Алматы

29.03.2021

Свобода снова


Мирас Нурмуханбетов


Почему право на свободу слова – дело каждого?

Невероятно, но факт: в Казахстане понятие «свобода слова» совершенно не волнует большинство журналистов страны, не говоря уже о «потребителях информации». Соответствующие статьи Конституции (о свободе на получение и распространение информации, а также запрете цензуры), как и некоторые другие нормы Основного закона, давно стали декоративными. Осознание необходимости перемен, конечно, растет, в том числе и во власти, однако без понимания фундаментального права на свободу волеизъявления ничего сделать невозможно. И вот почему.

Но начнем, все-таки, с журналистики. Последние пару лет международные правозащитные организации, специализирующиеся на защите свободы слова, несколько повысили рейтинги Казахстана, отмечая снижение давления на независимую прессу. Этим не преминули воспользоваться чиновники от Мининформа, заявив, что у нас все хорошо, при этом даже немного обидевшись, что наша страна продолжает оставаться «несвободной». Однако здесь стоит учесть тот факт, что в стране практически не остается независимых СМИ, поэтому, в принципе, и давить некого. Большинство же редакций либо приняло правила игры, либо ставит в приоритет госзаказ, либо и то, и другое.

Можно приводить множество фактов относительно ухудшения положения прессы в Казахстане за последний год (скорее всего, соответствующий рейтинг опять пойдет уверенно вниз), но мы ограничимся лишь некоторыми наиболее «яркими» эпизодами. Во-первых, это особые положения в принятом в прошлом году законе о мирных собраниях (антимитинговый закон), некоторые из которых удалось обойти. Во-вторых, постановление председателя Центризбиркома от 4 декабря 2020 года, которое не носило нормативно-правового характера, но позволило работником участковых комиссий на местах существенно ограничить работу журналистов. Если говорить про более свежие примеры, то нужно вспомнить о новых правилах аккредитации журналистов, уже признанные некоторыми коллегами, а также отечественными и международными правозащитниками как введением цензуры. Ко всему прочему над журналистским сообществом навис новый законопроект о СМИ, в котором многие изменения тоже никак не назовешь шагом в сторону свободы слова.

Существует заблуждение, что свобода слова касается только независимых журналистов, их редакций, а также небольшой группы блогеров, приравненных к журналистам. Всем другим она не нужна, а нередко даже и мешает. Не будем здесь и сейчас говорить о падении профессионализма нашей братии, а также взывать к совести коллег (хотя можно было для профилактики напомнить, что именно от нас зависит настроения общества, само общество и, как следствие, все проблемы государства, включая саму власть) – это лишнее сотрясание воздуха. Но нужно напомнить, что потребности читателя сейчас меняются и хотя бы из-за этого стоит несколько изменить контент.

Однако подойдем к проблеме свободы слова с другой стороны. Можно взять любое право человека, прописанное в соответствующей Декларации (кстати, ратифицированной Казахстаном) и являющейся обязательной к исполнению, и оно так или иначе, а чаще всего прямо касается свободы слова. Вам не платят достойную зарплату? Вы не можете получить гарантированное и качественное медицинское обслуживание? Ваши дети учатся в переполненных классах или мучаются из-за «дистанционки», больше напоминающей некачественную пародию на «Майнкрафт»? Действия и бездействие полиции уже набили оскомину? Все эти проблемы, не говоря уже о тотальной коррупции и каких-то политических составляющих, невозможно было осветить без прессы с различной долей свободы. А есть еще такие права, как на доступ к питьевой воде и экология, свобода интернета и гендерное равенство, справедливое правосудие и так далее. Все это никак не проявится без права гражданина на получение и распространение информации.

Другими словами, проблема свободы слова касается практически всех, в том числе школьников и пенсионеров, и не зря она считается (в цивилизованном мире) основой всех других прав – ну, без ущемления других, конечно. Невозможно рассказать ни о какой проблеме даже социального или бытового характера без отсутствия цензуры, тотального контроля за СМИ и других ограничений, в которые на данный момент загнаны казахстанские журналисты. А если не будет честного рассказа об этом, хорошей аналитики и того, что принято называть журналистским расследованием, то нерешенная проблема грозит вылиться в более серьезную и полномасштабную. Кстати, качественная аналитика оказалась тоже под негласным запретом, а журналисты-расследователи чуть ли не официально преследуются местными и республиканскими властями, несмотря на то, что бывший министр информации сокрушался из-за отсутствия этого жанра в родном отечестве.

Впрочем, нужно отметить, что в категорию журналистов следует занести и блогеров разного уровня (с разной аудиторией, то есть), а также всех тех, кто так или иначе доносит информацию до читателей. В последние годы казахстанские власти и их вместе с соцсетями пытались подстроить под свои правила. С одной стороны, это правильно, но, как это обычно бывает, приравнивая блогеров к корреспондентам изданий, они наделяют их определенными обязанностями и массой ограничений, а вот с правами журналистов бывает туго. Вообще, практически все правила и законы Казахстана – это не свод прав и возможностей, а набор ограничений и запретов. Это, опять-таки, ждет нас всех с появлением нового закона о средствах массовой информации.

Еще раз подчеркнем – всех нас, а не только журналистов и тех из них, кто еще дорожит профессией и не гоняется за госзаказом.


Мирас Нурмуханбетов