28.03.2024 2641

Как казахстанский представитель помешал реализации планов Путина по совместной российско-казахстанской охране внешних границ Казахстана


eurasiareview news & analysis

После распада СССР в 1991 году российское руководство признало суверенитет, независимость и территориальную целостность всех пяти стран Центральной Азии, каждая из которых ранее имела статус полноправной советской социалистической республики. Тем не менее, они продолжали рассматривать их как находящиеся в орбите Москвы, как часть «зоны привилегированных интересов», которую позже объявил президент Владимир Путин.

Особенно жесткой была и отчасти до сих пор остается их власть над Казахстаном. Когда-то казахские земли использовались Россией в качестве базы для вторжения в остальные страны Центральной Азии, а теперь российские лидеры рассматривают Казахстан как плацдарм, необходимый им для удержания под своим контролем остальных четырех стран региона.

Такова сила инерции. С традиционной российской точки зрения, понятие «Центральная Азия» фактически не охватывает Казахстан, а если и охватывает, то лишь частично. Такое понимание создает основу для практической политики и стратегии. В советский период Москва всегда называла этот регион «Центральной Азией и Казахстаном». После распада СССР некоторые российские государственные и политические деятели стали пропагандировать пренебрежительное отношение к Казахстану, позиционируя его как некое послушное государство-клиент России.

Продолжая относиться к Казахстану так, как описано выше, российская политическая элита, похоже, решила, что центральноазиатская республика, наряду с Беларусью и Украиной, должна быть каким-то образом возвращена под контроль Москвы.

В феврале 2003 года Кремль инициировал процесс создания единого экономического пространства (ЕЭП), состоящего из Беларуси, Украины, Казахстана и Российской Федерации, чтобы воплотить эту концепцию в жизнь. В мае 2014 года он приступил к непосредственному созданию Евразийского экономического союза (ЕАЭС), преследуя ту же цель. Идея создания такого единого пространства в своем первоначальном виде казалась очень значимой инициативой, поскольку предполагала скрепление четырех крупнейших экономик СНГ и герметизацию их внешних границ, в том числе между Казахстаном и остальной частью Центральной Азии. В том же 2003 году была предпринята серьезная попытка включить этот вопрос в повестку дня переговоров между Россией и Казахстаном. Для этого была проведена подготовительная работа. Предполагалось, что договор между Российской Федерацией и Республикой Казахстан о совместной российско-казахстанской охране внешних границ последнего будет подписан на Первом Российско-Казахстанском форуме межрегионального сотрудничества с участием президентов России и Казахстана Путина и Назарбаева, который состоялся в апреле того же года в Омске. Однако до этого дело не дошло. Позже выяснилось, что казахстанские чиновники не были готовы рассматривать такой документ, а тем более подписывать его.

О том, как развивались события, связанные с этим вопросом, автор, будучи журналистом, узнал от Алтынбека Сарсенбаева, который с 2002 по 2003 год был послом Казахстана в Москве и трагически скончался в феврале 2006 года в возрасте 43 лет. Этот разговор состоялся в октябре 2005 года в штаб-квартире партии, которую он в то время возглавлял вместе с тремя другими людьми.

Приехав в Омск перед началом первого Форума межрегионального сотрудничества, который должен был состояться 15 апреля 2003 года, посол Казахстана в Москве встретил на месте проведения мероприятия заместителя министра иностранных дел Республики Казахстан - председателя Комитета по делам СНГ и региональному сотрудничеству Нурлана Онжанова. Последний 10 лет назад был помощником Алтынбека Сарсенбаева, занимавшего в то время пост министра печати и информации Казахстана. Воспользовавшись случаем, Алтынбек Сарсенбаев попросил показать ему проекты соглашений, которые должны были быть подписаны во время Форума. Сначала Нурлан Онжанов, как было сказано, неохотно выполнил просьбу посла. Но затем он показал последнему эти проекты соглашений. Так Алтынбек Сарсенбаев познакомился с проектом договора между Российской Федерацией и Республикой Казахстан о совместной российско-казахстанской охране внешних границ Казахстана. «Что я тогда сделал, не важно. Главное, что этот договор не был подписан», - сказал тогда Алтынбек Сарсенбаев. «Когда я возвращался в Москву, в самолете со мной летел Герман Греф. Он спросил меня, почему президент Путин выглядел таким расстроенным в конце мероприятия. Я ответил, что не знаю».

На той встрече автор спросил, должен ли он написать об этом деле, и ему ответили, что это можно сделать как-нибудь потом.

С тех пор прошло много времени, но вопрос о том, где России следует отгородиться от Центральной Азии, оставался на протяжении всего этого времени. В России обсуждались различные варианты решения проблемы. Звучали предложения о введении визового режима не только для граждан Узбекистана, Таджикистана, Кыргызстана, Туркменистана, но и Казахстана для пересечения их границ с Российской Федерацией. Вот пример.

В интервью «Коммерсанту.ру» («В политике я стараюсь быть максимально прозрачным») 15 апреля 2017 года Алексей Навальный, отвечая на вопрос: «Челябинская область граничит с Казахстаном. Считаете ли вы по-прежнему необходимым введение визового режима со Средней Азией?», сказал следующее: «Да, и это важный пункт моей программы. Я признаю, что в Казахстане нет большой проблемы с миграцией - в этой стране достаточно высокий уровень жизни, и казахи не бегут в Россию с целью заработать 5 тысяч рублей в месяц. Но это транзитная страна. Я не вижу ничего оскорбительного в визовом режиме. В нем нет ничего пугающего. В нем нет ничего плохого. Между нами и Европой тоже есть визовый режим. Пока что в миграционной политике царит хаос, никто не имеет четкого представления о реальном количестве мигрантов. Так не должно быть. И мы должны отстаивать идею безвизового режима между Россией и Европой. Это правильно и логично, ведь Россия - европейская страна».

Что касается вопроса о введении визового режима между Казахстаном и Россией, поднятого Алексеем Навальным почти 7 лет назад, то здесь все не так просто. Казахстан является полноправным членом возглавляемого Россией ЕАЭС, в который также входят Беларусь, Армения и Кыргызстан. Единый рынок товаров, услуг, капитала и рабочей силы лежит в основе процесса евразийской интеграции.

Но теперь, после событий в «Крокус Сити Холле», Путину, возможно, придется столкнуться с необходимостью сделать то, что в свое время предлагал сделать Алексей Навальный.

Сейчас другие времена, и к ним нужно уметь приспосабливаться.

Автор: Ахас Тажутов - политолог из Казахстана.

Источник: How Kazakh Envoy Prevented Putin’s Plans On Joint Russian-Kazakh Protection Of Kazakhstan’s External Borders From Being Realized – OpEd – Eurasia Review

Перевод: Диана Канбакова

Фото из открытых источников