Костанай

17.02.2021

На кредитной игле


Ксения Кожабаева


Если бы Данте жил в наше время, то к девяти кругам ада, скорее всего, добавил бы еще один – кредит.

Доходы падают, долги растут, а кредиты становятся популярнее. За 2020 год казахстанцы набрали рекордное количество кредитов: потребительских на 7 трлн тенге, ипотечных – на 818, 3 млрд тенге. Росту потребительского кредитования не мешали даже высокие процентные ставки.

По данным Национального банка, просрочка по займам на 1 декабря 2020 года в целом по рынку составила 1,03 трлн тенге. В лидерах алматинцы и астанчане. Оно и понятно. Бесконечно экономить невозможно, и люди набирают потребительские кредиты.

«Самые малоимущие слои населения кредитуются активнее остальных. Граждане продолжают занимать и практически ничего не откладывают, – рассказывает бывший сотрудник одного из казахстанских банков Динара Досова.

Банки привлекают клиентов различными акциями и льготными условиями. К примеру, выдают кредиты по низким процентам, предоставляют беспроцентные кредиты. И люди на это клюют.

Средняя заработная плата по стране составляет 150 тыс. тенге. При этом такой доход получают далеко не все. Расходы только на продукты питания в большинстве казахстанских семей составляют больше половины бюджета. А занимать у банка на бытовую технику или одежду стало нормой не только в Казахстане, но и во всем мире. Проблема в том, что кредиты скрывают истинное финансовое положение людей. По сути, чем меньше простых людей берут кредиты на элементарные вещи, тем меньше государство видит уровень бедности.

На сегодняшний день в Казахстане только 21% экономически активных граждан не имеют кредитов.

В 2019 году Касым-Жомарт Токаев поручил списать долги по беззалоговым потребительским кредитам социально уязвимым слоям населения. А остальным казахстанцам простить пеню и штрафы по кредиторской задолженности. Акция была единоразовая.

Долги списали, а в законодательство внесли поправки, ужесточающие условия по выдаче займов.

«Получается, каждый восьмой гражданин в стране живет на грани нищеты. Это страшные и недопустимые цифры для нефтедобывающего государства. Кредитная амнистия не решает истинных причин обнищания граждан и попадания их в долговую яму, без устранения которых вопрос об амнистии будет всплывать снова и снова, каждый год», – заявил мажилисмен Азат Перуашев.

По мнению финансистов, с одной стороны логично, что ужесточили требования для тех, у кого доход ниже прожиточного минимума. С другой стороны, люди могут уйти в онлайн-кредитование, а там ставки гораздо больше – от 30% до 56%. Рост микрокредитования в стране говорит о слабом финансовом образовании, об отсутствии культуры риск-менеджмента граждан, неумении вести и контролировать свои расходы.

В стране наблюдается рост на 350 процентов онлайн-кредитования, которое не регулируется Нацбанком. Размер вознаграждения по таким займам завышен запредельно – до 730 процентов годовых, что объясняется высокими рисками невозврата, скоростью и простейшими условиями оформления.

Каких-либо серьезных мер по борьбе с нищетой власти не предпринимают. Согласно официальным данным, в нашей стране более 130 тысяч семей проживают за чертой бедности.  Бедность наступает тогда, когда доходов человека не хватает на удовлетворение его минимальных потребностей. Хуже всего, что такая категория граждан только усугубляет свое положение. Люди с низкими доходами верят рекламе о легких и выгодных займах.

Согласно опросу, каждый десятый должник не видит ничего плохого в том, чтобы вовсе не возвращать деньги.

Валерия приобрела в кредит 11 iPhone. В течение года гасила платежи своевременно, но когда осталось отдать около 75 тысяч тенге, перестала платить. Сейчас отдать долг ее уговаривает уже третья коллекторская организация.

Есть мнение, что кредитование неплатежеспособных граждан может быть выгодно банкам. Клиент, вышедший на просрочку, приносит банкам больше денег. В конце концов, когда достигается максимальный уровень просроченной задолженности, банк продает проблемный кредит коллекторскому агентству и избавляется от лишней головной боли, оставшись с неплохими доходами.

Но если применить шоковую терапию и резко остановить розничное кредитование, то экономика страны может получить серьезный удар. Резкое сокращение денежной массы среди населения остановит объем продаж в потребительском секторе, а цепочкой пойдут и другие секторы. То есть удар придется не только по финансовой системе страны, но в целом по всей экономике.

Поэтому государству важно не упускать из виду рост доходов населения, сдерживать цены на товары и услуги, а также качественно улучшить социальную защиту малоимущих слоев населения.


Ксения Кожабаева