Алматы

13.01.2021

Шалтай-Болтай: лафет и ядро

«Шалтай-Болтай»…И все же – что это? На первый взгляд – времяпрепровождение в движении без цели и дела. Да, можно и шататься, и болтаться, и болтать при этом: что-то очень свое – безответное и безответственное, только себе понятное. Словом, шалтай-болтай…хотя…пора бы определиться с понятиями, а они многозначны. Вглядимся.


Ельдес Сейткемел


Шалтай-Болтай сидел на стене.

Шалтай-Болтай свалился во сне.

Вся королевская конница, вся королевская рать

Не может Шалтая, не может Болтая

Шалтая-Болтая, Болтая-Шалтая,

Шалтая-Болтая собрать.

Льюис Кэролл «Алиса в Зазеркалье»

В английском языке, «шалтай-болтай» (humpty dumpty) имеет два значения: «толстячок-коротышка» и «вещь, упавшая или разбитая и невосстанавливаемая». Вы спросите: ну и что… да и пусть себе, но не спешите отмахиваться от новой многозначности реалий сегодняшнего дня. Это когда в Штатах не хватает штата силовиков, в форме и в штатском, чтобы действовать штатно при защите Капитолия, даже с применением штатного оружия. А вы говорите…

Шалтай-болтай…да, вернемся к нему и продолжим поиски новых значений. Стишок, приведенный в эпиграфе, известен давно, но обрел новое звучание в свете недавних событий в США. Обратимся к истории возникновения «мема», как это теперь называют, а она тоже многослойна. И кто там первым сверзился со стены, да так, что не собрать? Говорят, что Ричард III упал с крепостной стены во время осады в 1485 году. Но есть еще один исторический факт, с более глубоким смыслом.

Во время гражданской войны в Англии (1642-1649) сторонники Кромвеля – «парламентаристы» осадили г.Колчестер, которые защищали «роялисты». И большие надежды они возлагали на огромное орудие, называвшееся впросте - «Humpty-Dumpty», сиречь – «Шалтай-болтай». Но их врагам удалось метким выстрелом повредить стену ниже орудия, и оно рухнуло на землю. И как ни старались «и вся королевская конница, и вся королевская рать», но так и не удалось «Шалтая-болтая» поднять. Да, как сейчас говорится, «был впустую растрачен человеческий ресурс» и в итоге – поражение. Но продолжим поиск аналогий – благо они на поверхности сегодняшней политической жизни Америки…

«Вся королевская рать» знаменитый роман Р.П. Уоррена, ставший почти что хрестоматийным пособием для изучения американской выборной системы, в ее проекционном наложении на судьбы людей и на метаморфозы духовности отдельного человека на пути обретения власти. И как трансформируется сознание политика, начавшего предвыборную гонку с мечтой о всеобщем благе, в предельно циничную психологическую установку на принятие неизбежности живородящей грязи. «Человек зачат в грехе и рожден в мерзости, и путь его от пеленки зловонной до смердящего савана», – это говорит Вилли Старк, главный герой романа, уже занявший кресло губернатора штата и нацелившийся на переезд в Белый дом. И это он и о своих избирателях…от руки одного из них он и падет. Как Шалтай-болтай, который уже взобрался на стену и далее по тексту стишка.

Но вернемся в день сегодняшний, и вот перед нами… «вся президентская рать», которая не смогла удержать своего Шалтая-болтая, и он свалился во сне…собственных грез о величии Америки. Трамп уже с первых дней президентского срока воспринимался неким случайным шалтаем-болтаем, волей политической фортуны вознесенный на трон повелителя мира. И у себя в стране, и за рубежами ее, Трамп преподносил себя «Козырем» (Trump), которому не требуется оборотная «карточная рубашка», он со всех сторон являл миру свою «непобиваемость». А значит все, кто окажется рядом с ним, заведомо участвуют в выигрышном раскладе. Но при этом никто, включая самого Трампа, не замечал, как он превращается в сказочного Шалтая-Болтая, собеседника Алисы, сидящего на стене… Как тут не вспомнить «стену Трампа» на границе с Мексикой?

Все изменилось, когда подошло время выборов. И выбора. Главной цели. И у демократов-«парламентаристов», как и при осаде Колчестера, она была – уронить Шалтая-Болтая путем создания хаоса, который уронит авторитет Трампа, президента, не справляющегося с вызовами пандемии на фоне ширящихся беспорядков. В ход пошли т.н. «недовольства народных масс», которые при ближайшем рассмотрении были спровоцированными выступлениями маргиналов, ушибленных проявлениями «демократии улиц в огне». Причем маргиналов, вне зависимости от расы, социального статуса и сексуальной ориентации.

Трамп воззвал к своим сторонникам, республиканцам-«роялистам»: консервативно настроенным «васпам» (читай, «белым англо-саксонским протестантам»). И те вышли, дабы поднять рухнувшего у них на глазах «Humpty-Dumpty». Но время играло не на их стороне – пересчета голосов не удалось провести… дэдлайн, однако, в Капитолии уже собрались обе палаты, чтобы объявить: ваш «козырь» бит. И теперь утритесь вашими документальными доказательствами о подтасовке результатов выборов и продолжайте хулиганить на Капитолийском холме – «царь горы» сменился, и он еще покажет…

Что именно? Скорее всего, это беспощадное время покажет открытие «сезона катания на лафетах», но в отличие от похорон партийных лидеров бывшего СССР, в нынешнем USA именно Трамп возглавит гонку политических останков, отъезжающих в историческое небытие. И на его лафете должно лежать так и не выпущенное ядро, «ядро электората», возлагавшего надежды на своего «Humpty-Dumpty», да так и не услышавшего грохота выстрела. Вместо этого звучал угасающий «щебет твитов», непонятно где шатающегося, невнятно что-то болтающего…и все же, такого трагичного в своем одиночестве от череды предательств, постаревшего симпатяги Шалтая-Болтая

Давайте рискнем назвать Вилли Старка литературным предсказанием явления Дональда Трампа. Ведь по сути оба они следовали поведенческой установке, декларативно обозначенной в романе так: «Ты должен сделать добро из зла, потому что его больше не из чего сделать».

Трамп попытался сделать что-то из зла…и зола оказалась никчемным продуктом сгорания мечты «сделать Америку великой вновь»…

 


Ельдес Сейткемел