Алматы

03.03.2021

Почему нам еще далеко до прямых выборов акимов


Мирас Нурмуханбетов


Как известно, выступая на очередном заседании Нацсовета председательствующий, кроме всего прочего, затронул тему выборности акимов. Касым-Жомарт Токаев отсрочил это дело до 2024 года, причем речь шла только о главах районов. Почему президент опять заговорил об этом? Зачем это нужно сейчас Акорде? Что из всего этого может выйти и выйдет ли вообще? Попробуем коротко и ясно ответить на эти вопросы.

Наверное, не стоит напоминать читателю всю историю темы под названием «Выберем себе акима» и мучать его ссылками на законы – на самом деле это скучная и постоянно повторяющаяся вещь. Однако отметим несколько основных фактов, которые помогут нам разобраться с темой. Так, про возможность выбирать глав регионов и населенных пунктов самими гражданами говорили еще на заре независимости, но каждый раз эта идея откладывалась на неопределенный срок. После принятия новой Конституции и дальнейшего укрепления вертикали власти (президентской) разговоры такие опять стали будоражить умы казахстанцев и в конце 90-х даже был проведен эксперимент по выборам сельских акимов.

Потом тема выборности постепенно сошла на нет, а из уст отечественной оппозиции она звучала не очень убедительно и была лишь просто пунктом в предвыборных программах, причем, далеко не первостепенным. При этом власть с самых высоких трибун продолжала говорить о развитии местного самоуправления, на это выделялись миллиарды тенге, разрабатывались законы, проводились «круглые столы». Но самого главного – инициативы снизу, так и не было замечено. Похоже, казахстанцы даже не понимали, о чем идет речь и чем это хорошо для них. Кое-что в этом плане сдвинулось, когда еще при прошлом президенте стали проводить выборы сельских акимчиков, но не прямым образом, а через местные маслихаты и с массой труднопреодолимых барьеров. Это, конечно, было представлено в виде огромного шага навстречу демократии, но тот факт, что, если идти навстречу, это означает, что мы двигаемся с ней (демократией) в разные стороны, никого, похоже, не волновал.

И вот президент Токаев уже несколько раз заговорил о прямых выборах акимов. Сначала он это сделал в рамках своего послания народонаселению, когда, оттолкнувшись от «общественного мнения» о необходимости введения прямых выборов сельских начальников, заявил, что их можно провести уже в следующем (то есть в наступившем) году. При этом Касым-Жомарт Кемелевич небезосновательно заметил: «Зачастую в регионах деньги тратят не на нужды населения. У граждан вызывают недовольство траты на имидж и ежегодный ремонт одних и тех же дорог. Это уместная критика. Поэтому нужно проводить общественную экспертизу по распределению средств на инфраструктуру».

С ним нельзя не согласиться, особенно по части бесконтрольного расходования средств на местах, а что касается выборов акимов более высокого ранга, то позже он выразил эту мысль в своей статье в газете «Егемен Қазақстан», где отметил: «Если новая система окажется эффективной, мы выберем акимов на более высоком уровне». Примерно то же самое он повторил в день голосования, заодно анонсировав предстоящее заседание Нацсовета. Правда, оно состоялось только через полтора месяца после выборов, но на это уже никто внимание не обратил. Тогда Токаев, отметив, что «каждый должен чувствовать ответственность за будущее себя и своих семей», заявил, что выборы райакимов намечены на 2024 год. Исходя из этого, возникает два главных вопроса – с чего это инициатор «слышащего государства» озаботился акимами и почему именно в 24-го?

Дело в том, что нынешняя администрация Акорды одним из главных направлений выбрала усиление контроля над местной властью. Конечно, это проводится не по исключительной инициативе второго президента, а в рамках транзита власти, но не заметить этого было трудно. Безусловно, эта тема заслуживает отдельного внимания, но заметим, что «новая власть» в рамках пресловутого перераспределения полномочий решила несколько утихомирить коррупционные аппетиты глав регионов, и снятие двух облакимов по соответствующим статьям Уголовного кодекса является тому подтверждением.

Другим фактором является перенос парламентской системы на местный уровень и именно поэтому сейчас много внимания уделяется развитию роли маслихатов – даже сам Касым-Жомарт Кемелевич не раз об этом говорил. Проще говоря, ослабление вертикали власти не должно сказаться на целостности страны, а «личную преданность» большинства акимов первому президенту нужно как-то нивелировать на второго (а затем и третьего, что более важно).

Но это все о больших акимах, «агашках», которые являются некими князьками или султанами на вверенных им территориях. Про их выборы Акорда даже не заикается, в том числе и потому, что это входит в явные противоречия со сложившейся Системой. Однако, как говорится, ничто не вечно под Луной. Поэтому было решено начинать снизу. Впрочем, видимых причин откладывать прямое избрание райакимов нет, но было решено перестраховаться, при этом не упустив инициативу, что в нашем случае весьма важно.

Ведь народ, то есть, электорат Казахстана может войти во вкус и (или) вдруг проявить гражданскую активность, как это было на прошлых президентских и отчасти недавних парламентских выборах. Поэтому будут предприняты кардинальные меры, чтобы в кандидаты не прошли случайные люди. Так же для апробирования взяли сельские округа из расчета на то, что там население менее «продвинуто», а удаленность от больших городов дает больше возможностей для привычных фальсификаций. Ведь, надеемся, никто не подумал, что выборы «председателей сельсоветов» будут честными и открытыми.

Есть тут и другой ракурс. Обещать можно все, что угодно, а 2024 год, учитывая складывающуюся политическую обстановку, видится смутно, да и срок полномочий нынешнего президента к тому времени закончится. Другими словами, либо ишак умрет, либо президент сменится. Зато сегодня инициатива Акорды может выглядеть стремлением самореформироваться, чем можно поднять свой имидж в глазах международного сообщества, собственных граждан, да и самих себя в придачу.

На нынешнем этапе, как говорилось выше, для Астаны сейчас наиболее важно не упустить инициативу. Пока все идет по плану. После заявлений президента страны о прямой выборности акимов сельских округов особого энтузиазма в обществе не видно – для обсуждения и осуждения хватает и других тем. На селе же такая возможность вызвала двоякие чувства – у людей появилась искорка надежды, которая тут же погасла под холодным дождем тотального недоверия к власти. Но не будем развивать эту тему – и так все ясно.

А теперь последний вопрос: выйдет ли из этого что-то путное? Вполне возможно, если общество так и не проявит к этому процессу интерес. Ведь особо никто не заметил, как избирали акимов сел и поселков пять лет назад, кроме самих их жителей. Но есть опасение (для верховной власти и властей на местах), что электоральная компания может вылиться в недовольство народонаселения и стать поводом для митингов и забастовок. Впрочем, у сельского населения и без этого проблем хватает, поэтому с большой долей вероятности можно говорить, что нынешние акимчики будут просто переизбраны или же их места займут те, кого предложат акимы рангом повыше.


Мирас Нурмуханбетов