25.01.2023 7330

Россияне стремятся усилить свое влияние в Казахстане и проектах, управляемых Западом


Eurasia Review

В той части последнего еженедельного обзора Радио Азаттык, которая касается моей недавней статьи «Западный Казахстан вскоре может стать ахиллесовой пятой Запада в его противостоянии с Россией на украинской земле», вопрос сформулирован следующим образом: нацелится ли Россия на Западный Казахстан?

Такая постановка вопроса, как представляется, не вполне отражает текущую реальность. Ведь Россия уже нацелилась на Западный Казахстан, и сделала это давно. На протяжении всего времени с начала разработки крупнейших казахстанских нефтегазовых месторождений - Тенгиза, Карачаганака и Кашагана - крупнейшими западными энергетическими корпорациями, Москва, похоже, наблюдала за этим казахстанским регионом глазами бывшего хозяина, который, возможно, ждал подходящего момента, чтобы вновь установить свой контроль над территорией, которая ранее принадлежала ему. Годы такого ожидания уже позади, и момент истины, похоже, скоро наступит. И дело не в том, что в настоящее время ситуация во многом складывается таким образом, что российское вмешательство в Казахстане становится выгодным.

Как раз наоборот: условия для этого выглядят скорее неблагоприятными. Но в данном случае для России важнее другое. Дело в том, что дальнейшее промедление Москвы с выбором плана действий в отношении Центральной Азии создает риск вывода Казахстана и других стран Центральной Азии Турцией и Западом из-под доминирующего политического, военного и экономического влияния России с использованием Западного Казахстана в качестве важнейшего связующего звена между этим регионом и Южным Кавказом. Туркменистан официально является нейтральной страной и вряд ли согласится на подобную роль. И нет другого пути, который связал бы Центральную Азию и Европу в обход России и Ирана.

Западный Казахстан - экономически наиболее важная часть не только Казахстана, но и всего Центрально-Азиатского региона. Это часть Казахстана, которая находится ближе всего к российскому сердцу (Центральной России). Через нее проходит кратчайшая дорога из России в четыре другие страны Центральной Азии. Она также является основным потенциальным плацдармом для Казахстана, а также Узбекистана, Кыргызстана и Таджикистана для установления и поддержания двусторонних и многосторонних партнерских отношений с Турцией и Западом через Южный Кавказ.

Вкратце можно сказать, что все эти факторы делают Западный Казахстан уникально важным для Москвы регионом соседней центральноазиатской страны, контроль над которым в той или иной форме может позволить российскому руководству продолжать влиять на формирование отношений Казахстана (Узбекистана и т.д.) с Западом и Турцией и, самое главное, хотя и косвенно, получить рычаги влияния и давления на западные энергетические компании, разрабатывающие три крупнейших месторождения углеводородов в Казахстане, и, соответственно, на нынешний западный политический истеблишмент.

Российские политики и лица, принимающие решения, вероятно, не стали бы торопить события при нормальном ходе событий. Однако сейчас россияне находятся в ситуации, когда им необходимо проявить поспешность в своих действиях. Поэтому можно предположить следующее. На фоне войны России в Украине и ее последствий, а также лихорадочных усилий Турции по быстрому выводу тюркских стран Центральной Азии из сферы влияния Российской Федерации путем убеждения их присоединиться к Транскаспийскому международному транспортному маршруту (известному как Средний коридор, и призван стать жизнеспособной альтернативой давно существующему северному маршруту через Россию) и созданию «Туранской армии» (своего рода военного союза под руководством Турции), не нужно быть ученым-ракетчиком, чтобы понять, что с большой долей вероятности Западный Казахстан может стать местом, на которое будет направлено следующее внешнее действие России.

И вот что важно отметить. Россия может не пойти на открытое вторжение - по крайней мере, при нынешнем состоянии отношений между двумя странами. Повторения того, что было использовано в качестве предлога для российской интервенции в Украине, тоже вряд ли стоит ожидать. Что касается Казахстана, то московские политики, похоже, решили пойти другим путем.

Позвольте мне объяснить, что это значит.

Насколько можно судить, российские власти и поддерживаемые Кремлем СМИ внимательно отслеживают общественно-политическую ситуацию в Казахстане, уделяя особое внимание определению социальных настроений и случаев, создающих ощутимые предпосылки для роста социальной напряженности и всеобщего недовольства среди жителей Западного Казахстана. И они не могут не видеть того, на что уже обращают внимание даже западные эксперты. Вот пример на этот счет из интервью с Шерил Л. Рид, американской журналистки, которая в течение четырех месяцев посещала районы Казахстана, где вспыхнули протесты в январе 2022 года, и брала интервью у местных журналистов, освещавших их: «Но что я могу сказать вам, проехав 20 000 миль по всей стране и взяв интервью у всех этих людей, [так это то, что] я не удивлюсь, если произойдет еще один протест. Потому что чего добился этот протест? Многие скажут, что это ничего не изменило. Я определенно чувствую, что ситуация и обстоятельства, из-за которых начались протесты в январе [2022 года], все еще существуют, и этот огонь может разгореться в любой момент».

Это мнение человека, который приехал издалека, чтобы изучить ситуацию в Казахстане и сформулировать свое собственное понимание на этот счет. Ее окончательный вывод может показаться довольно жестким для тех, кого убаюкивают разговоры о реформах и обновлении в Казахстане. Но в любом случае, он ясно показывает, что политическая и экономическая ситуация в центральноазиатской стране остается очень сложной. Для кремлевских стратегов и российских экспертов, занимающихся казахстанским вопросом, скорее всего, нет ничего нового в том, что Шерил Л. Рид обнаружила в Казахстане. Они в состоянии получить гораздо больше информации о том, что происходило и происходит в этой стране.

Поэтому неудивительно, что в то время, когда среди западных экспертов и СМИ можно встретить не только тех, кто восхваляет демократические реформы Токаева, но и тех, кто теперь позволил себе увидеть вещи в Казахстане такими, какие они есть на самом деле, их российские коллеги разрабатывают планы, как обратить подобное развитие событий в соседнем среднеазиатском государстве на пользу России.

Вот как, по мнению одного из авторов The Iarex.ru, Москва должна действовать в отношении Казахстана в свете развития ситуации в этой стране: «1. Военное сотрудничество между Казахстаном и странами НАТО должно быть прекращено. В военном плане Казахстан (как, впрочем, и другие страны ОДКБ) должен быть полностью привязан к России. 2. Необходимо создать военные базы на территории Казахстана. По боевому составу эти базы должны быть такими, чтобы они могли служить средством давления на казахстанское руководство. 3. Казахстан должен прекратить уживаться с Турцией. Без участия Казахстана любой «Туран» в Центральной Азии обречен на провал. 4. Россия должна стать не просто первым, а [единственным] ведущим игроком в [казахстанской] экономике. Правительство Казахстана должно помочь нашему бизнесу вытеснить американских (а также китайских) партнеров с казахстанского рынка. 5. Должна быть проведена работа по федерализации Республики [Казахстан] с предоставлением автономии регионам с преимущественно русским населением (и, возможно, с учетом их (казахов) племенного строя). Россия должна стать гарантом безопасности русского населения.

Иначе мы позволим Казахстану превратиться даже не в формального союзника, способного поставить крест на существовании ОДКБ, а во врага, который повторит путь Украины. Однако будет ли у России в обозримом будущем достаточно возможностей для проведения новой специальной военной операции? И есть ли смысл в этом, когда есть возможность избежать силового сценария с помощью умной дипломатии?».

Примечательно то, что это не просто слова. Они, похоже, отражают общее настроение российского экспертного и медийного сообщества в отношении нынешнего Казахстана. Пятая задача из пяти, перечисленных автором Iarex.ru, представляется ключевой. Поскольку вряд ли можно сомневаться в выполнимости остальных четырех задач без выполнения пятой. После событий января 2022 года в центральноазиатской стране российская пропагандистская машина, чувствуя себя в медиапространстве Казахстана как дома, все активнее продвигает среди казахстанской общественности идею о необходимости перехода от унитарной системы правления к федеративной. Подобные словесные утверждения далеко не так безобидны, как кажутся. Это тем более тревожно, если учесть, что, по мнению некоторых экспертов в Казахстане, «в нашей стране огромное количество чиновников до сих пор находятся в тисках колониального мышления и с открытым ртом смотрят на Россию, российскую идеологию и СМИ», и даже «президент Токаев видит ситуацию в своей стране глазами российских пропагандистских СМИ».

Рассматривая перспективы развития ситуации, некоторые российские эксперты и аналитики приходят практически к тому же выводу, что и Шерил Л. Рид – «ситуация и обстоятельства, с которых начались январские [2022] протесты, сохраняются, и этот пожар может разгореться в любой момент». Разница в том, что первые, в отличие от американской журналистки, предлагают Казахстану свой рецепт, как избежать надвигающегося кризиса. Вот пара примеров, иллюстрирующих их образ мышления.

«В Казахстане очень разные отношения между кланами или жузами. Они по-разному представлены во власти. В соседней стране на это накладывается специфика Западного Казахстана, бедного, радикального региона, в котором [социальная] напряженность вспыхивает снова и снова. В прошлый раз протест был вызван повышением цены на сжиженный газ. И это примерно то же самое, что спровоцировало «арабскую весну». [России] необходимо установить контроль над казахстанской политикой. Я думаю, что идеальным вариантом была бы федерализация Казахстана под контролем России. Наша страна, к сожалению, находится в ситуации цугцванга. Вмешаться или воздержаться от вмешательства?! Любой из вариантов не сулит ничего хорошего. [Но в случае вмешательства России] должна быть проведена работа по федерализации Казахстана. В этом случае вмешательство России будет оправданным», - считает Иван Жуков, российский аналитик.

А вот мнение Дмитрия Холявченко, российского публициста: «Унитарная форма государства, упрощающая многие внутренние управленческие процессы, становится проблемой и препятствием с точки зрения локализации проблем. В обычной жизни эти проблемы не критичны, но в условиях кризиса единственный выход – федерализация».

Таким образом, представители российского экспертного и медийного сообщества пытаются внушить казахстанской политической и общественной аудитории, что в ситуации, когда, по объективным оценкам даже наблюдателей из дальнего зарубежья, новый казахстанский кризис кажется неизбежным, «единственный выход – федерализация». Трудно сказать, насколько успешно они идут к своей цели. Но когда возникает вопрос, что за всем этим стоит, стоит вспомнить, что недавно сказал по этому поводу Александр Невзоров, российский тележурналист и бывший депутат Государственной Думы РФ: «Напомню, что ни один пропагандист [в путинской России] никогда не высказывается без четких указаний администрации президента и без ее одобрения. Так что это не фантазия отдельного идиота, а вполне конкретные планы».

Добавить здесь нечего - хорошо сказано.

Ахас Тажутов - политический аналитик из Казахстана.

Источник: Russians Seek To Amplify Their Clout Over Kazakhstan And Western-Operated Projects – Analysis – Eurasia Review

Перевод Дианы Канбаковой

Фото из открытых источников