Нур-Султан

23.12.2020

Казахские антисоветчики

Недавно Казахстан отметил главный государственный праздник – День независимости, а в 2021 году республика отметит свое 30-летие.


Елтай Давленов


Недавно Казахстан отметил главный государственный праздник - День независимости, а в 2021 году республика отметит свое 30-летие.

Бытует мнение, что независимость досталась нам чуть ли не даром, поскольку-де Казахская ССР последней вышла из состава Советского Союза. Однако исследования, проведенные известным историком Жанной Кыдыралиной в архивах КГБ, свидетельствуют об обратном: мечта о независимости не покидала казахов никогда.

«Следует отметить, что протесты носили сугубо ненасильственный характер. Наиболее распространенными способами выражения недовольства были встречи единомышленников, петиции и другие письменные обращения к власти, распространение листовок. Ну, а поводом для недовольства коренного населения стала политика тотальной русификации Казахстана», - говорит доктор исторических наук Жанна Кыдыралина.

…В декабре 1941 года в Западно-Казахстанской области была разоблачена деятельность «Союза защитников казахского народа» (СЗКН). Молодежная организация была создана годом ранее. Под стражу были взяты 14 человек во главе с руководителем союза Губайдуллой Анесовым.

«Союз защитников казахского народа» имел подпольную типографию, в которой были отпечатаны членские билеты. Своей целью союз ставил создание независимого Казахского государства, возрождение национального языка и культуры.

«Народное сопротивление в условиях командно-административной системы могло носить лишь неорганизованный характер, в нем участвовали отдельные лица и группы, - говорит Жанна Кыдыралина. - Однако сами факты появления оппозиционных настроений и организаций показательны как симптомы общего кризиса, который советская система начала обнаруживать в ту пору».

Февраль 1966 года. ЧП в Алма-Атинском мединституте: многочисленная группа студентов-казахов, обучающихся на I курсе, перестала посещать занятия, о чем было доложено в Главное Управление КГБ при Совмине СССР. Студенты требовали от ректората и Минздрава, чтобы преподавание истории, химии и физики велось на родном языке. Протестующие слабо владели русским языком, что негативно сказывалось на успеваемости. Студенты едва успевали записывать лекции, как следует готовиться к практическим и семинарским занятиям. В ходе разбирательства выяснилось, что молодые люди поступали в казахскую группу, которая была расформирована ректоратом без ведома студентов.

Любопытно, что «демарш» будущих медиков совпал по времени с пребыванием в Алма-Ате участников Московского творческого объединения студентов из Казахстана «Жас тулпар». В эти дни жастулпаровцы проводили встречи с вузовской молодежью в КазГУ, на которых присутствовали и студенты мединститута. Вечером следующего дня (10 февраля) 50 студентов-первокурсников казахской национальности приняли решение не посещать занятия в институте и настоять на сохранении казахской группы. Аудитории мединститута редели день ото дня. Органы КГБ своевременно информировали о происходящем ЦК Компартии КазССР, который совместно с ректоратом и партийно-комсомольскими организациями института провел разъяснительную работу. Через несколько дней все студенты приступили к занятиям.

В справке республиканского КГБ, направленной в Центр 28 марта 1966 года, речь вновь заходит о студенческом объединении «Жас тулпар» и его активистах: аспиранте восточного факультета МГУ Мурате Ауэзове, студенте МГИМО Болатхане Тайжанове, студенте Рижского авиаинститута Шамиле Ибраеве и других. Будучи на каникулах в Алма-Ате, они провели три встречи с представителями казахской молодежи, в которых также принимали участие писатели, журналисты, художники и студенты, прибывшие из Чимкента, Караганды, Семипалатинска. Количество участников встреч колебалось от 10-20 до 100-200 человек.

В архивах КГБ сохранилось выступление Мурата Ауэзова: «…Все традиции и обычаи наших отцов и дедов забыты. Нет ни одежды у нас национальной, ни моды, ни национальных костюмов. Жизнь современной казахской молодежи не интересна. Многие как в аулах, так и в городах много времени проводят в пьянках, драках, занимаясь «нантабаризмом» (от слова «нан табар», т.е. «зарабатывать на кусок хлеба». - Ред). Мало кто из них мечтает о чем-нибудь. Задача «Жас тулпар» - пробудить в сердцах молодежи любовь к национальной культуре, заразить мечтой, увлечь. Наша задача - пропагандировать казахскую литературу, искусство и музыку как среди казахского населения в аулах, так и среди русского в городах».

Студент Болатхан Тайжанов в своем выступлении отмечал, что казахам нужна своя национальная идеология. Студент Ибраев, обучавшийся в Риге, с горечью говорил об удручающем состоянии родного языка, закрытии казахских школ.

На встрече участников «Жас тулпар» также выступил активный участник Туркестанского легиона Хамза Абдуллин, речь которого сводилась, по архивным данным, к тому, что «якобы казахская интеллигенция сейчас размельчала, у современных казахов нет национальной чести, казахи перестали верить друг другу, друг на друга смотрят с подозрением».

В докладных записках КГБ отмечается, что «в марте группа казахских аспирантов, обучающихся в Москве (…) обсуждала вопросы демографического положения казахского народа и о том, что положения Конституции о государственности в настоящее время не применяются на практике. Заострялось внимание на том, что полезные ископаемые Казахстана, в основном, вывозятся в Россию, а промышленные предприятия не строятся, нет национальных кадров и их не готовят».

Попытки создания земляческих объединений казахских студентов по примеру «Жас тулпар» были отмечены в Караганде и Горьком (Нижний Новгород). В справках спецоргана сообщается, что «смутьяны» «осознали ошибочность своих действий, заверяя, что подобных проявлений в дальнейшем не допустят». Создать организацию им, естественно, не удалось.

Об ущемлении прав казахов заявляли не только студенты, но и… школьники. Один из них - комсомолец Арман Каниев, создавший в 1969 году организацию «Жас улан». В справке КГБ отмечается, что учитель пения одной из школ Павлодара Р.Нурбасаров, «будучи националистически настроен, группировал вокруг себя знакомых учеников, внушал им мысль об упадке национальной культуры казахов, заявлял, что казахская молодежь должна учиться на родном языке, сохранять обычаи, не засорять родной язык русскими словами».

Под влиянием Нурбасарова ученик 9 класса школы-интерната Арман Каниев, член ВЛКСМ, создал нелегальную молодежную организацию, вовлек в нее 29 учащихся из Павлодара и Ермака. Позже они организовали «комитет» организации в составе пяти человек, провели четыре общих собрания и пять заседаний «комитета».

«Организация имела свой устав, анкеты для вступающих, собирала членские взносы, давала клятвы верности, велись протоколы, был свой пароль, - рассказывает Жанна Кыдыралина. - Отдельные участники этой группы учащихся высказывали суждения националистического характера, сочиняли стихи, составили листовку с призывом к казахам «поднять знамя предков», отпечатали ее на пишущей машинке в количестве десяти штук и распространили в Павлодаре».

Одним из источников, отражающих общественно-политические настроения молодежи тех лет, являются анонимные документы. В 1970 году Г.Бейбутова, студентка Целиноградского мединститута, автор анонимного документа «Ойлан, қазақ»» («Задумайся, казах!»), призвала создать организацию для отстаивания национальных интересов. Она писала: «…Сейчас идет полная русификация всех наций… Нам нужно бороться за чистоту нации, отстаивать свои права по Конституции. Бороться за язык, за культуру казахов».

Автором другого анонимного документа, отправленного в ЦК КПСС от имени так называемой «Организации казахской молодежи «Ұшқын» («Искра») под названием «Требование» оказался Жанабай Кемельханов, уроженец Гурьевской области, студент юридического факультета КазГУ. В анонимке цитировалось его утверждение: «…нет никакой Казахской республики. В учреждениях делопроизводство ведется не по-казахски, а по-русски. Учеба в высших учебных заведениях - на русском языке. Переименовываются по-русски названия казахских земель». Далее, ссылаясь на Конституцию, Кемельханов требует выхода Казахстана из состава СССР.

В 1969 году на вечере-встрече с американскими и канадскими студентами в КазГУ кем-то из зала иностранцам была подана записка: «Мы считаем Казахстан колонией, а что вы думаете по этому поводу?»

«Приведенные факты свидетельствуют, что и в период советского правления сохранялась вековая мечта казахского народа о независимости, - отмечает Ж. Кыдыралина. - Велась в той или иной, явной или скрытой, форме борьба за сохранение национального самосознания и восстановление национального достоинства».


Елтай Давленов