12.09.2023 3385

Юрты: традиционные шатры возвращаются в Казахстан


NIKKEI Asia

Переносные жилища процветают в качестве туристических достопримечательностей и аварийного жилья.

Золотистые оттенки осени окутывают воздух, неся с собой легкое дуновение, когда я отправляюсь в путешествие по Казахстану в Талгар, живописный городок, расположенный примерно в 40 км от Алматы, бывшей столицы, недалеко от южной границы с Кыргызстаном.

С чувством предвкушения я высовываюсь из окна автомобиля в надежде увидеть традиционную казахскую юрту, напоминающую те, что иногда фигурировали в очаровательных русских сказках моего детства. К моему разочарованию, на фоне заснеженных Тянь-Шаньских гор их не оказалось.

Однако еще через час пути мы приближаемся к этнопоселению гуннов в районе Талгара, и вдали я различаю белые строения, похожие на иглу. Эти округлые жилища напоминают верхушки грибов - они совершенно не похожи ни на брутальную грандиозность зданий, построенных в годы советской власти в Казахстане (1920–91 гг.), ни на пышные остатки русских царей, правивших здесь в XIX и начале XX века. Напротив, они обладают уникальной привлекательностью, пропитанной простотой и строгостью.

Уже более 2 тыс. лет юрты используются жителями Казахстана, Узбекистана, Монголии и других центральноазиатских скотоводческих общин как практичные, простые и переносные жилища, которые можно перемещать в зависимости от времени года между степями и горами.

Юрты, называемые на казахском языке «киіз үй», а на монгольском – «гэр», собираются из трех основных элементов: деревянного каркаса из ивовых прутьев, скрепленного веревками и обтянутого войлочной тканью. Внутреннее пространство делится на секции в соответствии с традициями кочевников. Например, правая сторона юрты предназначена для мужчин, а левая - для женщин. Верхняя часть куполообразной крыши - шанырак - считается окном в мир и к небесным светилам, и при строительстве юрты устанавливается в тишине.

Такая форма жилья является максимально экологичной. Когда кочевая семья решает переехать, ее вещи упаковываются, веревки развязываются, войлок сворачивается, а земля остается такой, какой она была до возведения жилища. Этот процесс напоминает зачистку места преступления, чтобы не осталось никаких следов.

В советское время процесс коллективизации привел к резкому сокращению числа людей, ведущих кочевой образ жизни. Однако юрты по-прежнему широко используются в качестве временных помещений для кратковременных путешествий, «гламурных кемпингов» и в экотуризме.

«В целом снижение уровня использования юрт в качестве жилья и кочевого образа жизни в Казахстане можно объяснить сочетанием социальных, экономических, культурных и государственных факторов, которые повлияли на развитие и модернизацию страны», - говорит Александра Тосун, соучредитель компании Indy Guide, которая помогает путешественникам исследовать отдаленные места в Центральной Азии и вдоль Шелкового пути.

Юртовые лагеря в Центральной Азии были созданы для того, чтобы удовлетворить запросы иностранных туристов, ищущих уникальное место для ночлега. Они позволяют заглянуть в традиционный казахский образ жизни и получить незабываемые впечатления, являясь при этом экологичным вариантом размещения. Во многих лагерях, в том числе в этнодеревне «Гунны», туристы могут познакомиться с такими древними приемами, как соколиная охота и верховая езда, некоторые из которых передаются из поколения в поколение уже более 4 тыс. лет. Они также могут насладиться завораживающими мелодиями домбры - традиционного двухструнного музыкального инструмента, используемого казахами и другими народами Центральной Азии.

«Останавливаясь в юрточном лагере, туристы и путешественники также вносят непосредственный вклад в местную экономику и поддерживают средства к существованию членов общины», - говорит Тосун. Это способствует расширению прав и возможностей местного населения, сохранению традиционных знаний и ремесел, а также поддержанию устойчивого источника дохода, поскольку такие лагеря часто принадлежат и управляются местными общинами или семьями.

Юртовые лагеря работают с минимальными требованиями к инфраструктуре и спроектированы таким образом, чтобы гармонично вписываться в природу, снижая потребность в таких ресурсах, как вода, энергия и земля. По сравнению с крупномасштабными проектами, юртовые лагеря оставляют минимальный экологический след благодаря временному характеру и использованию экологичных материалов.

Центральноазиатские сообщества исторически придерживаются диеты, которая адаптирована к их кочевому образу жизни, культурным традициям и сезонному наличию ресурсов. Поэтому кухня, предлагаемая в юртовых лагерях, часто отражает традиции кочевников, в том числе использование ферментированных продуктов, которые веками употреблялись в пищу в этом регионе. В качестве примера можно привести кисломолочные продукты, маринованные овощи и ферментированное кобылье молоко, известное в Казахстане как кумыс, которое, как считается, улучшает пищеварение, а также сохраняет молоко.

Однако в юртовых лагерях все чаще учитываются диетические предпочтения гостей, в том числе вегетарианцев и веганов. Меню варьируется от растительных блюд, таких как местные фрукты, овощи и зерновые, до традиционных казахских блюд, которые могут быть адаптированы к требованиям вегетарианцев или веганов. Иногда гости могут отведать борщ без мяса, а в таких блюдах, как шашлык или манты, вместо животной плоти могут использоваться тофу или грибы.

В некоторых лагерях приоритет отдается экологически рациональному ведению хозяйства, но в других есть Wi-Fi, точки для зарядки электронных устройств и современные ванные комнаты. Для минимизации воздействия на окружающую среду электронные устройства иногда питаются от солнечных батарей. Использование технологий помогло юртовым лагерям в Казахстане привлечь более широкую аудиторию, улучшить впечатления гостей и подчеркнуть уникальность их предложений.

«Мы наблюдаем рост числа заказов на проживание в юртах, что свидетельствует о растущем интересе к кочевому гостеприимству», - говорит Тосун. «Они предлагают ощущение уединения, открытого пространства и погружения в природу, что может быть привлекательным для путешественников, ищущих безопасную и социально отстраненную среду». Юртовые лагеря, в которых особое внимание уделяется погружению в культуру, минимальному воздействию на окружающую среду и поддержке местных сообществ, соответствуют меняющимся предпочтениям путешественников в связи с ограничениями Covid-19 и растущим стремлением к отдыху на природе.

Традиционные знания и навыки изготовления казахских юрт также признаны ЮНЕСКО частью нематериального культурного наследия человечества. В настоящее время в Казахстане нет мастерских по изготовлению юрт, но посетители могут наблюдать традиционный процесс изготовления юрт в Чимбае, расположенном в Каракалпакской автономной области соседнего Узбекистана. Софи Ибботсон, председатель Королевского общества по делам Азии (Великобритания) и консультант по туризму, говорит, что Узбекистан является хорошо развитым направлением для туристов, желающих познакомиться с юртовой культурой: девять уже существующих юртовых лагерей, к которым добавились еще три, открытые за последние 18 месяцев.

Хотя традиционный кочевой образ жизни и использование юрт в качестве постоянного жилья в степях сократились, некоторые общины в отдаленных районах Центральной Азии по-прежнему ведут полукочевой образ жизни. Эти общины совершают сезонные перемещения со своим скотом в поисках подходящих пастбищ, сохраняя тесную связь со своим кочевым наследием и одновременно адаптируясь к изменяющимся условиям.

В некоторых местах даже эти общины ищут способы совместить свой традиционный образ жизни с интересами современного мира. Например, на обширных пастбищах Монголии предприимчивые кочевники-скотоводы начали использовать сервис Airbnb для выхода в мир за пределами своих пастбищ, предлагая свои скромные юрты в качестве места отдыха растущему числу бесстрашных туристов.

Еще одно современное применение юрт было продемонстрировано недавно, когда Казахстан и другие страны Центральной Азии отправили сотни таких жилищ в Турцию для использования в качестве аварийного жилья после разрушительного землетрясения 6 февраля. Активисты из Казахстана также отправили юрты в Украину, чтобы помочь этой разрушенной войной стране справиться с разрушениями и перемещениями, вызванными российским вторжением в 2022 году.

По данным исследования, проведенного казахстанскими архитекторами Аидой Иссаханкызы и Алтынай Иманбековой, чей проект Re:yurt возник на основе их интереса к казахской архитектуре, эти современные события знаменуют собой новый подход к юртам в современной культуре степей, но также отражают более широкое применение юрт в прошлом.

«Изучая архивные материалы, мы обнаружили исторические свидетельства того, как в XIX веке юрты использовались в качестве помещений для различных видов деятельности, включая образовательные занятия и мастер-классы», - говорит Исаханкызы. «Лично меня особенно заинтриговала идея создания мобильных рабочих мест, как индивидуальных, так и коллективных, вдохновленных этими историческими примерами».

Автор - Меенакши Дж.

Источник: Yurt alert: Traditional tents make a comeback in Kazakhstan - Nikkei Asia

Перевод Дианы Канбаковой

Фото из открытых источников