16.02.2023 2914

Относится ли Казахстан уже к российской юрисдикции?


eurasiareview news & analysis

По любым оценкам, 2022 год был очень удачным для тех, кто выступал и продолжает выступать за сохранение русского языка в качестве фактически первого, даже единственного официального языка Республики Казахстан, хотя это и не закреплено в Конституции Казахстана, и кто стремился и продолжает стремиться сделать Казахстан частью Русского мира. Это может показаться преувеличением. Но даже если такое ощущение есть, не стоит спешить с выводами. И вот почему. Если обратиться к соответствующим фактам, то не может не сложиться впечатление о кардинальных изменениях в политике администрации К.Ж.Токаева в пользу России, вопроса русского языка и этнических русских в Казахстане с момента нормализации ситуации в стране в конце января 2022 года. И вот доказательства этому.

Президент Казахстана Токаев, который, по данным российской прессы, почти не прибегал к использованию русского языка, выступая с ежегодным посланием к народу Казахстана в сентябре 2021 года, во время своего первого телеинтервью после январского кризиса 2022 года говорил только по-русски. Не правда ли, это своего рода разворот на 180 градусов менее чем за 5 месяцев?! Следует также отметить, что это 50-минутное телевизионное эксклюзивное интервью он дал Вере Захарчук, этнической русской журналистке. Еще более странным кажется первое телеинтервью президента Казахстана на русском языке этнической русской журналистке после январских волнений 2022 года в Казахстане, если учесть, что в тех массовых акциях протеста участвовали только этнические казахи, в частности, казахскоязычная молодежь, приехавшая в города из сельской местности в поисках работы и заработка. Вот комментарий Екатерины, этнической русской женщины, которая живет недалеко от центральной площади Алматы (то есть рядом с акиматом), где происходили самые сильные волнения, о ситуации в те дни: «Что касается самих протестов, то в них участвуют только казахи. Русских среди них нет». Перед этими людьми президент Казахстана Токаев выступил на русском языке и при посредничестве этнического русского журналиста по поводу беспорядков января 2022 года.

И совершенно очевидно, что эта тенденция сохраняется и в 2023 году. Книга москвича Леонида Млечина «Трагический январь: Президент Токаев и извлеченные уроки» недавно поступила в продажу в Казахстане. Ее [официальная] презентация состоялась 20 декабря 2022 года в посольстве Казахстана в России. Автор, по мнению Cabar.Asia, «не скупится на комплименты в адрес Токаева». Как сказал политолог Досым Сатпаев, «очень важную для казахов тему доверили человеку, который принадлежит к кремлевскому пулу [журналистов] и который в принципе всегда двигался в русле внешней политики России».

Между этими двумя событиями также были случаи, которые поднимали вопросы о том, насколько сильно влияние России и российской общественности на Казахстан. Законодательные поправки о визуальной информации, которые были подписаны президентом Казахстана 29 декабря 2021 года и вызвали возмущение российской общественности, на практике так и не начали работать. Об этом можно догадаться по тому, как россияне забросили связанную с ними тему.

Из-за своей занятости Касым-Жомарт Токаев воздержался от участия в единственных предвыборных теледебатах, которые состоялись 11 ноября 2022 года, и был представлен там председателем Мажилиса (нижней палаты казахстанского парламента) Ерланом Кошановым. Но некоторые неофициально говорят, что и в 2019, и в 2022 годах действующий президент Казахстана воздерживался от участия в предвыборных теледебатах, поскольку их участникам необходимо было говорить не только на русском, но и на казахском языке. В 2021–2022 годах некоторые российские политики, эксперты и журналисты дошли до того, что заявили, что «в правительстве Казахстана есть пособники нацистов», и назвали министра информации Казахстана Аскара Умарова «человеком с нацистскими и шовинистическими взглядами в отношении русских», а министра образования и науки Асхата Аймагамбетова – «известным пособником нацистов».

Первый из них однажды, по данным российских СМИ, сказал, обращаясь к казахстанским русским, следующее: «Вы не забывайте, что вы здесь навязанная диаспора, а не автохтоны, и будьте благодарны, что ваши права соблюдаются, и никто вас отсюда не гонит, как это бывает с колонизаторами в некоторых других странах». Евгений Примаков, возглавляющий агентство по международному сотрудничеству МИД России Россотрудничество, отреагировал на назначение Аскара Умарова министром следующим образом: Россотрудничество «не будет сотрудничать с русофобским мусором».

Что касается «вины» Асхата Аймагамбетова перед Россией, то она, по мнению российских политических обозревателей и экспертов, заключается в том, что он имел контакты с фондом Сороса и выступал за ускоренное введение латинского алфавита в Казахстане.

Результаты не заставили себя ждать. 2 сентября 2022 года Аскар Умаров был освобожден от должности, 3 января 2023 года за ним последовал Асхат Аймагамбетов. В связи с вышеизложенным, как поверить в то, что, по заявлению российского МИДа, «Россия не вмешивается во внутренние дела Казахстана?!» Это, конечно, риторический вопрос.

Таким образом, не только нынешним астанинским чиновникам, но и казахской молодежи, планирующей связать свою карьеру с государственной службой, был дан очень четкий сигнал, что любые действия или слова, отстаивающие интересы этнического казахского населения и/или казахского языка и раздражающие российских чиновников и наблюдателей, могут привести к негативным последствиям для тех, кто за ними стоит. Как показывают приведенные выше случаи, как и во времена Советского Союза, Москва сохраняет за собой последнее слово в политических и кадровых вопросах в Казахстане. Кремль привык распространять свой неоимпериалистический контроль на внутреннюю жизнь Казахстана посредством медийного давления, пользуясь фактически неоспоримым доминированием российского телевидения и интернет-ресурсов на казахстанском информационном поле. И последнее не является преувеличением. Вот что по этому поводу сообщило своим читателям влиятельное российское интернет-издание Lenta.ru: «Казахстан абсолютно не контролирует более половины телевизионной сети и почти весь книжный рынок, не говоря уже об Интернете. Информационная среда [в центральноазиатской стране] сейчас вполне дружественна властям Казахстана исключительно благодаря поддержке Москвы, которая защищает республиканские элиты». Если верить вышесказанному, то получается, что в плане информационной безопасности власти Казахстана полностью зависят от «поддержки Москвы, которая защищает республиканские элиты». В такой ситуации неудивительно, что Кремль и многие россияне ведут себя по отношению к Казахстану и казахам высокомерно. Вот почему заявления типа «Казахстан вырывается из российских тисков», звучащие на Западе, вызывают горькую улыбку у большинства казахов.

Среди казахских высокопоставленных чиновников, наверное, очень модно дружить с представителями российских СМИ и шоу-бизнеса. В мае прошлого года Лев Лещенко, российский эстрадный певец, был процитирован как: «Я поехал в гости к своему другу, бывшему премьер-министру [Казахстана], по случаю его дня рождения. И когда я был там [в Казахстане], я также пошел в Центр обслуживания граждан», чтобы получить казахстанский индивидуальный идентификационный номер (ИИН). Похоже, он не единственный из представителей российских СМИ и шоу-бизнеса, кто поддерживает дружеские отношения с представителями казахстанской элиты.

И что примечательно, ни один из них (включая Льва Лещенко) не встал на защиту своих казахских друзей в период с августа по декабрь 2021 года, когда российские телевизионные, печатные и другие СМИ подвергали руководство и правительство Казахстана всевозможным информационным атакам, обвиняя их в якобы русофобских и пронацистских настроениях. Короче говоря, эти люди ведут себя так, как будто имеют дело с одной из тех этнически автономных республик в России. Можно, вроде как, поехать туда в гости к друзьям, принадлежащим к местной элите, быть принятым ими с большой добротой, а потом вернуться домой и выбросить из головы все мысли об этой республике. Типа, он им ничего не должен. Что уж тут говорить о частных лицах в России, если даже российские власти порой ведут себя с казахстанскими юридическими лицами так, как будто Казахстан относится к российской юрисдикции?!

Премьер-министр России Михаил Мишустин, встречаясь 2 февраля со своим казахстанским коллегой Алиханом Смаиловым, заявил, что сотрудничество между двумя государствами, некогда входившими в состав бывшего Советского Союза, основано на принципах братской дружбы и стратегического партнерства. Это замечательно, но это только слова. Реальность выглядит совсем иначе. Образ сотрудничества, дружбы и взаимодействия между этими двумя постсоветскими государствами только на словах выглядит взаимовыгодным и перспективным - на деле же за ним скрываются центрально-периферийные отношения (постколониального типа) в отношении России, с одной стороны, и Казахстана - с другой.

Таковы результаты изменений в казахстанской политической сфере и общественной жизни с момента восстановления порядка после событий начала января 2022 года. Представляется совершенно очевидным, что с тех пор Москва успешно усиливает свое влияние на Казахстан и побуждает казахстанские власти создавать все более благоприятные условия для использования русского языка в Казахстане.

Последнее имеет существенное значение для России, поскольку преобладание русского языка над казахским дает российской стороне возможность в значительной степени контролировать казахстанскую информационную среду и использовать этот фактор как лучшее средство для достижения своих целей в центральноазиатской стране. В любом случае, похоже, что Казахстан сейчас все больше втягивается в [гео]политическую и идеологическую орбиту России, причем настолько, что кое-где в России местные власти даже пытаются заставить некоторые казахстанские юридические лица подчиняться российским законам. Невольно возникает вопрос: неужели Казахстан уже относится к российской юрисдикции?! И что это вообще такое?

Ахас Тажутов - политический аналитик из Казахстана.

Источник: Does Kazakhstan Already Relate To Russian Jurisdiction? – Analysis – Eurasia Review

Перевод Дианы Канбаковой

Фото из открытых источников