Нур-Султан – Москва – Нур-Султан

18.12.2020

Роза Абенова: «На мировую арт-сцену наши художники продвигают себя сами – без господдержки» (ОКОНЧАНИЕ)

Беседа с известным куратором, галеристом, экс-руководителем Центра современного искусства Национального музея Казахстана получилась долгой – уж очень много проблем накопилось у наших художников, главная из которых – отсутствие внимания, по сути, игнорирование по стороны государства.


Елтай Давленов


Работы отечественных мастеров экспонируются на крупнейших площадках исключительно за счет частных инициатив, а то голого энтузиазма самих художников, их друзей и соратников. Иначе как позором не назвать отказ Минкультуры финансировать открытие национального павильона на биеннале в Венеции в прошлом году, хотя участие Казахстана было анонсировано.

Сейчас Роза Абенова живет и работает в столице России.

- Есть ли в Казахстане меценаты, поддерживающие современное искусство?

- Центр провел более 100 выставок, включая различные тематические мероприятия. Сам процесс организации выставок был не сложен, так до 2018 года на организацию выставок средств вообще не выделялось, и мы работали по принципу бартера: музей отбирал художников, бесплатно предоставлял им выставочное пространство, обеспечивал пиар, а художники сами транспортировали свои работы и по окончании выставки дарили в фонд музея 1-2 работы и все были счастливы. И нередко мы выбирали из того, что нам предлагали иностранные посольства, кураторы, фонды. Но самой заветной мечтой было найти спонсора для крутой выставки крутого художника. И, как показала практика, найти такого спонсора было делом провальным, как и в случае с выставкой «Сергей Маслов. Звездный кочевник». Бюджет выставки предполагал около 2 миллионов тенге. Организация выставки шла полным ходом, и уже были все договоренности с музеями, галереями и коллекционерами о предоставлении работ на выставку. И специально для выставки под честное слово снимался документальный фильм о Сергее Маслове с участием художников, кураторов, тесно друживших с ним. И уже красились стены в цвета согласно концепции выставки, обогечивались живописные и графические работы, шла реконструкция известной инсталляции Маслова «Юрта-ракета», как в последний момент спонсор «слился», кстати, вполне себе богатый человек - золотопромышленник. И тогда я неожиданно для себя оказалась спонсором выставки, мои родственники до сих пор об этом ничего не знают, а деньги предназначались для покупки жилья в Астане. И так выставка «Сергей Маслов. Звездный Кочевник» успешно открылась, но на душе было как-то не спокойно, скребли кошки: отчасти от того, что я потратила свои «кровные», и вернуть их уж точно не получится, и к тому же музейный отдел пиарщиков работал не эффективно и самое обидное, что ни всякий профессионал зимой долетит до Астаны и вдобавок еще за свой счет, чтобы сказать тебе «жарайсын». И уже совсем под закрытие выставки как-то позвонили и сказали, что надо встретить иностранных гостей. Было воскресенье, на улице холодно и ехать не хотелось. Но оказалось, что это были представители Центра современного искусства Жоржа Помпиду и его директор Бернар Блистен. Наконец-то, наши труды и ожидания были вознаграждены. Душа моя пела и плясала: вот они - профи да еще с мировым именем, было что показать и рассказать - выставка одного из основателей современного искусства Казахстана Сергея Маслова и выставка талантливого художника, архитектора и просто замечательного человека Сакена Нарынова «Во Времени и в Пространстве». Наши гости откровенно были удивлены, увидев интересный материал. И уже позднее, в 2019 году, встретив на международном культурном форуме в Санкт-Петербурге куратора Центра Помпиду Николя Люччи-Гутникова, я узнала, что они планировали приобрести в фонд музея работу Сергея Маслова «Юрта-ракета», но из-за того, что это был не оригинал, а реконструкция им пришлось отказаться. И даже в данном случае такое внимание можно считать признанием вклада наших художников в мировое современное искусство. Далее были выставки Асхата Ахмедьярова «Единственное Множественное» (куратор Д.Байтасова), выставка Молдакула Нарымбетова ARUAQTYN TUSI (куратор В.Слудский), выставка молодых художников «Time&Astana: AFTER FUTURE» (куратор А.Капар), выставка Сауле Сулейменовой «Somewhere in The Great Steppe. Линия горизонта». Как видите, это все известные художники и молодые кураторы. Я люблю работать с молодыми, они смелые, амбициозные, креативные. Надо сказать, что и сотрудники Центра были сплошь молодые с искренним желанием стать профессионалами своего дела, я как руководитель не делала им поблажек на неопытность, подключала их к большим проектам и требовала от них полной отдачи. И я рада, что после моего ухода из музея все мои сотрудники востребованы и чувствуют себя уверенно.

Работа Алмагуль Менлибаевой.

- Насколько конкурентоспособны казахстанские художники современного искусства на мировой арт-сцене?

- Приведу пример, который ответит на данный вопрос. Приезд в 2017 году в Нур-Султан Бернара Блистена - директора Национальной галереи современного искусства им. Жоржа Помпиду, говорит о парижского музея пополнить свою коллекцию искусством Центральной Азии. У нас на горизонте маячила уникальная возможность продвинуть на мировую арт-сцену современное искусство Казахстана, которое впоследствии могло бы стать частью всемирного наследия и демонстрироваться на одной из лучших выставочных площадках Европы с посещаемостью 3,5 миллиона посетителей в год. И этот факт является ярким доказательством того, что казахстанские художники современного искусства востребованы, их знают, и они конкурентоспособны. Вопрос в том: как осуществляется это продвижение и что или кто этому способствует? И с уверенностью можно сказать, что на международную арт-сцену наши художники продвигают себя сами без какой-либо государственной поддержки. Их единицы, но это именно те художники, чьи работы приобретают ведущие музеи мира! Это Алмагуль Менлибаева, Елена и Виктор Воробьевы, Ербосын Мельдибеков, Саид Атабеков и другие. Примечательно, что все они были участниками Венецианской биеннале, так Алмагуль Менлибаева в 2015 году была представлена Национальным павильоном Азербайджана, Елена и Виктор Воробьевы в 2017 году были приглашены в основной проект Венецианской биеннале, Ербосын Мельдибеков и Саид Атабеков участники павильона Центральной Азии. Каждый из них участник многочисленных международных биеннале, ярмарок и выставок. Но надо отметить, что их продвижение началось и продолжается благодаря частным галереям как отечественным, так и иностранным, а также различным иностранным благотворительным фондам и грантам. Для продвижения художников необходима развитая инфраструктура: ярмарки современного искусства, аукционы, музеи и центры современного искусства, которые до сих пор отсутствуют, а также соответствующая правовая база и стимулирующее налогообложение. Это говорит о том, что культура и искусство не являются приоритетными областями государства и основное продвижение и поддержка художников происходит за счет частных инициатив. Отсутствие профессиональных кадров, системных культурологических исследований по формированию национального арт-рынка как социального института сводят на нет прилагаемые усилия государственных программ по продвижению казахстанской культуры и искусства на международную арт-сцену.

Национальный музей Казахстана является самым большим музеем в Центральной Азии, площадь которого составляет 74 тысячи квадратных метров. В музее собраны уникальные древние археологические, этнографические, историко-культурные ценности Казахстана. Если взглянуть на данное наследие с позиции Времени, то, что для нас сейчас является древним, было когда-то актуальным для своего времени, а это значит, что современная культура и искусство в будущем - это наследие. И, казалось бы, в этом нет глубокой арифметики, все просто и понятно: главная функция музея собирать и сохранять. Вопрос в другом: что музей собирает, как он формирует современный культурный пласт, и что будут «раскапывать» наши будущие поколения?

Работа Сергея Маслова.

Национальный музей, как главная художественная институция страны, должна задавать вектор развития современной культуры и искусства. А для этого необходимо долгосрочная стратегия развития музея и команда профессионалов. Особо хочется сказать о должности директора музея, которая до сегодняшнего дня является местом «пересидки» высокопоставленных чиновников. К примеру, директор Эрмитажа Михаил Пиотровский работает в музее около 30 лет, легендарная Ирина Александровна Антонова проработала в Пушкинском музее 75 лет. По сути дела, возглавлять музей должен человек, связавший свою судьбу с музейным делом и пользующийся большим уважением в музейном мире. И у нас в Казахстане есть такие личности, одна из них Татьяна Александровна Стромская - директор Восточно-Казахстанского музея изобразительных искусств им. семьи Невзоровых в городе Семее. Она на протяжении 30 лет работает в музее. И благодаря ее профессионализму, огромному энтузиазму возглавляемый ею музей имеет одну из лучших коллекций современного искусства Казахстана. Одним словом, именно директор музея определяет его репутацию и значимость как внутри страны, так и за рубежом. Казахстан как наиболее экономически развитая и политически стабильная страна в регионе, с открытием Национального музея мог бы коллекционировать, к примеру, современную культуру и искусство стран Центральной Азии и успешно презентовать их на мировой арт-сцене. Стать крупнейшим музеем в Центральной Азии, обладающим уникальной коллекцией целого региона. Куда еще круче?! И действительно, музей смог бы оправдать свою позицию, заявляя о том, что он является самым крупным в регионе, но в действительности он крупный благодаря размерам своих выставочных площадей. Национальному музею для приобретения своей уникальности на мировой арене необходима своя культурная ниша. Например, Арабский музей современного искусства Матхаф собирает современное исламское искусство, отражающее новые импульсы и идеи исламского мира. Для налаживания работы Национального музея и вывода его на международный уровень необходимо решать кадровые вопросы и, в частности, пригласить в качестве директора иностранного специалиста с мировым именем.

- Может, нашему государству вовсе и не нужно современное искусство?

- Мы потеряли большой культурный пласт современного искусства с начала 90-х до середины 2000-х, музеи не закупали его, так как современное искусство воспринималось как нечто чуждое и не подобаемое. К открытию нацмузея Центр собрал внушительную коллекцию произведений искусства (живопись, графика, скульптура, фотография, видео, инсталляция и др.), которая предполагалась для пополнения фондов. В течение пяти лет работы находились на временном хранении, периодически экспонировались, но так и не были закуплены, хотя ежегодно минкульт для формирования бюджета запрашивал списки работ, а сейчас музей просит художников забрать обратно свои работы. И опять вопрос: почему это происходит?! Проработав 5 лет в музее, можно сказать, что управление музеем не эффективно, и практически сродни басне Крылова «Лебедь, Рак и Щука»: директора музея назначал Президент страны (с августа 2019 выборность директора на конкурсной основе), а его заместителей - министр культуры. И в этом видится некий абсурд, с одной стороны, казалось бы, что директору делегированы большие полномочия в управлении музеем, а с другой, министерство культуры назначает свои кадры на ведущие позиции, а также утверждает бюджет и по сути дела, распоряжается им, включая закупы произведений искусств. А музею для вольного распоряжения оставались крохи, которые поступали от продажи билетов. К примеру, бюджет Эрмитажа идет отдельной строкой в бюджете страны.

И еще одна большая беда музеев - это тендеры и в особенности тендеры на выставочную деятельность. У нас был случай, когда выставку с бюджетом в полтора миллиона тенге выиграл ИП, который не имел ни малейшего представления о том, как и что делать. Такой случай, скорее, из разряда курьезов, а на большие бюджеты приходят компании, подконтрольные минкульту. Тут даже борьба с коррупцией смешна до предела. Музеи в принципе должны быть освобождены от тендерных закупок. К слову, Национальный музей насчитывает более 450 сотрудников, имеет многочисленные отделы и службы: юридическая, финансовая, экономическая, бухгалтерия, госзакуп, хозяйственная и другие. И способен сам управлять бюджетом и отвечать за него.


Беседовал Елтай Давленов