24.11.2023 2158

Активистам, подвергшимся преследованию со стороны Узбекистана, грозят «пытки» в случае депортации из Казахстана


Активисты были освобождены из-под стражи, но могут быть экстрадированы после отклонения их ходатайств о предоставлении статуса беженца.

Находящиеся в изгнании в Узбекистане активисты могут подвергнуться преследованиям на родине, если их экстрадируют из Казахстана, предупреждают правозащитники.

Пять активистов из Каракалпакстана, автономной республики в составе Узбекистана, были арестованы и задержаны в Казахстане в прошлом году в связи с жестоким подавлением узбекским правительством беспорядков в регионе, причастность к которым они отрицают.

Протесты вспыхнули в Нукусе, столице Каракалпакстана, после того, как автономия республики оказалась под угрозой со стороны центральных узбекских властей. По данным Human Rights Watch, в результате жестокого разгона демонстраций полицией погиб по меньшей мере 21 человек и 240 получили ранения.

Преследуя тех, кого узбекские власти считали ответственными за беспорядки, они также направили запросы на экстрадицию пяти активистов в изгнании, которые затем были задержаны в Казахстане в 2022 году.

За последние два месяца все пятеро активистов были освобождены из СИЗО в Казахстане по истечении установленного законом годичного срока содержания под стражей.

В настоящее время казахстанские власти отказали четверым из них в ходатайстве о предоставлении статуса беженца, что оставляет их без защиты в случае, если Казахстан удовлетворит запрос Узбекистана об экстрадиции.

Опасения заключаются в том, что каракалпакские активисты «могут подвергнуться пыткам и фальсифицированным судебным разбирательствам, если их отправят в Узбекистан», - заявил OpenDemocracy Андрей Гришин, представитель Казахстанского международного бюро по правам человека.

«Мы знаем это из предыдущей практики обращения узбекских властей со своими оппонентами, а также с теми, кто был арестован ранее за протесты в Каракалпакстане», - сказал Гришин.

Взаимодействие с Узбекистаном

Каракалпакстан, исторически являющийся автономией, признан Узбекистаном как «суверенная республика», имеющая свою конституцию, парламент и президента. Он занимает 40% территории Узбекистана, и в нем проживает два миллиона человек (общее население Узбекистана составляет около 33 млн человек).

Во время попытки лишить Каракалпакстан автономии летом прошлого года узбекское правительство отключило его от Интернета. Затем, когда жители Нукуса собрались на массовую акцию протеста в преддверии ключевого голосования по реформам, правительство ввело чрезвычайное положение, жестоко подавив протесты, а впоследствии преследовало участников акции, что привело к обвинениям в политически мотивированном преследовании.

Прокуроры Узбекистана предъявили пятерым активистам обвинения в «разжигании сепаратизма» и «посягательстве на конституционный порядок», а некоторые из них были задержаны в присутствии сотрудников узбекских служб безопасности.

Все они имеют вид на жительство в Казахстане. Это означает, что они могут там жить и работать, пользоваться медицинскими услугами, но это не защищает их от депортации.

Все пятеро активистов утверждают, что во время беспорядков в июле 2022 года они не находились в Узбекистане. Они предполагают, что дела против них могут быть связаны с проведенными ими пресс-конференциями в поддержку движения «Каракалпакстан» в крупнейшем городе Казахстана - Алматы и призывами к каракалпакам, проживающим в Казахстане, обращаться в посольство Узбекистана, чтобы выразить свое несогласие с поправками в Конституцию.

Рекорд преследования

Судебные процессы в Узбекистане уже показали, какому наказанию могут подвергнуться каракалпакские активисты: два активиста были заочно приговорены к длительным срокам заключения.

Так, например, власти Узбекистана ходатайствовали о заключении под стражу лидера каракалпакской диаспоры в Казахстане Ниетбая Указбаева. Указбаев является членом Ассамблеи народа Казахстана - совещательного органа. Он использовал свой казахстанский паспорт в качестве защиты от экстрадиции.

Аманбай Сагидуллаев, лидер незарегистрированной партии «Алга Каракалпакстан» («Вперед, Каракалпакстан»), имеющий норвежское гражданство и находящийся в вынужденной ссылке с 2011 года, также был осужден в мае этого года.

Он рассказал OpenDemocracy: «Меня судили заочно, никто меня не предупреждал. Я никогда не призывал к изменению конституционного строя. Я и сторонники партии «Алга, Каракалпакстан» всегда выступали за соблюдение суверенитета Каракалпакстана.

«Ни я, ни мои родственники не знали, кто был судьей и кто был адвокатом на моем процессе».

Одна из активисток, Юлдашева, также была заочно осуждена Узбекистаном, но впоследствии освобождена казахстанскими пограничниками.

Денис Дживага, координатор проекта УВКБ ООН «Правовая помощь беженцам и лицам без гражданства», рассказал OpenDemocracy, что, несмотря на выход из СИЗО, каракалпакские активисты еще не в безопасности.

По словам Дживаги, состоявшиеся на данный момент слушания по статусу беженцев для этих активистов «не внушают оптимизма».

«Трудно дать какие-то гарантии, потому что власти могут с чистой совестью сказать, что они прошли здесь все процедуры, им отказали в статусе беженцев, и никто не отменил запрос на их экстрадицию».

«Самое безопасное для них - как можно скорее покинуть Казахстан. Оставаться здесь им в любом случае будет небезопасно».

Положение дел в Казахстане с беженцами

Статус беженца в Казахстане предоставляется лишь эпизодически. В 2022 году около 90% ходатайств граждан Афганистана и России были отклонены. Такая позиция позволяет Астане не ставить под угрозу свои дипломатические отношения с соседними авторитарными режимами.

По данным Министерства труда и социальной защиты населения, в настоящее время в Казахстане статус беженца имеют только 327 иностранных граждан. Подавляющее большинство из них - 255 - являются выходцами из Афганистана, 59 - из Украины, 6 - из Китая, 6 - из Сирии и 1 - из Узбекистана. На сегодняшний день еще 514 человек получили свидетельство о предоставлении убежища.

Как правило, Казахстан не высылает беженцев на родину, так как это является нарушением Конвенции о беженцах 1951 года. Они вынуждены либо искать убежище в другой стране, либо жить на периферии: не имея официального статуса, то есть не имея доступа к государственному здравоохранению и легальной работе, они живут в постоянном страхе перед высылкой.

Однако в некоторых случаях Казахстан высылает беженцев обратно в страны, из которых они бежали. В 2009 году в Китай были экстрадированы несколько уйгурских политических и религиозных деятелей из китайского региона Синьцзян. Затем, в 2011 году, Казахстан, в нарушение требования Комитета ООН против пыток, выдал Узбекистану 29 просителей убежища.

Официально каракалпакская диаспора в Казахстане насчитывает 3 тысячи человек. Однако многие из них переехали в Казахстан по программе переселения казахстанцев из других стран.

Акылбек Муратбай, каракалпакский гражданский активист, проживающий в Алматы, рассказал OpenDemocracy о том, как пересекаются понятия гражданства и национальности у каракалпаков, проживающих на территории Казахстана и Узбекистана.

«Когда в прошлом году каракалпакская диаспора в Казахстане начала сбор подписей против поправок в Конституцию, четверть из тех, кто пришел поставить свою подпись, были этническими казахами и гражданами Казахстана, которые когда-то сами переехали из Каракалпакстана», - сказала она.

«Каждый четвертый, кто выразил желание поддержать каракалпаков, был гражданином Казахстана! Среди тех, кто был несправедливо осужден в Узбекистане после протестов в Каракалпакстане, есть этнические казахи».

Автор: Элизабет Брайанд

Источник: Activists targeted by Uzbekistan face ‘torture’ if deported from Kazakhstan | openDemocracy

Перевод Дианы Канбаковой

Фото из открытых источников