюджет страны. Такие деньги Жапаров и Ташиев называют «кустурганский», то есть, отрыжкой незаконных доходов коррупционеров.

Наконец, есть предположения, что Акаев держит какую-то важную информацию за пазухой, чтобы сделать крайним кого-то из его периода правления. Переведет стрелки, так сказать.

Тогда перед выборами успеют запустить какие-то судебные процессы…


Резюме

По мнению Кубатбека Рахимова, Садыр Жапаров – первый президент, который смог вытащить Акаева из его берлоги. «Это ему подарок Москвы. Но подарков просто так не бывает. Будет очень интересная перегруппировка сил вокруг «Кумтора», - резюмирует эксперт.