Алматы

05.03.2021

Об этом знает вся Европа: санкционированный Казахстан


Мирас Нурмуханбетов


К чему может привести реализация «угроз» еврорезолюции?

На следующей неделе исполняется месяц, как Европарламент большинством голосов принял резолюцию по нарушению прав человека в Казахстане. Первая волна реакции на это со стороны властей и общества прошла и настало время более трезво и предметно поднять тему возможных санкций, проведя небольшой ликбез по заданной теме.

 

Февральская резолюция

Общество в целом положительно и даже оптимистично восприняло появление 11 февраля (в Казахстане она была обнародована на следующий день) резолюции Европарламента. Однако встречаются совершенно другие ее оценки, в том числе с констатацией того, что у ЕС нет никаких рычагов давления, кроме дипломатических нот, а различные лоббисты «спустят на тормозах» любые принимаемые документы – мол, такое уже было не раз.

Позвольте не согласиться с этой точкой зрения. Да, действительно, «февральская буржуазная резолюция» была не первым подобным документом, о чем, в принципе, упоминается в первой ее части. И никто не собирается спорить, что ранее не было «рычагов давления», кроме упования на то, что Казахстан подписал ряд международных пактов, обязуясь быть приверженным принципам демократии. Но сейчас времена изменились и в первую очередь – в правовом плане. Дело в том, что в декабре прошлого года, в канун Международного дня защиты прав человека, Евросоюз принял так называемый Глобальный режим санкций, кроме всего прочего, предусматривающий применений персональных (адресных) санкций в отношении тех, кто нарушает права граждан иностранных государств, пусть даже не являющихся членами ЕС.

Спектр прав, о которых идет речь, довольно обширный. Это применение пыток и нарушение прав сексменьшинств, воспрепятствование проведению мирных акций протеста и борьба с инакомыслием, дискриминация по половому и национальному признакам и так далее. В общем, немалая часть из этого перечня легко может быть спроецирована на нашу страну, что также было отражено в резолюции. К слову, она была разделена на три части, в первой из которых приводились обоснования принятия документа, во второй – факты нарушения прав человека, а в третьей – настоятельные рекомендации, адресованные правительству Казахстана. Впрочем, кое-какие пункты адресовались и большим чиновникам и соответствующим органам Евросоюза, ответственными за принятие решений и контролю за соблюдением прав человека. Среди прочего было и напоминание о том самом Глобальном режиме санкций – и это, как многие посчитали, является чуть ли не основным акцентом во всей резолюции.

 

Достанется всем

Что касается лоббистов, которые якобы отмывают имидж Казахстана и отдельных его представителей в европейских и международных организациях, приводят их в лучшем свете перед инвесторами, то здесь тоже не все так просто. Не секрет, что на таких лоббистов, договаривающихся с западными политиками на имиджевые статьи в иностранной прессе и на проведение конференций и встреч под эгидой Астаны, тратились (и еще тратятся) огромные деньги из нашего с вами бюджетного кармана. Но сейчас дело обстоит по-другому.

В последние годы практически во всех западных странах стали усиливать антикоррупционное законодательство (в принципе, Глобальный режим санкций является неким логическим завершением этого процесса), в чем особое внимание уделяется противодействию отмывания денег, выведенных из третьих стран. Немаловажный акцент теперь сделан на тех самых лоббистов, юридических представителей, риэлторов и даже адвокатов, которые помогали или помогают в отмывании денег. Проще говоря, к уголовной ответственности теперь могут быть привлечены те, кто помогал купить недвижимость, заранее зная, что за это предлагаются нечистые деньги, те, кто занимается лоббированием интересов клептократов, адвокаты, защищающие их.

В общем, тяжелые времена настали для тех, кто привык зарабатывать на тех, кто выводит миллиарды из «недемократических» стран, но в более затруднительном положении оказались эти самые «выводильщики». Нетрудно догадаться, что многие из них в своих странах занимаются не совсем законными или совсем незаконными вещами – с точки зрения как национального законодательства, так и международного права. В том числе это касается нарушения прав человека. При этом необязательно быть акимом, запрещая мирные митинги, возглавлять правоохранительные органы, занимающиеся карательными операциями или принимать законы, противоречащие здравому смыслу и тому же международному праву – дело может касаться и обыкновенных коррупционеров в особо крупных размерах. Речь идет о тех самых клептократах, ярких представителей клептократии – это когда повсеместная коррупция и вывод ее плодов за пределы страны наносят вред ее экономике, вследствие чего граждане недополучают качественное образование, профессиональную медицину, достойную зарплату. Все это тоже нарушение прав человека, о чем черным по белому прописано и в памятной еврорезолюции, и в законодательстве стран Европы (Великобритании, США и Канады, кстати, тоже).

 

И что дальше?

Следует особо подчеркнуть, что предстоящие санкции являются не страновыми, а адресными. Пусть в резолюции и других документах упоминается Казахстан, но от их применения не пострадают граждане нашей страны, разве что если связаны прямо с фигурантами санкционного списка. Все достаточно просто – специальный комитет (по финансам) тщательно обрабатывает каждого кандидата и принимает меры, по которым будут замораживаться банковские счета «лауреатов», будет арестована их недвижимость (замки, фешенебельные квартиры и прочее) и движимость (яхты, например), а сами они окажутся невъездными в Европу. Кроме этого, под санкции попадают юридические лица и компании, которые так или иначе аффилированы с «право-нарушителями».

Это очень действенная мера, учитывая, что потенциальные фигуранты санкционного списка предпочитают значительную часть времени проводить за пределами Казахстана, где обитают их семьи и младшие жены, учатся дети и «крутятся деньги». В принципе, их потом могут впустить в ЕС и разморозить часть средств – если их вызовут в суд, а деньги понадобятся на оплату услуг адвокатов, что не вселяет в них оптимизм.

То есть никакого прямого экономического ущерба для простых казахстанцев от этого не будет, разве что эти лица со зла не начнут еще больше «шалить» внутри Казахстана. Напротив, внедрение санкций, являясь «наказанием рублем» (самое действенное наказание для большинства клептократов), может остудить этих фигурантов, а также возвратить часть средств на родину в добровольном или принудительном порядке.

Но это в идеале. На практике все может оказаться куда более прозаичнее. Судя по реакции МИДа на резолюцию, а также выступление президента страны на заседании Нацсовета, руководство Казахстана либо не восприняло всерьез «настоятельные рекомендации» европарламентариев, либо не намерено что-либо менять в стране в плане демократии. Хотя возможны некоторые декоративные реформы, которые вряд ли приведут к чему-то конкретному или существенно изменят картину. По крайней мере в ближайшей перспективе.

Складывается устойчивое впечатление, что санкции заработают гораздо быстрее. По нашей информации, основа санкционного списка уже сформирована: сейчас идут некоторые корректировки, уточнения и дополнения фактажем. Заграница нам, конечно, поможет в этом плане, но важна также пресловутая гражданская инициатива. Можно, конечно, сделать вид, что ничего не происходит и ждать, когда кто-то другой сделает все дела. Но как показывает практика, ни к какому положительному результату это не приведет. Особенно это касается потенциальных фигурантов, за действиями которых нынче нужно следить более внимательно. Они уже занимаются перепрятыванием капиталов, стараются избавиться от слишком вызывающих активов или переписывают их на третьи лица. Но европейские и американские законы их уже опередили, а современные технологии легко могут найти и показать, у кого где и что лежит.


Мирас Нурмуханбетов