11.05.2023 5079

Пристальный взгляд: Готовы ли страны Центральной Азии справиться с ростом проблемных кредитов?


WORLD BANK BLOGS

Поскольку последний мировой финансовый кризис еще свеж в памяти, банки и надзорные органы должны быть готовы к потенциально новому давлению. Поскольку инфляция резко возросла, центральные банки по всему миру быстро повышают процентные ставки, увеличивая вероятность финансовых потрясений. События, связанные с банками среднего размера в США и Credit Suisse в Швейцарии, проиллюстрировали возможность внезапной корректировки рыночных условий. Исторически сложилось так, что более высокие процентные ставки усложняют долговую нагрузку на семьи, корпорации и государственные структуры. Сегодня нагрузка еще больше, после того как на них легло бремя пандемии COVID-19 и других кризисов. Экономические перспективы ухудшаются, растет угроза новой рецессии. Действительно, количество заявлений о банкротстве в ЕС в четвертом квартале 2022 года выросло до самого высокого уровня за последние восемь лет, что свидетельствует о том, что все больше компаний, испытывающих трудности и державшихся на плаву благодаря государственной помощи во время пандемии, начинают объявлять дефолт.

Странам Центральной Азии не в новинку побочные эффекты, возникающие в результате глобальных и региональных кризисов. Мировой финансовый кризис 2007–2008 годов вызвал значительный рост проблемных кредитов после нескольких лет быстрого экономического роста, которому способствовало смягчение финансовых условий и приток прямых иностранных инвестиций. Последовали крупные банкротства банков, и Казахстан даже создал компанию по управлению активами для урегулирования проблемных инвестиций. Несколько лет спустя российский финансовый кризис 2014–2015 годов, вызванный резкой девальвацией российского рубля, усилил понижательное давление на качество активов. В результате этих последовательных потрясений коэффициент проблемных кредитов удвоился в Кыргызской Республике и Таджикистане.

Регион извлек уроки из этого опыта. Страны Центральной Азии совершенствуют свою нормативно-правовую и надзорную базу в области кредитного риска, проводя масштабные реформы для обеспечения разумной отчетности, резервирования и урегулирования проблемных кредитов, а также более рациональной практики управления рисками. Эти реформы в сочетании с экономическим ростом и более разумной политикой привели к значительному снижению коэффициентов проблемных кредитов. Несмотря на эти успехи, уровень проблемных кредитов остается высоким из-за продолжающихся накладывающихся друг на друга кризисов, включая затянувшийся эффект пандемии COVID-19, риски, возникающие из-за войны в Украине, вызванной российским вторжением, растущую инфляцию и все более ужесточающуюся денежно-кредитную политику. Если рассматривать эти риски в совокупности, они представляют собой значительную угрозу, которая может привести к новой волне дефолтов по банковским кредитам и другим долговым обязательствам. Значительная долларизация этих стран может сделать их особенно уязвимыми к ужесточению глобальных валютных условий.

На этом фоне органы банковского надзора в Центральной Азии должны быть готовы к потенциально резкому росту проблемных кредитов. В недавно опубликованном документе Всемирного банка «Готовность к урегулированию проблемных кредитов в Центральной Азии» дается оценка системы урегулирования проблемных кредитов в четырех странах Центральной Азии (Казахстане, Кыргызской Республике, Таджикистане и Узбекистане) и рекомендации по ее улучшению.

Во-первых, органы банковского надзора должны внимательно следить за качеством активов, особенно за перспективными соображениями относительно вероятности погашения кредита заемщиками. Необходимо ввести усиленные меры для банков, имеющих высокий уровень проблемных кредитов, включая стратегические и оперативные планы, направленные на снижение уровня проблемных кредитов. В финансовых системах Центральной Азии есть возможности для улучшения классификации и покрытия кредитного риска, в том числе путем совершенствования возможностей надзорных органов по оценке ожидаемых кредитных потерь.

Во-вторых, необходимо расширить спектр механизмов урегулирования проблемных кредитов. Эффективность отработки проблемных кредитов и готовность систем урегулирования неплатежеспособности в совокупности определяют устойчивость финансовой системы и ее способность справляться с подобными кредитами. Однако банки в Центральной Азии имеют ограниченные возможности для сокращения проблемных кредитов. Распространенная в других странах практика судебных урегулирований, альтернативных внесудебных механизмов урегулирования и продажи портфеля проблемных кредитов в Центральной Азии недоступна. Вместо этого банки в этом регионе в основном работают над своими портфелями проблемных кредитов, активно стремясь максимизировать выплаты по кредитам путем принудительного взыскания залога.

В-третьих, системы банкротства в Центральной Азии должны быть не просто ликвидацией компаний. Страны Центральной Азии предлагают должникам и кредиторам широкий спектр процедур урегулирования несостоятельности, начиная от реструктуризации, реабилитации, санации, мирового соглашения и заканчивая ликвидацией. Они предлагают санацию - процедуру реорганизации для восстановления платежеспособности без передачи имущества или деловых операций. Несмотря на наличие множества процедур, ликвидация остается нормой, а процедуры реструктуризации используются редко. Некоторые законы о корпоративной несостоятельности были недавно обновлены, чтобы облегчить более широкий спектр процедур (Казахстан, Узбекистан), но эти реформы не смогли радикально улучшить текущую практику. Другие страны, такие как Кыргызская Республика и Таджикистан, не вносили изменений в свои законы с момента их принятия после обретения независимости. Страны Центральной Азии могли бы извлечь пользу из пересмотра международных стандартов и внедрения нового подхода к реструктуризации бизнеса. Учитывая текущий контекст, разработчики политики должны рассмотреть реформы, которые позволят должнику, когда это необходимо, получить новое финансирование в период неплатежеспособности, а также продолжить выполнение тех контрактов, которые считаются важными для реструктуризации должника. Следует также уделить повышенное внимание микро-, малым и средним предприятиям (ММСП), поскольку реорганизация через судебную систему не всегда является быстрым или экономически обоснованным решением. В таких случаях внесудебные процедуры имеют множество преимуществ, позволяя использовать гибкие и конфиденциальные альтернативы официальному урегулированию несостоятельности. Кроме того, хотя корпоративная несостоятельность привлекает значительное внимание в Центральной Азии - особенно после глобального финансового кризиса - несостоятельность потребителей остается недостаточно развитой областью, в которой только Казахстан и Узбекистан недавно предприняли первые шаги по принятию правовой базы.

Решение проблем, связанных с неработающими кредитами в Центральной Азии, требует комплексного и перспективного подхода. Политики и органы банковского надзора должны продолжать внимательно следить за качеством активов, требовать от банков подготовки и реализации планов по сокращению проблемных кредитов, расширять спектр механизмов урегулирования данных кредитов и разрабатывать более эффективные системы банкротства, в которых приоритет отдается реструктуризации бизнеса, а не ликвидации. Кроме того, следует уделить внимание поддержке ММСП и разработке правовой базы для банкротства потребителей. Выполняя эти рекомендации, страны Центральной Азии смогут не только лучше подготовиться к угрозам очередной рецессии, но и заложить основу для создания более устойчивого и прочного финансового сектора в долгосрочной перспективе. Поскольку мир сталкивается с текущими экономическими проблемами, для Центральной Азии крайне важно активно адаптировать и укреплять свою финансовую инфраструктуру для обеспечения устойчивого роста и стабильности в регионе.

Источник: A closer look: Are Central Asian countries ready to deal with higher non-performing loans? (worldbank.org)

Перевод Дианы Канбаковой

Фото из открытых источников