Нур-Султан – Москва – Нур-Султан

19.12.2020

Роза Абенова: «На мировую арт-сцену наши художники продвигают себя сами – без господдержки»

Беседа с известным куратором, галеристом, экс-руководителем Центра современного искусства Национального музея Казахстана получилась долгой – уж очень много проблем накопилось у наших художников, главная из которых – отсутствие внимания, по сути, игнорирование по стороны государства.


Елтай Давленов


Работы отечественных мастеров экспонируются на крупнейших площадках исключительно за счет частных инициатив, а то голого энтузиазма самих художников, их друзей и соратников. Иначе как позором не назвать отказ Минкультуры финансировать открытие национального павильона на биеннале в Венеции в прошлом году, хотя участие Казахстана было анонсировано.

Сейчас Роза Абенова живет и работает в столице России.

- Вы сейчас находитесь в Москве. Надолго или Вы решили полностью перебраться в столицу России?

- Да, я сейчас живу и работаю в Москве. В 1988 году я поступила в аспирантуру в Москве и там так и осталась, как говорится, «пустила корни», а с 2008 года я живу на два города: Москва и Нур-Султан. Одинаково комфортно чувствую себя и там, и здесь. В свое время на переезд в Астану меня подвигли две веские причины: мои родные переехали жить и работать в столицу и возможность открытия художественной галереи. Молодая и бурно строящаяся столица манила своими перспективами и возможностями, и в отличие от Москвы можно было свободно найти площадку для галереи. В 2008 году в Астане было всего 2-3 галереи, и складывалось впечатление, что город пустой, без души и не комфортный. Первое время как-то было не привычно от того, что в свободное время некуда пойти кроме как в торговые центры и рестораны. Понятно, что находясь в Москве, я хожу не каждую неделю в музеи, театры, но ощущение того, что при желании ты всегда можешь получить эстетическое удовольствие, делает твою жизнь полноценнее. Переберусь ли я окончательно в Москву? Сейчас я на распутье, у меня нет полной уверенности в том, останусь ли в Москве или вернусь, но пандемия показала, что необходимо быстро адаптироваться к новым реалиям. И при любом жизненном раскладе, я буду заниматься тем, что нравится мне больше всего, что стало частью моей жизни и создает лично для меня ощущение драйва - искусством, его популяризацией и, конечно же, это будет современное искусство Казахстана.

- В прошлом году имел место большой резонансный скандал, связанный с тем что Минкультуры не выделило финансирование на открытие Национального павильона Казахстана на международной биеннале современного искусства в Венеции. В связи с этим Вы даже обращались к Главе государства. Что последовало за этим, была ли реакция? И есть ли шанс на участие нашей страны на следующей биеннале?

- В музее я проработала 5 лет, и за это время Центр современного искусства неоднократно обращался к министру культуры А.Мухамедиулы с письмами о необходимости открытия Национального павильона на Венецианской биеннале. Это было в 2015, 2017 и в 2019 годах.

Венецианская биеннале - это самая главная и самая престижная выставка мирового современного искусства, которая проходит раз в два года. На этот форум съезжается международное профессиональное сообщество в лице художников, искусствоведов, арт-критиков, музейщиков, арт-дилеров, кураторов, галеристов, представителей ведущих СМИ, а также коллекционеры и почитатели искусства. Биеннале проходит в течение 6 месяцев и ее посещает около 500 тысяч туристов со всего света. На выставке участвуют порядка 90 стран, включая и страны постсоветского пространства кроме стран Центральной Азии: Казахстана, Кыргызстана, Узбекистана, Туркменистана и Таджикистана.

Работа Сауле Сулейменовой.

Почему Казахстан до сих пор не участвует в самом значимом и престижном форуме современного искусства? Данным вопросом задается не только казахстанское арт-сообщество, но международное. Казалось бы, что Казахстан наиболее успешная во всех отношениях страна в Центральной Азии, провозгласившая амбициозную задачу вхождения в 30-ку наиболее развитых стран и формирующая интеллектуальный и культурный образ на международной арене, должна быть отмечена и на карте мирового современного искусства. Но, увы и ах, до сих пор искусство Казахстана официально не представлено на Венецианской биеннале. Однако благодаря частным инициативам наши художники участвуют на биеннале, и с 2005 года по 2013 год художники Казахстана, также как и художники Кыргызстана, Узбекистана были представлены в павильоне стран Центральной Азии, который открывался за счет зарубежных спонсорских и благотворительных фондов. Интересный факт: первый павильон Центральной Азии был открыт благодаря спонсорству кыргызских бизнесменов. Среди художников, представленных в павильоне Центральной Азии: Рустам Хальфин, Сергей Маслов, Алмагуль Менлибаева, Елена и Виктор Воробьевы, Ербосын Мельдибеков, Саид Атабеков и другие. А в 2015 году Алмагуль Менлибаева приняла участие в проекте «Союз огня и воды» Национального павильона Азербайджана, а в 2017 году Елена и Виктор Воробьевы были приглашены в основной проект Венецианской биеннале. В 2018 году с появлением программы» Рухани жангыру», казалось бы, что все сошлось: участие страны в художественной выставке мирового уровня соответствует одной из главных задач программы в части ее специального проекта «Современная казахстанская культура в глобальном мире», но и тут мимо цели. Из года в год была одна и та же история: в минкульт отправлялась смета и объяснение того, что представляет собой Венецианская биеннале, ее значимость и необходимость участия Казахстана, и каждый раз отправлялось письмо на имя президента биеннале Паоло Баратта за подписью министра культуры о том, что Казахстан намерен участвовать на предстоящей биеннале. И в 2018 году нам удалось довести дело практически до реализации: был приглашен иностранный куратор, написана концепция, отобраны художники, были достигнуты устные договоренности с итальянской компанией об аренде помещения (Palazzo Soranzo Van Axel), о разработке архитектурной сценографии выставочного пространства и т.д. И не маловажный факт, что министерство культуры объявило кураторов павильона Надима Саммана (Великобритания) и меня, и эта информация была отправлена в оргкомитет биеннале. Над проектом мы работали в течение года и ждали финансирования, но когда мы поняли, что дело затягивается, я написала открытое письмо А.Мухамедиулы, а до этого было отправлено письмо в Администрацию Президента страны, и, как мне кажется, именно это возымело результат.

Работа Асхата Ахмедьярова.

Но с приходом в музей в декабре 2018 года А.Нуразхана началась неприглядная история. Нуразхан, как говорится, решил вскочить в последний вагон уходящего поезда. В то время, как он уверял нас в том, что нет финансирования, он сделал подлог проекта, отправил в оргкомитет биеннале другую информацию, которую мы обнаружили на сайте оргкомитета Венецианской биеннале, где кураторами числился сам А.Нуразхан, а также Джеймс Путнэм (Великобритания) и Виктор Мизиано (Россия). И при этом Нуразхан уверял, что он не знает, каким образом эта информация попала на сайт, а потом и вовсе что такой информации не было (скриншот объявления сохранен), и продолжал уверять, что нет денег на Венецианский проект. Через некоторое время информация с сайта была удалена. Эту скандальную ситуацию осветили несколько известных зарубежных изданий, такие как The Art Newpaper.com, Artnet.com и другие. Кураторы занимаются исследованием современного искусства, а в нашем случае должны быть кураторы, занимающиеся исследованием современного искусства Казахстана. Но ни Нуразхан, ни Путнэм не были компетентны в данном вопросе. Какова была цель новоиспеченного куратора остается только догадываться.

Самое положительное, что было извлечено из многочисленных попыток открытия Национального павильона: можно сказать, что ругательное слово «биеннале» стало для чиновников знакомым и понятным и уже после последнего скандала 2019 года, вызвавшего международный резонанс, я убеждена, что Казахстан, наконец-то, откроет свой Национальный павильон в 2022 году. Вопрос лишь в том, кто будет заниматься организацией данного значительного мероприятия мирового масштаба. К сожалению, в настоящее время в стране нет музея современного искусства, центров. Во избежание дальнейших проблем с открытием Национального павильона Казахстана, можно создать, к примеру, фонд современного искусства. Такой фонд объединил бы профессионалов в области современного искусства и, выработав стратегию, занимался бы сохранением наследия современного искусства, а также развитием инфраструктуры - ярмарки современного искусства, биеннале, различные образовательные программы…

(Окончание следует).

Беседовал Елтай Давленов