Алматы

12.11.2020

Канат Тасибеков: «Казахстан переходит на латиницу каким-то партизанским порядком»

9 ноября Главе государства представили очередной – уже третий по счету – проект алфавита на латинице. Прежние два ранее легли на стол Первого Президента страны. Пресс-служба Акорды отрапортовала, что усовершенствованный вариант соответствует принципу «один звук – одна буква». Правда, сам вариант алфавита публике представлен не был, что вызвало резонные вопросы. Касым-Жомарт Токаев отметил, что разработку новой графики невозможно завершить за один день и даже за один год. Писатель, автор популярной книги «Ситуативный казахский» Канат Тасибеков рассуждает о том, почему переход казахской графики превратился в нескончаемый марафон, и кто должен нести ответ за провал в языковой реформе.


Елтай Давленов


- Как вы считаете, почему так затянулся процесс перехода казахского языка с кириллицы на латиницу?

- Да, по сравнению с другими постсоветскими странами - например, Узбекистаном и Азербайджаном - этот процесс у нас затянулся. Мы поступили чисто по-казахски: очень взвешенно, мудро, посмотрели, как получается у других и только потом, учитывая их опыт и ошибки, решили сделать свой вариант. Стратегия очень правильная, но исполнение, на мой взгляд, хромает.

Если обратиться к истории, то в 1989 году казахский язык получил статус государственного и уже тогда поднимался вопрос о переходе на латиницу. Потом такие попытки были сделаны в 1995-м, 2006-м годах, тогдашний Глава государства поднимал этот вопрос в Ассамблее народа Казахстана. И самый решительный шаг был сделан в 2012 году, когда была опубликована Стратегия развития Казахстана до 2050 года, в которой было четко указано, что переход на латиницу будет осуществлен до 2025 года.

Почему я говорю, что исполнение хромает? Потому что первому Президенту подсунули два варианта нового алфавита, которые он подписал и которые оказались неудачными. Считаю, что это позор. Первый вариант - с диграфами, второй - с апострофами, оба никуда не годные. Потом был вариант с акутами, в котором повторялись старые ошибки. Ну, и теперь второму Президенту Касым-Жомарту Токаеву приходится, наверное, подписывать тоже какой-то сырой вариант. Почему я так думаю? Потому что этот вариант даже побоялись нам показать.

- Хотя новый алфавит и не утвержден официально, практически все госучреждения, некоторые СМИ, не говоря уже о точках торговли и другие, взяли его в оборот. Что вы думаете по этому поводу?

- О чем это говорит? О том, что сама идея о переходе казахской графики на латиницу была правильной. Я сам убежденный, идейный сторонник такого перехода. Обосновал это свое мнение еще в 2014 году в своей книге «Ситуативный казахский. Диалоги», том второй, в котором есть глава «Переход на латиницу». Говорил я об этом неоднократно и через средства массовой информации.

Но еще раз повторюсь: переход на латиницу осуществляется из рук вон плохо. Переходят на латиницу каким-то партизанским порядком. По-моему, год назад провели общереспубликанский диктант. То есть по второму варианту латиницы, который еще никто толком не изучил, не утверждал, но взяли и провели диктант. Это нонсенс. На это были потрачены немалые средства, кстати говоря. Это говорит о том, что комиссия, на которую возложен переход, провалила работу. Немудрено, что у людей возникает мнение, что мы ничего не можем: хотели, как лучше, получилось, как всегда…

- Вы являетесь сторонником того, чтобы все буквы нового казахского алфавита были представлены символами классической латиницы. Это осуществимо, есть ведь 9 специфических звуков, которые сложно уместить в стандартную клавиатуру?

- Переход на латиницу, на мой взгляд, в первую очередь обусловлен прагматикой, это веление времени, извините за словесный штамп, но это так. Мы вынуждены это сделать. Люди, ответственные за переход на латиницу, в частности, филологи, по-моему, не совсем ясно поняли задачу, хотя Первый президент - Елбасы четко дал понять, что новый алфавит должен ограничиваться рамками существующей клавиатуры. Самый первый предложенный алфавит с диграфами и злосчастным «saebiz - морковь», сыграл очень плохую роль, хотя в диграфах, триграфах нет ничего страшного абсолютно. А вариант, который продвигают филологи («один звук - одна буква») - это смена шила на мыло. Тогда уж лучше оставить нынешний кириллический вариант. Не нужны все эти крючки и закорючки, акуты придумывать! Не должно быть разницы, где вы находитесь: в Костанае или Уругвае. Вы садитесь за компьютер или берете гаджет и на стандартной клавиатуре печатаете по-казахски, всё! А если восторжествует принцип «один звук - одна буква» с хвостами и закорючками, тогда нужно будет устанавливать дополнительную программу, но никто этого делать не будет, поверьте. Мы же видим, что нынешнюю казахскую кириллицу очень многие не используют. Пишут по-казахски русскими буквами.

- Лично мне не понятно, почему фонема «у» в нынешнем варианте казахской латинице обозначается буквой «Y». Несколько забавно что «прокуратура» стала «Prokyratyra»…

- В том варианте латиницы, которую сейчас используют, почему-то забыли букву «С». Какая-то ненависть к этой букве, без которой очень трудно обойтись на самом деле. Почему «W» используют, как «У»? Может, это фонетически оправдывается, но при чтении взгляд спотыкается. Тут и культурологический, психологические аспекты имеются. Что мы берем за основной вектор? То ли мы не отходим от кириллической азбуки, то ли мы все-таки ориентируемся на английский язык, все это должно быть учтено. Специалисты ездят в другие страны, изучают их опыт, но нынешний вариант не учитывает вопросов прагматичности. А ведь этот вопрос должен быть поставлен во главу угла. Понятно, что в рамках существующей клавиатуры мы можем потерять какие-то нюансы языка, но, в общем-то, язык развивается. К примеру, русский язык потерял в начале прошлого века букву «Ять», ничего ведь не произошло. Если мы в процессе реформы и потеряем свой «яти», мы язык сохраним, дадим толчок для его дальнейшего развития.

- На днях буквально Имангали Тасмагамбетов выступил с неожиданным заявлением о том, что переход на латинскую графику вовсе не нужен, даже вреден. «Пытаясь заменить буквы, мы можем лишиться всего, что успели накопить до сего дня. Я обеспокоен тем, что мы можем дожить до дня, когда не сможем прочесть «Путь Абая», «Кровь и Пот», «Смутное время» и «Дарабоз». Повторюсь, в буквах нет ничего такого, нужно развитие мысли, ценны знания. Мы не должны отставать от цивилизации», - сказал Тасмагамбетов. Согласны ли вы с этим мнением?

- Конечно же, я не согласен с этим мнением. Имангали Тасмагамбетов - крупный политический деятель и, конечно, он очень хорошо знает историю, культуру, литературу, но вопрос перехода на латиницу требует более взвешенного подхода, детального изучения и осмыслени. Даже если просто логически рассуждать, почему люди считают, что при переходе на латиницу мы потеряем и не сможем прочесть, предположим, «Путь Абая»? Мы не отказываемся от русского языка, мы никуда от него не уйдем. Он остается на своей кириллице, иначе и быть не может. Кириллический алфавит будут знать все. Во-вторых, если, предположим, с завтрашнего дня мы перейдем на латиницу, это вовсе не означает, что кириллица будет вычеркнута из памяти, это же нонсенс! И никто не будет сжигать тот же «Путь Абая» на кириллице. Мы сможем его читать, как и прежде. Не вижу тут проблемы.

И последнее. Я считаю, что люди, которым было поручено заниматься созданием нового алфавита, должны нести ответственность за проделанный труд, за тот результат, который мы имеем. Считаю, это позор, что бывшему Президенту страны пришлось подписывать два варианта нового алфавита, которые в конечном итоге приняты не были. Но никто за это не отвечает, нет контроля результатов работы. Я считаю, что к этому нужно подходить очень строго.


Беседовал Елтай Давленов