04.07.2024 2487

Связи Китая и Центральной Азии — пример экономического партнерства


Global Times

В рамках 24-го заседания Совета глав государств Шанхайской организации сотрудничества (ШОС) в Астане, Казахстан, журналисты Global Times Ли Сюаньмин и Син Сяоцзин взяли интервью у Алии Мусабековой, главного эксперта отдела азиатских исследований Казахстанского института стратегических исследований при Президенте Казахстана, и Марьям Агараби, координатора исследований Центра исследований Китая и Центральной Азии (CCASC) в Казахстане.

Казахстанские ученые обсудили постоянное всеобъемлющее стратегическое партнерство между Китаем и Казахстаном, которое, по их словам, основано на глубоко укоренившемся общем видении двух стран. Кроме того, ШОС, где Китай и Казахстан являются членами-основателями, достиг значительного и последовательного вклада в формировании глобальной повестки дня в области равенства и сотрудничества, отметили они, добавив, что саммит ШОС в Астане будет укреплять сотрудничество в области «зеленой» экономики, цифровой трансформации, редкоземельных разведки, а также развитие Среднего коридора.

GT: В Астане, Казахстан, проходит 24-е заседание Совета глав государств Шанхайской организации сотрудничества (ШОС). Чего вы ожидаете от встречи и как она будет способствовать региональной безопасности и стабильности?

Агараби: Предстоящий саммит ШОС в Астане является важным событием не только на региональном, но и на глобальном уровне. ШОС является одной из важнейших межправительственных организаций, и ожидается, что предстоящие встречи глав государств и их делегатов будут посвящены многим важным дискуссиям и решениям, которые повлияют на будущее всех форм сотрудничества в регионе Центральной Азии.

Как обычно, на повестке дня будут такие ключевые темы, как безопасность, торговля, инвестиции, транспорт, научные и культурные связи. Но в этом году, я думаю, особое внимание будет уделено развитию Среднего коридора, или Транскаспийского международного транспортного маршрута, который географически может стать кратчайшим маршрутом между Западным Китаем и Европой и важным проходом для евразийской торговли и транзита. Кроме того, учитывая растущее значение редкоземельных материалов, которые имеют решающее значение для будущего промышленности и в изобилии имеются в Центральной Азии, горнодобывающий сектор является еще одной областью, за развитием которой следует следить.

Лично я надеюсь услышать больше об укреплении сотрудничества и согласованных усилиях по двум конкретным направлениям — одно из них касается перехода к «зеленой» экономике и смягчения последствий изменения климата в Центральной Азии, а другое — цифровой трансформации. Это невероятно важные области для экономик Центральной Азии, включая Казахстан, и так совпало, что Китай также может поделиться с ними богатыми знаниями и опытом.

GT: В 2019 году Китай и Казахстан решили развивать постоянное всеобъемлющее стратегическое партнерство. Как вы интерпретируете значение этого термина?

Агараби: На мой взгляд, термин «постоянное всеобъемлющее стратегическое партнерство» обобщает ключевые понятия, которые должны формировать наше представление о будущем отношений между Китаем и Казахстаном. Прежде всего, постоянство отношений подтверждает тот факт, что, будучи соседями, обе стороны относятся друг к другу конструктивно и уважительно. Во-вторых, это партнерство имеет уникальную стратегическую ценность. Представьте себе роль Казахстана как ворот для торговли с Китаем на запад, или как партнерство с Китаем имеет решающее значение для безопасности Казахстана или его доступа к более крупным рынкам и открытым морям. Наконец, понимание этих отношений как «всеобъемлющих» указывает на широкий спектр областей сотрудничества двух стран — от торговли и инвестиций до безопасности и культурного обмена.

Кроме того, в таких областях, как региональная стабильность, развитие экономического сотрудничества и стремление к устойчивому развитию, между Китаем и Казахстаном существует глубоко укоренившееся общее видение.

GT: С вашей точки зрения, каким образом сотрудничество между Китаем и Казахстаном могло бы стать примером для Центральной Азии, а также для всего мира?

Агараби: Регион Центральной Азии обладает значительным экономическим потенциалом, богат природными ресурсами, процветающим населением и многими неиспользованными возможностями. В этом региональном контексте Казахстан обеспечивает необходимую экономическую, нормативную и геополитическую стабильность, необходимую для вхождения в регион. Многие международные корпорации приезжают в Казахстан, чтобы открыть филиалы, производственные линии или представительства, не только для выхода на казахстанский рынок, но и для выхода на региональный уровень. В то же время мы являемся свидетелями все более тесных связей между руководителями стран Центральной Азии.

Все эти факторы облегчают «региональный» подход к планированию для компаний, желающих выйти на рынок Центральной Азии. Именно в этом контексте мы можем понять необходимость в форматах взаимодействия высокого уровня, таких как саммит Китай – Центральная Азия, состоявшийся в прошлом году в Сиане, северо-западной китайской провинции Шэньси. Участники саммита подтверждают свое желание совместно работать над созданием еще более тесного китайско-центрально азиатского сообщества с общим будущим, которое, я думаю, основано на признании необходимости более тесных связей и углубления сотрудничества посредством различных инициатив и механизмов, при этом, что важно, соблюдая международное право и суверенное равенство государств. Такая система мышления и видения служит хорошим примером для регионального сотрудничества в любой точке мира.

GT: 2024 год объявлен Годом туризма между Китаем и Казахстаном. Политика взаимного освобождения от виз, начавшаяся в ноябре 2023 года, способствовала развитию деловых обменов, торговли, инвестиций и туризма между двумя странами. Как вы оцениваете кадровый обмен и культурное взаимодействие между Китаем и Казахстаном?

Агараби: Визовая политика является важной частью двусторонних отношений, которая позволяет гражданам двух стран напрямую взаимодействовать друг с другом. Такого рода обмены являются необходимым шагом в углублении связей между двумя государствами, и в данном случае они, безусловно, приветствуются гражданами обеих стран, о чем свидетельствует растущее число визитов.

Политическая решимость обеих сторон способствует сближению двух стран, и мы видим, что деловые круги поддерживают это направление. Китай является ведущим торговым партнером Казахстана и основным источником инвестиций. Кроме того, сейчас мы наблюдаем растущий интерес к изучению китайского языка, выбору Китая в качестве места получения высшего образования или изучению китайской культуры среди казахстанского молодого поколения. Я думаю, что это естественный этап развития отношений между Казахстаном и Китаем.

GT: В 2013 году Китай предложил идею создания «экономического пояса вдоль Шелкового пути» в Казахстане, которая в сочетании с предложением о Морском Шелковом пути XXI века формирует инициативу «Один пояс, один путь». Какие новые нюансы появились в сотрудничестве между двумя странами на 11-й год развития инициативы?

Агараби: Казахстан является крупнейшей страной Центральной Азии по размерам и крупнейшей экономикой в регионе. Многие ключевые проекты инициативы «Пояса и пути», в частности, инфраструктурные проекты, были запущены в Казахстане и внесли значительный вклад в экономическую интеграцию и развитие региона. Что касается новых разработок во втором десятилетии, я думаю, что мы наблюдаем устойчивый переход от срочных проектов, таких как развитие железнодорожной и автодорожной инфраструктуры, к легкой инфраструктуре и более диверсифицированным областям сотрудничества.

GT: Китай, Кыргызстан и Узбекистан подписали межправительственное соглашение о строительстве железной дороги Китай – Кыргызстан - Узбекистан. Чего вы ожидаете от железной дороги и как она улучшит обмен со странами Центральной Азии?

Агараби: Этот транснациональный железнодорожный проект является важным и весьма ожидаемым событием с разных точек зрения. В широком смысле это способствует подходу к сотрудничеству в регионе, что означает, что это не только помогает диверсифицировать торговлю и транзит, добавляя дополнительный маршрут, соединяющий страны Центральной Азии как в направлениях Восток – Запад, так и Север – Юг, но и демонстрирует приверженность развитию региона в целом в духе экономического сотрудничества.

Важно понимать, что устойчивое развитие следует рассматривать как коллективное начинание, разделяемое соседями, поэтому, например, Казахстан не является непосредственным участником этого проекта, Казахстан, безусловно, приветствует это. Мы должны помнить, что будущее разделено между соседями в том же духе «общей судьбы». В этом смысле я думаю, что запуск проекта является позитивным событием не только для Китая, Кыргызстана и Узбекистана, которые получат прямые и немедленные экономические выгоды, но и для остальных стран Центральной Азии и за ее пределами.

Фото из открытых источников