29.12.2022 5199

Спустя год после «кровавого января» в Казахстане жертвы пыток не получили справедливости


Сотни людей заявили о пытках со стороны правоохранительных органов во время «кровавого января» в Казахстане. Но правосудие так и не восторжествовало.

Казахстанские правоохранительные органы не только применяли смертоносную силу против демонстрантов и людей на улицах во время массовых протестов в январе 2022 года - они также широко использовали пытки во время и после беспорядков.

По данным независимой коалиции правозащитников, во время протестов, потрясших страну в начале этого года, правоохранительные органы Казахстана подвергли пыткам не менее 190 человек. Это помимо 238 человек, погибших в ходе событий.

Во время хаоса в начале января президент Касым-Жомарт Токаев заявил, что протесты были захвачены тысячами «террористов», которые использовали нестабильность для попытки переворота против правительства Казахстана - утверждение, которое с тех пор было встречено крайне скептически.

После этого Токаев пообещал, что правительство решит проблемы, связанные с огромным богатством, безнаказанностью и властью, которой пользуются государственные деятели и правоохранительные органы.

Тем не менее, официальные расследования пыток протестующих в основном затухают, а многие дела закрываются, что бросает тень на обещания перемен в системе законодательства и правосудия центральноазиатского государства.

Полиция открывает огонь по протестующим

5 января в Алматы, южной торговой столице Казахстана, был знаменательный день.

Тысячи людей собрались на митинг на огромной площади Республики в поддержку протестов против цен на газ, которые вспыхнули на западе страны несколькими днями ранее.

Однако эти протесты выплеснули давний гнев на политическую систему Казахстана и человека, который, по мнению многих, контролирует ее: Нурсултана Назарбаева, президента центральноазиатского государства с 1991 по 2019 год. Поздним вечером протестующие в Алматы взяли штурмом акимат, здание городской администрации, и резиденцию президента в городе, так как начали поступать сообщения об участившихся случаях насилия со стороны полиции в отношении людей на улицах города.

Косай Маханбаев, житель города, был в тот день на площади Республики, как и тысячи других людей.

Когда полиция начала стрелять боевыми патронами по демонстрантам, 38-летний Маханбаев находился недалеко от спортивного центра ЦСКА, где он в детстве играл в теннис, в самом центре города.

Когда Маханбаев, занимающийся перепродажей лекарств в стране, убегал от пуль, он увидел, как мужчина упал на тротуар возле Центрального музея города. Вместе с другим мужчиной он подошел к раненому, чтобы помочь ему.

Когда они поднимали раненого, в Маханбаева попали еще три пули: первая - в тазобедренный сустав, вторая - в бедро левой ноги, третья - в левую стопу.

Он начал терять сознание и услышал голоса, кричащие «Стой!», как будто издалека. Мимо проезжал микроавтобус с ранеными и убитыми. Маханбаева бросили внутрь.

Его доставили в одну из специализированных хирургических больниц города и положили на стол в приемном отделении. Рядом лежали двое раненых, а на полу - крупный мужчина лет 40. Все они были в крови.

Медсестра наложила Маханбаеву швы и сделала обезболивающий укол.

После этого его отправили в центральную больницу № 12 города Алматы. Он помнит, что слышал, как кто-то сказал: «Мертвые - здесь, срочные случаи - в реанимации, а эти – здесь».

Персонал сделал ему рентген, наложил швы на ногу, которая была сильно повреждена, а затем перевел его в палату. Вместе с другими пациентами он смотрел сюжеты местных телеканалов о «террористах», которые, по словам представителей правительства, якобы напали на город.

Время от времени Маханбаев спрашивал медсестер: «Что происходит? Прибыли ли раненые?». Ему ответили, что такого наплыва пациентов никогда не было, и что среди прибывших было много молодых мужчин в возрасте около 20 лет. К тому времени морг госпиталя был очищен от трупов, по крайней мере, один раз, но трупы продолжали поступать.

В последующие дни после 5 января государственные власти постепенно устанавливали контроль над городскими улицами - после того, как президент Токаев отдал приказ «стрелять на поражение» правоохранительным органам страны на фоне сообщений о применении боевого огнестрельного оружия и жертвах среди населения. Также распространялись слухи и сообщения о нападениях на людей и имущество со стороны организованных групп мародеров и провокаторов.

8 января в палату Маханбаева вошли люди в масках, вооруженные автоматами. Мужчина в гражданской одежде и без маски, которого позже опознали как сотрудника Комитета национальной безопасности (разведывательное управление Казахстана, более известное как КНБ), вошел вместе с медсестрой лет 30, которая сказала сотрудникам сил безопасности: «Вот они. Вот, берите их!».

Увидев вооруженных людей в масках, Маханбаев на мгновение подумал, что это те самые «террористы, о которых Токаев говорил по телевизору.

Вооруженные люди сбросили Маханбаева, который был подключен к капельнице, с кровати и начали избивать его руками, ногами и прикладами. Сопровождавшая их медсестра видела это, но ничего не сказала.

Из палаты вывели двух мужчин - Маханбаева и еще одного мужчину, которых избивали в коридоре. Маханбаев достал тасбих, набор молитвенных четков, и увидевший это офицер национальной гвардии сказал ему: «Поскольку вы мусульманин, вы можете надеть потную куртку». Это был последний добрый жест со стороны полиции. После этого ему сказали двигаться. Но он не мог идти - любое движение ногой заставляло его корчиться от боли, - поэтому ему сказали ползти.

Доползя до лифта, Маханбаев спустился на первый этаж больницы, где продолжил ползти - к стоящему на улице полицейскому фургону. Пока он полз, сотрудники полиции били его прикладом автомата.

Один из врачей в этот момент зашел в палату и увидел происходящее, но ничего не предпринял. Вспоминая эти события, Маханбаев позже сказал, что не видел, чтобы кто-то из работников больницы мешал силовикам.

Во время поездки в фургоне похитители десять раз ударили его прикладом автомата по голове и сказали, что могут убить его в любой момент. По словам Маханбаева, многие из тех, кого в тот день забрали из больничной палаты и бросили в фургон, готовились к смерти.

Когда фургон заехал во двор алматинского СИЗО, задержанных вывели и положили на асфальт. Некоторые были без одежды. Маханбаев отдал одному из них свою спортивную куртку.

Как он вспоминает, бойцы национальной гвардии носили балаклавы, а у сотрудников госбезопасности были открыты лица. («Если бы мы их встретили, мы бы их всех узнали», - говорит он.) Затем мужчин раздевали, клали голыми на бетон и избивали.

«Они не останавливались до 12 января. Первые два дня нас били, издевались, морили голодом, не оказывали никакой медицинской помощи», - вспоминает Маханбаев.

Массовые пытки

Косай Маханбаев - далеко не единственный житель, которого казахстанские правоохранительные органы забрали из городской больницы и пытали. То же самое произошло с десятками людей в Алматы, по данным Международного партнерства по правам человека.

К 31 октября Коалиция неправительственных организаций против пыток - казахстанская правозащитная инициатива - получила 190 сообщений о пытках и других видах жестокого обращения во время январских протестов со всего Казахстана.

В то же время казахстанские прокуроры возбудили более 200 уголовных расследований по заявлениям о пытках во время январских событий.

С самого начала жители города, утверждавшие, что их пытали, пикетировали прокуратуру Алматы с требованием провести надлежащее расследование. В течение нескольких месяцев они регулярно проводили акции протеста у здания, многие из них до сих пор носят следы пережитого в январе.

Летом во время одной из таких акций протеста полиция задержала Косая Маханбаева, заявив, что он организовал незаконный митинг у здания прокуратуры. Его задержали за организацию незаконного митинга [митинг 1 июня] и вернули в СИЗО, где он пережил избиения и пытки в январе.

К ноябрю 2022 года 80% расследований по пыткам были закрыты, включая дело Маханбаева.

Нам нужны доказательства

По словам уполномоченного по правам человека в Казахстане Эльвиры Азимовой, проблема с расследованием заявлений о пытках во время событий января 2022 года заключается в отсутствии пригодных для использования доказательств пыток.

«Дело не в том, что заявления о пытках не соответствуют действительности», - сказала Азимова в ноябре, отметив, что она неоднократно поднимала этот вопрос в Генеральной прокуратуре.

«Дело в том, что, если дела были закрыты, значит, не было достаточных доказательств», - сказала она.

Однако адвокат Айнара Айдарханова, представлявшая интересы четырех человек, заявивших о пытках в январе, включая Косая Маханбаева, сказала, что, хотя очевидное отсутствие видеодоказательств пыток используется для закрытия расследований, казахстанские правоохранительные органы вообще мало заинтересованы в расследованиях.

«Если бы следователи были действительно заинтересованы в установлении виновных в пытках, они могли бы изъять все видеозаписи из СИЗО [где в коридорах были установлены камеры видеонаблюдения]», - сказала она в интервью openDemocracy.

В то же время Айдарханова отметила, что ее клиенты установили личности своих мучителей и встретились с ними лицом к лицу. «Конечно, все они отрицали свою причастность», - отмечает она.

Одно из немногих открытых видео, подтверждающих показания тех, кто утверждает, что их пытали, по крайней мере, забирали из больниц, было опубликовано казахстанской службой Радио Свобода, Радио Азаттык. На видеозаписи видно, как сотрудники МВД ведут людей на костылях в полицейские фургоны во время протестов.

Еще одним доказательством того, что раненых забирали из больниц, является документ, подписанный исполняющим обязанности главного врача больницы скорой помощи Алматы.

Этот документ был предоставлен openDemocracy адвокатом Галымом Нурпеисовым, который представлял интересы Нуртая Кажгалиева, получившего огнестрельное ранение во время протестов и утверждавшего, что он был доставлен в полицию, где его пытали.

В больнице скорой помощи Нурпеисову сообщили, что «при переводе [пациента] не было угрожающего жизни состояния», но что Кажгалиев был вывезен из больницы в присутствии офицера КНБ вместе с 16 другими пациентами. Ответ врача совпадает с показаниями мужчин, которые утверждали, что их пытали после того, как в палаты больницы ворвался отряд спецназа во главе с офицером КНБ.

Евгений Жовтис, ведущий правозащитник в стране, рассказал openDemocracy, что правоохранительные органы Казахстана хранят все соответствующие доказательства о пытках в полиции в январе 2022 года - и это препятствует честному расследованию произошедшего.

Он отмечает, что доказать факт пыток или превышения полномочий в Казахстане удается крайне редко, и январские события - не исключение, а правило.

«Доступ к видеокамерам является основополагающим, если мы хотим понять, что произошло. Нам не предоставили никакого доступа. Нет никакого сотрудничества между правозащитниками и следователями, которые имеют доступ к [необходимым] документам», - говорит он.

Источник: Kazakhstan’s Bloody January: No justice for torture victims a year on | openDemocracy

Перевод Дианы Канбаковой

Фото из открытых источников